Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жизнь без статуса. Заметки корреспондента в Приштине


Марко Якшич: Мы призываем сербский парламент заморозить процесс интеграции с Европейским Союзом, пока ЕС не предоставит гарантий территориальной целостности Сербии.



Ирина Лагунина: Это – фрагмент выступления одного из лидеров косовских сербов Марко Якшича на митинге, который сербы провели в городе Митровица накануне обсуждения статуса края в Совете Безопасности ООН. Несколько тысяч человек с сербскими флагами пригрозили ЕС, что будут саботировать работу его миссии, если албанское большинство заявит о независимости провинции. Что представляет собой жизнь в Косово? Из Приштины только что вернулся наш корреспондент Валентинас Мите. Валентинас, вам довелось, например, зайти в местный приштинский магазин?



Валентинас Мите: Да, мне приходилось каждый день бывать в разных магазинах. Люди очень часто говорят, что Косово - это очень дешевое место. Как сказать. Это дешевое место для этих людей, которые работают на Объединенные Нации, которые получают несколько тысяч евро, и очень дорогое место для населения, которое живет в Косово. Скажем, если человек зарабатывает сорок евро, а буханка хлеба стоит полевро, а еще добавить молоко - это евро с половиной, так это уже много, если у тебя есть сорок евро.



Ирина Лагунина: Это средний заработок?



Валентинас Мите: Это средняя пенсия - 40-60, что получает обыкновенный косовар, который имеет работу, потому что с безработицей тоже очень большая проблема. Официально там 50% безработных, но по неофициальным данным там безработица доходит до 60%. И в принципе эти безработные - молодые люди, когда выходишь на улицу ты почти не видишь старых людей, все молодые без работы.



Ирина Лагунина: Молодые без работы - это всегда проблема.



Валентинас Мите: Это абсолютно всегда проблема. И у них нет нормальных возможностей как провести время. Там очень много интернет-кафе. Можно подумать, что люди там сидят и читают «Нью-Йорк таймс» или «Евроньюс». Ничего подобного. Люди там играют в компьютерные игры, люди там разговаривают с девушками из Бразилии или Аргентины. Такая жизнь, которая не имеет никакого смысла, как бы провести время и в будущем будет что-то лучшее, а что будет - никто не знает.



Ирина Лагунина: А почему такая большая безработица?



Валентинас Мите: Есть две возможности, где можно заработать. Это Объединенные Нации, все международные организации и бизнес, который в большинстве создается впечатление, что нелегальный. А так я говорил с одной женщиной, которая работает (это для сравнения) на Объединенные Нации она сказала, что уборщица, которая убирает ее офис, получает в два раза больше, чем доктор в косовской поликлинике.



Ирина Лагунина: С чем это связано? С тем, что нет инвестиций, с тем, что не развивается внутренняя экономическая структура или с неспособностью властей активизировать экономические процессы?



Валентинас Мите: Проблема в том, я думаю, что там есть два центра власти. Один центр власти - это Объединенные Нации, другой центр власти – это местная власть. И еще есть третья власть, которая, я думаю, не менее эффективная и не менее мощная - это мафия. Экономику парализует то, что нет одной власти, и экономику парализует то, что будущее Косово неизвестно. Будет какой-то статус, не будет какого-то статуса, что будет означать эта независимость, как это будет происходить, кто будет инвестировать в страну, где будущее абсолютно неясное.



Ирина Лагунина: Сербия в качестве одной из реакций на провозглашение независимости говорит о том, что, например, возможно отключить подачу электроэнергии в Косово. Сейчас в каком состоянии находится снабжение электричеством и насколько серьезная эта проблема?



Валентинас Мите: Сейчас снабжение электричеством находится в ужасном положении. Скажем, каждые два или три часа электричество пропадает и электричества нет на два-три часа. Я говорил с политиками, с аналитиками, с журналистами, которые работают там и спрашивают, почему у вас нет электричества, ведь я сам видел, что электростанции работают. И они не могли дать ответ, они говорят – это мафия. Как это мафия может иметь отношение к электричеству. Тогда они говорят: они продают электричество в Македонию и так далее. Но одного объяснения, почему нет электричества, почему нет в большинстве домов теплой воды, я не понимаю. Это должна быть одна из забот Объединенных Наций. Потому что многим людям это не дает возможности нормально жить. Ты все время слышишь электрические генераторы, которые работают. Это так же в Багдаде, только там холодно и нет бомб.



Ирина Лагунина: Возвращаясь к молодежи, вы дали такую неприглядную картину того, как сейчас видит себя молодежь, что она проводит большую часть времени в интернет-кафе, общаясь с девушками или на улице. При такой незанятости молодежи каково настроение умов в первую очередь с точки зрения, во-первых, независимости и агрессивности, а с другой стороны, все-таки когда мы говорим о Косово, мы говорим о том, что большинство косовских албанцев - это мусульмане. Есть ли влияние радикальной исламской идеи на эту праздношатающуюся молодежь?



Валентинас Мите: Что я заметил у молодежи: молодежь может быть разного воспитания, разного интеллектуального уровня, но их объединяет национализм. Они несчастны тем, что нет электричества. Это парадоксально звучит. Почти все хотят иммигрировать из Косово. Но с другой стороны, они все ненавидят сербов, сербы – это плохая нация. Что мне странно, я сам литовец, но в Литве никогда не был ощущения, что вся Россия плохая, что вся Россия это враг, что ничего в России нет. У нас всегда было различие между культурной Россией, Россией интеллектуальной, Россией коммунистической, назовите, как хотите. У них этого различия нет. Мы жили у студентов, там было шесть албанцев-студентов, они все время слушали албанскую музыку и смотрели видео, как убивают сербов. Я сказал: давайте я покажу одну хорошую сербскую певицу, она играет блюз. После трех секунд они сказали: нет, не надо, потому что она сербка, все сербы враги, мы не хотим слушать. Радикальная исламская идея почти не видна, но мы столкнулись с одной медресе. Люди, которые управляют этой медресе, одеты как арабы, они выглядят как арабы. Что они там делают? И на мечети есть саудовско-арабский флаг.



Ирина Лагунина: Вам удалось там побывать?



Валентинас Мите: Удалось там побывать. Мы фотографировали, но они очень вежливо пришли и очень строго сказали нам все стереть.



Ирина Лагунина: Все фотографии?



Валентинас Мите: Все. Мы сказали: мы это сделаем. Они говорят: извините, но мы хотим видеть, как вы стираете эти фотографии.



Ирина Лагунина: Тем не менее, вы сказали, молодежь больше объединяет национализм. Но внутренне ощущение молодежи, внутреннее ощущение оптимизма, внутренне ощущение развития есть?



Валентинас Мите: У них есть иногда очень детские представления, что если Косово получит независимость, вдруг все станет хорошо, произойдет какое-то чудо и в Косово, которым будет управлять международное сообщество, потекут деньги. Но я в этом сомневаюсь, потому что это будет не постоянное состояние, а состояние, которое будет меняться. Чтобы деньги потекли, надо чтобы было постоянство, а этот статус не даст постоянства.


XS
SM
MD
LG