Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Очередное пополнение рядов кандидатов в президенты России



Владимир Кара-Мурза: Сегодня официально определилась кандидатура кремлевского преемника верховной власти российской государственности. Съезд партии власти назвал кандидатуру Дмитрия Медведева при условии передачи премьерского кресла самому Владимиру Путину. О дискриминации оппозиционных кандидатов беседуем с одним из самовыдвиженцев на президентский пост Шениным, бывшим членом политбюро ЦК КПСС, первым заявившим о своих претензиях на высший государственный пост. Ожидали ли вы появления такого молодого и сильного соперника, как Дмитрий Медведев?



Олег Шенин: Я думаю, что Дмитрий Медведев - это нового из себя ничего не представляет, потому что года два или три эту пластинку крутят – или Сергей Иванов, или Дмитрий Медведев. Поэтому это какой-то новостью не является. Единственное, что является новостью - это то, что еще не стал даже кандидатом в президенты до сегодняшнего дня, а уже снял Зубкова с работы, назначил Путина на работу. Я думаю, что тут не пахнет желанием, чтобы прошли демократические выборы настоящие и свободные и не пахнет тем, что называется в конечном итоге интеллигентностью и порядочностью.



Владимир Кара-Мурза: Ощутили ли вы дискриминацию в процедурах выдвижения на президентский пост между теми партиями, которые прошли в парламент, и теми людьми, которые хотят вас видеть президентом?



Олег Шенин: Понимаете, я рассуждаю как: что такое партия? Партия – это отряд единомышленников, собираются единомышленники, причем в любом количестве, это количество никакие определяется никакими законами, и начинают размышлять - вождя или заместителя вождя выдвигать на пост президента. Это процедура простая, потому что проголосовали, собирать подписи никакие не надо, два миллиона подписей собрать не надо. Причем два миллиона не просто так, это не более пятидесяти тысяч в регионе, а это значит надо, по крайней мере, в 45-50, а то и в 55 регионах работать, потому что где-то будет 50 тысяч, а где-то будет 10 тысяч подписей. Эта кампания, практически спокойно сразу становится кандидатом в президенты, а народ выдвигает человека народ, не партия, а народ выдвигает. Ему надо 500 человек как минимум. У нас на собрании 9 декабря было 600 человек и только тех, кто зарегистрировался и те, у кого были правильно оформлены документы, только их 535. И причем это было более, чем из 20 регионов России. Это и члены КПСС, и члены Международного союза офицеров, и члены Армии воли народа. Совершенно разные люди с огромного количества территорий. Я вообще не понимаю сам термин – самовыдвиженец. Самовыдвиженец я понимаю так: приходишь в Центральную избирательную комиссию и пишешь заявление: я хочу участвовать в выборах президента. Написал заявление, сдал и тебе пишут: принимай участие никаких, вопросов нет. А если за тебя голосуют люди, если в этом принимают участие не десятки, не сотни, а тысячи людей, прежде чем провести такое собрание, то я полагаю, что, конечно, это дело совершенно другое, это никак не увязывается с тем административным ресурсом и финансовым ресурсом, который имеют и президент, и его так называемый преемник, хотя я не понимаю, что это такое, и партии в том числе политические, которые находятся в Государственной думе. Они все финансируются государством.



Владимир Кара-Мурза: Бывший кандидат в президенты на выборах 2004 года Иван Рыбкин, в прошлом председатель Государственной думы, секретарь Совета безопасности, опытный предвыборный борец.



Иван Рыбкин: Мне лично пришлось испытать все прелести давления через административный ресурс, все прелести того произвола, который позволяет себе власть, когда ей не особенно дают сдачи. Конечно, Геннадию Андреевичу Зюганову строго-настрого было заказано Жореса Алферова не выдвигать. Вот если бы академика Алферова выдвинули, если бы Жорес Алферов пошел бы как кандидат в президенты от компартии, как Нобелевский лауреат, как человек, которому мы обязаны многим, вот тут Дмитрию Анатольевичу Медведеву было бы, конечно, очень непросто с ним бороться. И тогда бы Владимир Владимирович Путин, который очень хорошо знает Жореса Алферова, был бы вполне уместен как премьер-министр у академика Алферова. Вот это было бы выбор, и для России было бы не стыдно, и для мира, невзирая на то, что Жорес Алферов человек левоцентристских взглядов. Напоминаю, что он когда-то был во фракции «Наш дом Россия» от Питера, когда руководителем питерской организации «Нашего дома России» был как раз Владимир Владимирович путин.



Олег Шенин: Я думаю, что тут без комментариев достаточно понятно, что действительно такой административный, такой финансовый ресурс, который перебороть очень трудно, очень тяжело. Но это никого не освобождает от борьбы. Насчет того, что опять выдвинут Зюганова и категорически не дают выдвинуть Алферова, я думаю, в этом что-то есть, потому что, как мне кажется, настроения были. Мы собирались на координационный совет, это было, правда, незадолго до съезда компартии Российской Федерации, и там была публика совершенно разная, от анархистов до коммунистов, и все предлагали такие варианты, что надо подготовить документ, такое письмо на имя руководства компартии Российской Федерации, чтобы выдвинут был бы какой-то нейтральный человек, и очень часто упоминалось имя Алферова. Я отнесся к этому скептически, потому что сказал, что этого быть не может, потому что не может быть никогда. Никак мимо вождя партия не пройдет.



Владимир Кара-Мурза: Валерия Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии, призывает кандидатов выдвигать своих премьеров.



Валерия Хомяков: Что касается Шенина, наверное, шансы были бы интересные, если бы эти замечательные люди предъявили своих премьеров. У Немцова такая кандидатура, безусловно, есть – это Анатолий Чубайс, если бы тот согласился. Я думаю, такой тандем мог бы быть интересен для избирателя СПС. Что касается шансов, то очевидно, что победа Медведева в первом туре бесспорна. Очевидно, что мы являемся свидетелями ситуации, которая никогда у нас не была – это появляется и сильный президент, и сильное самостоятельное правительство. У нас обычно они были или технические или становилось правительство политическим, после чего президенту, тому же Борису Николаевичу Ельцину приходилось убирать и Черномырдина, и других.



Олег Шенин: Не нравится мне слово «самовыдвиженец», еще раз говорю. У нас в законе написано о том, что, даже в конституции написано, что каждый может избираться, а в законе написано о том, что могут избираться от политических партий, а могут избираться от группы граждан. Поэтому группа граждан собралась и сказала, что мы хотели бы, чтобы кандидатом в президенты, а потом и президентом был Шенин.



Владимир Кара-Мурза: Одним из оппозиционных кандидатов. Как вы относитесь к мысли, что нужно обнародовать свою команду?



Олег Шенин: Во-первых, команда есть. Я думаю, что я всю команду называть не буду, потому что это живые люди и всякое может быть, точно так же, как и с самим кандидатом в наши времена и при нашей так называемой демократии. Два принципиальных вопроса есть, о которых я постоянно говорю и которые обозначены в основных положениях моей программы. Первое – это закон об ответственности власти. В принципе это закон об избранности, потому что власть принадлежит только народу и только народ является субъектом власти, и он осуществляет ее непосредственно по конституции, статья третья. Поэтому, во-первых, власть должна отвечать о своих деяниях перед народом, и народ должен судить власть, не просто спрашивать с нее, а именно судить власть по итогам ее деятельности. Я думаю, что если бы власть, начиная с 85 года, народ бы начал судить, то уже многие были бы очень далеко от Москвы. А вторая позиция - это то, что мы взяли, разрабатывал экономическую программу доктор экономических наук Георгий Васильевич Костин. Он является крупным производственником, промышленником, возглавлял крупное производство промышленное в Воронеже в военно-промышленном комплексе, разработал программу. Программа, мы считаем, хорошая, наша коалиция, о которой я говорил, она достаточно большая, рассматривала программу и поэтому мы считаем, что реализовывать эту программу должен председатель правительства Георгий Васильевич Костин, доктор экономических наук, профессор.



Владимир Кара-Мурза: Бывший кандидат в президенты в кампании 2000 года Юрий Скуратов, бывший генеральный прокурор России, имеет свой горький опыт неравной борьбы.



Юрий Скуратов: На стадии регистрации я встретился с очень серьезными препятствиями. Самое главное из них – это, конечно же, вопрос о подписях. Ситуация будет зависеть от того, насколько честными будут выборы. С одной стороны, конечно же, ресурс преемника, раскрученность этого кандидата, его поддержка крупными политическими партиями, с другой стороны, в принципе и те кандидаты, которые наряду с Дмитрием Медведевым пойдут - это тоже опытные политические бойцы. Им нужно собрать два миллиона подписей, нужно собрать в очень ограниченные сроки, да еще это связано с новогодними каникулами, что делает шансы весьма призрачными.



Олег Шенин: Действительно ситуация не очень простая, я уже сегодня рассказал и о двух миллионах, и о собраниях, и о заверениях, которые должны сделаны быть нотариатом, люди должны заплатить деньги для того, чтобы нотариус заверил подпись. Я полагаю, что отсутствие средств, сложность со сбором подписей, отсутствие элементарных демократических принципов при выборах, что в Государственную думу, что президента, использование административного, финансового ресурса властью, все это не освобождает нас от борьбы. Потому что тогда надо лечь на диван и лежать или накрываться простыней и медленно ползти всем на кладбище.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир Алексеевич. У меня сначала несколько реплик, а потом вопрос лично к вам. Во-первых, власть у нас никогда народу не принадлежала, как ни прискорбно, но это факт. И хотелось бы другое слышать, когда избирается президент премьер-министр, знать их послужную лестницу.



Владимир Кара-Мурза: Напомните свою биографию, судя по всему, радиослушатели подзабыли.



Олег Шенин: Старший техник-десятник на строительстве, прораб, начальник производства, главный инженер управления, начальник управления, начальник Горстроя, начальник строительного управления, заместитель управляющего трестом, управляющий трестом, первый секретарь Ачинского горкома партии, второй секретарь Хакасского обкома, зональный советник в демократической республике Афганистан, политический советник. Секретарь Красноярского крайкома партии, первый секретарь Хакасского обкома, первый секретарь Красноярского крайкома, одновременно с 89 председатель краевого совета народных депутатов. Член политбюро, секретарь ЦК КПСС.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея, радиослушателя из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, эти выборы президента России, которые будут в марте – это будут преемственные выборы. Заранее все продумано Кремлем. Действительно, будет дискриминация тех, кто самовыдвиженцы. Это люди для Кремля не в счет. Понимаете, сегодня Путин согласился быть премьер-министром при президенте Медведеве. Но ведь эта должность, а звание у него останется президентское, он будет руководить страной, он никуда не уходит. А Медведев - это фигуральная будет фигура президента. И это все разыграно, у них пасьянс разложен. И обидно и огорчительно то, что люди не в счет. Голосуй, не голосуй – это понятно. Немцов, Буковский, они сами говорят, что это очень призрачная надежда.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, можно ли ожидать разочарования? Вы имеете опыт событий августа 91 года, когда окружение лидера страны Михаила Горбачева в нем разочаровалось. Может по этому сценарию развиваться ситуация?



Олег Шенин: Я думаю, что тот пасьянс разложен, о котором только что говорил радиослушатель, он достаточно сложный, это очень тяжелая ситуация. Потому что мы все представляем себе прекрасно, что группировки во власти были, есть и всегда будут. Конечно, не все группировки в телячьем восторге от того, что кандидатом в президенты и преемником назван Медведев. А дальше начнется ситуация, когда работать надо. Потому что за время, которое прошло со дня, когда был назван преемник, за это время столько наобещали, если еще взять выборы в Государственную думу, то обещаний просто колоссальное количество. И люди, конечно, третьего марта будут ожидать улучшения ситуации, а на самом деле, я даю тысячу процентов гарантию, что в России после выборов президента ситуация значительно ухудшиться по всем направлениям. А значит это раздрай, с одной стороны, в команде, потому что это будет бывший президент, а не президент. И самое опасное состоит в том, что со всеми теми обещаниями, которые даны, не справится ни президентская команда, ни правительственная команда. И еще с учетом того, что грядет крупный международный кризис и кризис нарастает, и нарастает, и нарастает, все это кончится может далеко идущими последствиями и очень опасно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы знаете, у меня такое впечатление, что после третьего марта у нас может оказаться конструкция, очень напоминающая средневековый японский сегунат. То есть во главе государства стоял микадо, который ничего не решал, а все решал сегун правитель. Так вот у нас может оказаться микадо Медведев и правитель Путин. Как вы смотрите на подобного рода забавную конструкцию?



Олег Шенин: Я конструкции вообще-то только что говорил. Я еще раз говорю, вот такие политические игры чрезвычайно опасны для народа.



Владимир Кара-Мурза: История сегуната японского тому подтверждение. Слушаем Людмилу Ивановну из Смоленской области.



Слушательница: Доброй ночи. У меня вот какой вопрос, хоть я устойчивая «яблочница», вопрос господину Шенину: что мешает коммунистической партии теперешней осудить ошибки, страшные ошибки многих лет советской власти?



Олег Шенин: Мешает то, что вообще ошибки были связаны только с тем, что мы впервые строили народное государство. И действительно, когда идешь по совершенно новому пути и еще когда это связано с государством, в семье и то не все в порядке бывает. А это все-таки государство надо было новое строить – это раз. Вообще по этому поводу столько написано и столько сказано. Вообще, если посмотреть, как расправлялись с представителями советской власти деятели, которые считают себя любителями свободы, как они вешали представителей власти, расстреливали и убивали, то тут надо разобраться, кто перед кем должен извиняться.



Владимир Кара-Мурза: Намекает наша слушательница, что во время кампании может быть разыграна антикоммунистическая карта.



Олег Шенин: Я думаю, антикоммунистическая карта у нас всегда разыгрывается в стране, это никогда не заканчивалось. Мы помним, как Чубайс забивал последний кол в гроб коммунизма, мы помним, как Медведев, который ныне кандидатом в президенты является, заявлял о том, что надо убрать тело Ленина из мавзолея. Дури у нас хватало и хватает.



Владимир Кара-Мурза: Бывший депутат Государственной думы Николай Курьянович, также ныне кандидат в президенты России, уже столкнулся с откровенной дискриминацией.



Николай Курьянович: Я уже столкнулся с тем, что активные препятствия мне пытались выставить при проведении собрания инициативной группы, которой должно быть не меньше пятисот человек, когда проводил в прошедшую субботу 15 числа в Новосибирске в ДК Чкалова. Но несмотря ни на что, мы собрание инициативной группы провели, там было не 500 требуемых по закону людей, которые меня поддержали в моем добром начинании, а порядка двух с половиной тысяч. И полагаю, что и дальше будут чинить всяческие препятствия, и закон о президенте России это позволяет сделать, чтобы не зарегистрировать и на раннем этапе отсечь всех неугодных кандидатов. И так же будут проходить выборы и 2 марта. Всех неугодных кандидатов, которые заявили об этом, не допустят до выборов. Как таковых выборов не будет, будет агитация за одного кандидата, никаких дебатов и пропаганда только одного ставленника.



Владимир Кара-Мурза: Готовы ли вы участвовать в президентских теледебатах, от которых уже заранее, очевидно, отказался кремлевский ставленник?



Олег Шенин: Если меня пригласят, я готов участвовать. Во-вторых, я заявил у вас на Радио Свобода впервые о том, что у меня есть такие предложения по поводу участия в президентских выборах. В-третьих, я у вас впервые, а потом и письменно заявил о том, что я готов к переговорам с кем бы то ни было, но к величайшему сожалению, переговоров таких серьезных не было кроме тех, которые я говорил, когда были рекомендации по выдвижению от компартии Российской Федерации. Но это теперь уже практически паровоз ушел, и говорить об этом нечего. Что касается закона о выборах, товарищ Курьянович говорит о том, что он столкнулся с дискриминационными мерами. Понимаете, все законы о выборах в Государственную думу, закон о президенте - это все принимала компания, которая участвовала в думе и все было сделано для того, чтобы для них были как можно наиболее легкие пути, а для всех остальных, чтобы все было отсечено. В этом принимали участие все, кто находился там. А в принципе это вообще законы самого настоящего полицейского государства. Потому что в нормальном государстве таких законов быть не может. И когда мне рассказывают сказки о том, что в Советском Союзе был один кандидат - это вообще никакого сравнения нет с теми выборами, которые сейчас. Выдвигал в кандидаты в депутаты районного, городского, сельского, верховного, как угодно, коллектив, который знал этого человека или он работал раньше там или он работал с этим коллективом, поддерживало несколько коллективов, проходил несколько коллективных собраний. А потом у меня в 89 году я получил практически 90% на выборы в народные депутаты СССР - это были альтернативные выборы, на всякий случай, у меня было 47 встреч с избирателями. Это было не просто 47 встреч, а это были встречи, на которых давали наказы и наказы, за которые потом депутат, если он избирается, отвечал своей собственной головой, своей собственной репутацией, своей собственной совестью и честью. Сейчас это же что такое, депутат от политической партии, объясните мне, ради бога, перед кем отчитываться? Это надо собрать списки, кто, например, голосовал за «Единую Россию». Кого ни спросишь, я не голосовал, а у них 64. Вообще кто голосовал? ГАС-Выборы - это не избиратели.



Владимир Кара-Мурза: Бывший кандидат на президентских выборах 2004 года, известный экономист депутат думы Сергей Глазьев невысокого мнения об участниках президентской кампании.



Сергей Глазьев: Участники президентской кампании выглядят маргинальными, потому что слишком велико превосходство партии власти электоральное. Практически президент сегодня заявил об устранении самых существенных ошибок, которые были заложены в бюджете на 2008 год и тем самым практически декларируют реализацию всех сколько-нибудь интересных и конструктивных идей, исходящих от оппозиции. То есть если говорить о левой и патриотической оппозиции, то сегодня декларации, которые выдвигают президент и правительство, их почти полностью закрывают.



Олег Шенин: Я как-то не понял, вы сказали, что невысокого мнения об участниках. Я, например, о нем тоже был невысокого мнения, поэтому мне до лампочки, какое мнение у него обо мне.



Владимир Кара-Мурза: Он считает, что Кремль перехватил инициативу.



Олег Шенин: Что бы он ни считал, надо работать, а не считать. Никакие трудности, никакие опасности, никакие преграды, никакие административные и финансовые ресурсы, никакие перехваты любых идей не освобождают нормальных людей от борьбы за счастье народа.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Краснодара от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Мне хотелось бы услышать мнение Олега Семеновича, на что может рассчитывать такое обилие потенциальных кандидатов в президенты, какие цели преследуют они и как он оценивает свои возможности на данном этапе?



Олег Шенин: Это, я думаю, трудно сейчас говорить, потому что кандидатов ноль целых и столько же десятых. Я знаю, что есть кандидаты Медведев, Жириновский и Зюганов, а больше никаких кандидатов нет. Потому что кандидатом станешь только тогда, когда соберешь два миллиона подписей, когда их проверит Центризбирком, и когда Центризбирком выдаст удостоверение о том, что кандидат в президенты Российской Федерации. Во-вторых, рассчитываю я не на себя и не на свои проценты, а я рассчитываю на мой родной народ, выходцем которого я являюсь и частичкой которого я являюсь, который с каждым годом живет все хуже и хуже, вот на что я рассчитываю.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушательница: Добрый вечер. У меня к вашему собеседнику два вопроса и краткое замечание, если, конечно, получится. Первый вопрос: Миронов так расхваливал Медведева, что он такой юрист. Скажите, в государстве, где массовая коррупция, о которой даже президент говорит, как можно быть талантливым юристом? Борьбы с коррупцией нет, что же он талантливо покрывает? А второй вопрос у меня: почему вы, коммунисты, даже ваши враги говорят, что идеология только у коммунистической партии, а вы никак не используете, даже не говорите, что голосование за Зюганова, подумаешь Зюганов. Там главная идеология - кому будет служить партия, когда он придет к власти. У вас прописано, что она будет служить честным людям и у «Единой России» прописано, что она будет служить жуликам под руководством талантливых юристов. А замечание краткое о 37 годе, об этой даме, которая говорила. А где же, собственно, она была? В 57 году было такое покаяние коммунистической партии, что мало не покажется.



Владимир Кара-Мурза: Давайте оставим про идеологию, почему вы не используете козыри, что единственные, кто имеют идеологию - это коммунисты.



Олег Шенин: Во всех наших документах, в основных положениях нашей программы прежде всего мы говорим о том, что мы, во-первых, марксисты, во-вторых, революционеры, в-третьих, ленинцы. В-четвертых, мы люди, которые будем бороться за воссоздание Союза Советских Социалистических Республик, советской власти и социализма. И наша программа называется не как-нибудь, а программой восстановления социализма в России. Это не идеология или идеология? Мне кажется, это идеология.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Вот все тут описывают, как они здорово будут друг другу передавать власть, сменяться и даже в предыдущей передаче говорили, что даже будет лет 30. Пионтковский высказал такую интересную мысль, что господин Медведев показывает, что он является низшим самцом. Но рано или позже низший самец подрастает, изгоняет старого самца и устанавливает свою власть. Скажите, заняв пост президента, не может господин Медведев себе отрастить клыки и все пойдет не так, как предполагалось?



Олег Шенин: Видите ли, об этом уже много написано за это время. Во-первых, я полагаю, что президент, согласившись с «Единой Россией» и встав во главе «Единой России» в списке, он, во-первых, поступил неконституционно, потому что он гарант конституции и он не дал на равных выступать всем 11 партиям, а только одну партию все время восхвалял и предлагал. Во-вторых, поскольку это выборы думские, на думские выборы всегда ходит меньше народу и сколько бы там ни приписали, но тем не менее, процент ниже будет, чем на президентских выборах. В-третьих, он получил на шесть с лишним миллионов голосов меньше, чем когда он был президентом. В-четвертых, если на выборы президента придет больше народа и, допустим, станет президентом кто-то и получит голосов больше, чем президент Путин, возглавляя «Единую Россию», то вообще, кто в доме хозяин и кто старший. Поэтому вопрос вполне закономерный. Подрастет и еще как вляпает.



Владимир Кара-Мурза: Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, отказавшийся от участия в президентской гонке, призывает готовиться к худшему.



Гарри Каспаров: Решение о том, кого допустят к выборам, будет приниматься уже исходя из тех конкретных планов, которые выстраивает Кремль. Даже я не хочу заглядывать, пустят она Касьянова, Буковского или еще кого-то участвовать в выборах, потому что это зависит ровным счетом от той стратегии, которую Кремль выбирает. Те, кто сейчас на полном серьезе строит какие-то планы, подписывает какие-то коалиционные договоренности, они все-таки должны учитывать, что второе марта на самом деле дата и ничего судьбоносного не произойдет в России. Режим явно сохраняет способность к консолидации и удерживать ситуацию. Но использовать эти два месяца нужно для того, чтобы подготовиться к периоду нестабильности, который, на мой взгляд, неизбежно возникнет после выстраивания замысловатой конструкции медведевско-путинской.



Владимир Кара-Мурза: Вот видите, даже либералы считают, что грядет период нестабильности.



Олег Шенин: То, о чем я говорил. Поэтому Гарри Каспаров совершенно правильно говорил о том, что выборы выборами, а борьба борьбой. И выборы сами по себе борьба и после выборов, наверняка, будет необходима борьба. Потому что ситуация, еще раз могу повторить, я с ним абсолютно согласен, она будут ухудшаться.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Доброй ночи, господа. У меня Олегу Семеновичу такой вопрос: вы знаете, все-таки у вас шансов победить, то, что подтасовки были и прочее, практически нет. Я живу в местности, у нас ригидное население. От 15 до 22% голосовали за коммунистов. Я других взглядов человек. Вы знаете, у них украли практически все, и курсанты приезжали авиакосмической академии голосовали и мертвые души, там люди умерли, приходят, оказывается, родственники проголосовали. На что вы надеетесь? Привезут не два, четыре автобуса с курсантами. Как с этим бороться?



Олег Шенин: Вы знаете, я надеюсь на то, что народу надоест в конечном итоге быть быдлом, за которого его принимают. Народ в конце концов поймет. Говорили сегодня, что народ не был у власти - это все только одни разговоры. Ничего подобного. Я убежден в том, что надо сделать все для того, чтобы не просто на бумаге народ был субъектом власти, а чтобы он действительно стал бы властью в своем родном государстве. И опять-таки вы говорите о трудностях, о том, что это не так просто пройти. Да, будут зажимать, да, будут дискриминировать, да, будут приписывать, будут вбрасывать и все прочее. Но скажите, вообще человека, который посвящает свою жизнь народу, можно бросить все и сказать: бог с ним, как будет, так и будет и не бороться вообще с той дерьмократией в полном смысле этого слова, которую развели в России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Владимира из Нижегородской области.



Слушатель: Господин Шенин, я смотрю вы не в восторге от назначения Медведева в президента. Вопрос к вам: почему вы не с теми людьми, которые выдвигают единого кандидата?



Олег Шенин: А кто выдвигает единого кандидата? Я вам скажу, что, наверное, еще года два тому назад был в Туле и мне прислали письмо, что надо объединиться и выдвинуть единого кандидата. Послали всем руководителям самых разных организаций. Единственный, кто ответил на это письменно, причем через средства массовой информации, в газетах, был я. От этого ничего не изменилось, потому что я ответил, остальные не ответили. Затем был период, когда говорили о едином кандидате, в том числе и предлагала «Другая Россия» собраться всем и провести, какие-то послушать программы и определиться, кого одного выдвинуть. Сломалось. Третье, я только что рассказывал, было координационное совещание, которое предлагало направить письмо в компартию Российской Федерации, чтобы был единый кандидат от всей оппозиции выдвинут коммунистической партией Российской Федерации. Абсолютно ничего не получилось. Мы, я с самого начала сказал и говорю сегодня, даже несмотря на то, что практически времени не осталось, готовы с кем угодно собраться, рассмотреть, продумать и работать на одного кандидата. Я уже заявлял о том, что если я буду видеть, что кандидат будет реализовывать, в том числе и хотя бы какую-то более-менее значительную часть моей программы, я готов за него в огонь и в воду.



Владимир Кара-Мурза: Кандидат в президенты на выборах 2004 года Ирина Хакамада, ныне член президиума Народно-демократического союза, сожалеет о слабости оппозиции.



Ирина Хакамада: Если президент Путин, имеющий монополистически высокий рейтинг, заявляет, что только при Медведеве он будет премьер-министром, то он фактически напрямую увязывает выборы Медведева со своей позицией. Оппозиция может придумать то же самое, но в основном менее эффективно, поскольку все было сделано для того, чтобы рейтинг имел только Путин. Я считаю, что единый демократический кандидат может быть и не победит, но это единственный способ вообще сохранить лицо для оппозиции. Поэтому если сейчас они выдвигаются, но не объединяются, а будут ждать, у кого какие рейтинги и обещать сдавать в пользу друг друга голоса, мне эта технология не нравится. По-моему, надо иметь волю и, зарегистрировавшись, посмотреть, кто зарегистрировался и передать ему сразу же, не упирая в предвыборную гонку свои амбиции, то есть все-таки чтобы в гонке непосредственно участвовал зарегистрированный один кандидат.



Олег Шенин: Мне тоже не нравится такая схема, которая предлагается, что давайте там разберемся, у кого выше рейтинг, у кого ниже рейтинг. Я полагаю и еще раз повторяю, уже, наверное, шестой или седьмой раз за эту передачу о том, что мы готовы к любым переговорам. И я еще раз говорю, что если собраться и договориться о том, что вся оппозиция выставляет единого кандидата и этот кандидат реализует те задачи, которые ставятся может быть в нескольких программах, а у президента между прочим такая возможность есть, то мы готовы поддержать такого кандидата. Хотя мы, еще раз говорю, не вешаем нос и не расстраиваемся по поводу того, как действует власть, она по-другому действовать не будет, потому что она такая была, она такая и есть, она такая пока остается, от нее никуда не денешься. Но от борьбы это нас не освобождает.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Серафимы.



Слушательница: Здравствуйте. Вы знаете, я задаю такой вопрос: есть ли вообще у нас настоящая оппозиция? Нет такой, я думаю. Потому что Немцов, Гарри Каспаров, Касьянов – это не оппозиция. Мы уже их хорошо знаем, что они из себя представляют, просто рвутся к власти.



Владимир Кара-Мурза: Если вы шахматист, вы можете знать, что из себя представляет Гарри Каспаров, потому что он не был у власти пока. Касьянов - другое дело.



Олег Шенин: Не буду говорить о тех, кто справа, я могу сказать о левой, лево-патриотической, советско-патриотической части. Говорить о том, что эти люди не борются и вообще не являются оппозицией, я бы сказал, очень несправедливо. Вы знаете, сколько политических заключенных на территории Советского Союза, в том числе и в России, сколько сидит молодежи за выступления против всевозможных действий режима. Вообще, сколько народу просто умирает в полном смысле этого слова, борясь с этим режимом. Конечно, лучше всего просто сидеть, читать газеты и читать журналы. Если бороться, то бороться надо выходить на улицу, на всякий случай, в том числе. А у нас это далеко не всегда получается. 1 мая, 7 ноября, да 23 февраля, а все остальное, призывов много, а толку мало.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Муслима.



Слушатель: Добрый вечер. Олег Семенович, добрый вечер. У меня маленький вопрос будет: будьте добры, вы находились в ЦК политбюро. В 90 годах коммунисты, истинные коммунисты не отдали власть. У коммунистов отняли власть. Как вы на это смотрите - это честно?



Олег Шенин: Я не понимаю, какие ко мне вопросы. Меня 22 августа 1991 года отправили в Матросскую тишину и я сидел там 14 месяцев. Я пошел в Матросскую тишину не потому, что я изменил народу, изменил партии, изменил государству, а я пошел потому, что я боролся за восстановление конституционного строя Союза Советских Социалистических Республик. Какие ко мне вопросы?



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Марину.



Слушательница: Здравствуйте. Как говорится, каким ты был таким, ты и остался – это лейтмотив этой смены власти. Но вы, наверное, хорошо знаете, что Зюганов не так просто не прошел на выборы, когда за него было большинство и не так просто коммунистическая партия отошла от отстаивания конституции и отвержения новой конституции. А что касается Медведева и его заслуга в том, что он талантливый юрист – это просто смешно. Поэтому вы плохо думают о людях, что они быдло и все это съедают. Всем давно все понятно.



Владимир Кара-Мурза: Мы как раз так не думаем.



Олег Шенин: Если бы мы так думали, мы бы и в передаче, я бы, например, в передаче не принимал участие. Я думаю, Владимир Кара-Мурза и передачу не вел. Мы как раз для того и работаем в эфире, чтобы люди понимали, что происходит, что делается с властью и вообще какие возможности есть у народа и как народ использует свои возможности. Во имя этого все и делается. А что касается талантливых юристов, у нас их более чем достаточно. У кого-то папа юрист, кто-то просто талантливый юрист. Как французы говорят, «такова се ля ви».



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Липецка от Евгения Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. В вашей попытке баллотироваться, вас дискредитируют и будут дискредитировать ваши бывшие товарищи по вашей бывшей партии, которые сейчас у власти.



Олег Шенин: У нас партия не бывшая, у нас партия настоящая. Мы провели, я думаю, если вы знаете, вряд ли знаете, мы провели 29 съезд, 30 съезд, 31-й, 32-й, 33-й. Коммунистическая партия Советского Союза существует, она работает, она трудится. Она сформировала большую коалицию в том числе, я уже называл, кто в этой коалиции - и Союз офицеров, и Армия воли народа и многие другие организации. У нас зарегистрировано международное объединение За Союз и коммунистическую партию Союза в Минске. Поэтому жизнь идет, и в конечном итоге и партия растет, и люди растут, и люди подтягиваются, и приходят в партию и просятся, в том числе.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG