Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько нужен косовский край сербам – опрос на улицах Белграда


Ирина Лагунина: В Белграде тоже накаляются националистические страсти. Один из кандидатов на пост президента, ультранационалист Томислав Николич даже заявил в интервью Associated Press, что в Сербии стоит разместить российские военные базы, чтобы «противостоять» угрозе со стороны США и отделению Косово от страны. А что думают о будущем провинции жители сербской столицы. По улицам Белграда прошла Айя Куге.



Айя Куге: Как о косовской проблеме размышляют обычные граждане Сербии, можно узнать в основном только из результатов социологических опросов. Руководство Сербии ведёт усиленную пропагандистскую кампанию с целью убедить и собственных граждан, и весь мир, что Косово всегда было и останется частью сербского государства. Даже когда я готовила этот рассказ, я столкнулась с проблемой, что большинство собеседников в разных вариациях повторяли лишь официальную позицию Сербии и поговорить напрямки соглашались только без микрофона. Опросы общественного мнения показывают, что более девяноста процентов граждан Сербии выступают против независимости Косово, но половина из них признаёт, что реальным исходом можно ожидать именно отделение края от Сербии. Самым справедливым исходом сербы считают широкую автономию Косово – так заявляют 60% опрошенных. И именно с этим предложением сербская делегация выступала на переговорах. Одна четвёртая часть граждан лучшим решением считает раздел территории Косово между сербами и албанцами, но число сторонников этого подхода увеличивается каждый раз, когда эта идея всплывает публично.


Мой первый собеседник Младен, экономист, в возрасте шестидесяти лет. У него, очевидно, как и у многих сербов, разрешение судьбы Косово вызывает противоречивые чувства.



Младен: По-моему, по поводу Косово нет какого-то одного счастливого решения. Объективно это сербская территория, и исторически, и в правовом смысле. А теперь мир пытается отнять у Сербии Косово и создать на территории бывшей Югославии ещё одно новое государство, что для меня равнозначно изнасилованию демократии и международных правовых норм.


Приштина
Но, с другой стороны, нам это Косово практически и не нужно. Не нужны нам проблемы. Албанцы с нами жить не хотят, мы с ними также жить не хотим. Я считаю единственным возможным решением такое, когда никто не будет чувствовать себя ни побеждённым, ни победителем – а это раздел территории Косово. В противном случае последствия будут страшными. Сербы это воспринимают очень эмоционально, что понятно. Для нас Косово - историческая колыбель, ведь там было создано первое сербское государство. Но теперь настала другая реальность – структура национального состава там существенно изменилась. Да и вообще, с тех пор, как существует мир, существуют и войны, государства теряют и получают территории. Теперь это случилось и с нами. Для меня это - неоспоримый факт, что американцы нас наказывают за сумасшедшую политику Милошевича. Он добился того, что мы стали врагами Америки. А потеря Косово - последствие этой политики.



Айя Куге: Предраг - крестьянин, принадлежащий к среднему поколению. Он сетует на международное сообщество, и, прежде всего, на Европейский союз, большинство государств-членов которого готовы признать независимость Косово.



Предраг: Для нас Косово - рана. Думаю, что из-за ампутации части территории мы все будем подавлены и растеряны. Это – серьезная психологическая травма. А где решение? Только в Европе. Я считаю, что уже завтра Европейский союз должен принять нас в свой состав - и Сербию, и Косово. Тогда границы между нами не будет, а это изменит ситуацию. Пусть они нам тогда скажут: теперь всё, будете играть под нашу музыку! Но Европа нас обещает включить только лет через десять. Из-за такого отношения Евросоюза я уже не тот человек, который будет голосовать за Европу. Но воевать?! С кем? С Америкой, с Европой? Если моё государство решиться пожертвовать нами в такой войне, отправить меня на гильотину – я как дисциплинированный солдат и патриот пойду. Но война с НАТО смысла не имеет, сербы снова будут только гибнуть.



Айя Куге: Большинство сербов войну за сохранение Косово в составе Сербии вести не собираются. Наиболее явно против новой войны за территорию выступает молодёжь. Порой кажется даже, что молодое поколение сербов реагирует на проблему Косово относительно равнодушно. Двадцативосьмилетний Милан окончил факультет по туризму, но работу не нашёл. Воевать за Косово он не готов.



Милан: Я никогда не был в Косово, уважаю историю, согласно которой оно наше, однако лично у меня никаких особых эмоций по этому поводу нет. Мне только кажется, что это немного несправедливо - под западным диктатом отнять у Сербии Косово. Но я из-за этого переживать не буду, у меня своих проблем хватает. Не хочу сказать, что меня судьба Косово не интересует, я постоянно слежу за новостями, чтобы узнать, что будет. Но воевать за Косово считаю экстремальной и сумасшедшей идеей.



Айя Куге: Девушка Милана, Тамара - фармацевт. Она думает, что Сербия потеряла Косово уже тогда, когда в течение десятилетий сербы покидали свои дома в бедном крае и в массовом порядке отправлялись в центральную Сербию за лучшей жизнью.



Тамара: Скажу откровенно, мы сами виноваты в том, что позволили, чтобы большинством населения в Косово стали албанцы, на месте, которое мы считаем святой сербской землей. Но с другой стороны, всё-таки нечестно, что теперь проблема Косово решается на основе желаний только нынешнего, албанского большинства. Мне даже кажется, что всё решено заранее и теперь мы лишь ждём, когда решение будет официально объявлено. Не могу утверждать, но я думаю, что ещё в 99 году, когда окончились Натовские бомбардировки, была достигнута договорённость о том, что территория Косово не будет нам принадлежать. Может быть, и лучше отрезать Косово от Сербии, и конец! Но боюсь, что это конца не будет. Многие сербы будут страшно разочарованы, лишь те, кто мыслит прозападно, скажут: «Хорошо, что отрезано. Косово было язвой на теле Сербии, теперь будет легче жить».



Айя Куге: Молодой писатель и музыкант Марко принадлежат к бунтарям, которых раздражает, как он говорит, ханжество сербских политиков и так называемых «патриотов».



Приштина
Марко: Косово - это страшный обман! Эти лозунги: «Косово - это Сербия!», «Косово в моей душе!» Если вы думаете своей головой, то ввернитесь на восемь лет назад и вспомните, что тогда творилось вокруг Косово. Вспомните, каким образом мы покинули Косово. И подумайте, что мы в данной ситуации можем предпринять. Албанцы в одностороннем порядке провозгласят независимость, мы скажем, что не признаём. Кто-то из западных государств пойдёт на признание Косово, кто-то воздержится, усилится напряжённость. Но если Косово уж так глубоко в сербской душе, то почему никто из наших вождей никогда не вспомнил, что там живут два миллиона албанцев, которые голодают, у которых нет электричества, нет воды, у которых развалена экономическая система. Ведь их и тогда надо было воспринимать как наших граждан. Задавался ли кто-либо из политиков в Белграде вопросом, как в Косово живут люди - как сербы, так и албанцы? Хорошая ли у них жизнь? Есть ли работа? Процветает ли бизнес? Там цветёт то, что цвело уже давно: контрабанда оружия, сигарет, наркотиков. Меня не считают патриотом. Но я Сербию люблю больше всех националистов. Они ненавидят Сербию, когда выходят на улицы с портретами Путина в руках. Они ненавидят Сербию, когда скандируют за Ратко Младича, который убивал и женщин, и детей. Вот они Сербию ненавидят.



Айя Куге: Разочарование сербов исходом Косовского кризиса, предполагаемой близкой независимостью Косово, принимает разные формы. Соня бывшая коммунистка времён Тито, инженер-строитель на пенсии.



Соня: Не важно мне, будет ли на одно маленькое государство феодального типа больше, или меньше. Будет независимое Косово, где национальная военная элита заберет в свои руки всю власть и все богатства. Это на меня нагоняет только грусть. Это у нас на Балканах уже происходило. Во всех этих новосозданных государствах на самом деле образовалась национальная элита, которая разграбила всё то, что ранее принадлежало большинству. Лично у меня нет сильных национальных чувств. Может быть, у меня вообще никаких национальных чувств нет, потому что я с ранней молодости считала себя югославкой. Югославия была моим отечеством, которое теперь не существует, и поэтому я лишь со стороны с грустью смотрю, что здесь творится.



Айя Куге: Белградская писательница-драматург Бильяна Србльянович считает, что из-за Косово жизнь в Сербии остановилась, а руководство страны только старается поддерживать миф о том, что сербы снова стали жертвами международного сообщества.



Бильяна Србльянович: Зачем нам быть заложниками Косово? Уже год в нашем государстве не происходит ничего, кроме Косово. Нам всем вместе надо было искать благоприятный для Сербии выход, а не провоцировать постоянно новые кризисы, которые длятся бесконечно. Хорошо ли для Сербии в случае независимости Косово прерывать дипломатические отношения с половиной мира? Нет! Думаю, что по этому вопросу все бы были согласны. Но этот вопрос нам, гражданам, никто не задавал. Сербия проиграла все войны. МЫ проиграли все войны. Нам постоянно говорят: «Вот как 17 государств НАТО напали на одну маленькую страну!» Но почему мы пошли на эту войну?! Война была проиграна. И разве можно теперь ожидать, что мы сумеем вычеркнуть это время и вернуться в довоенное прошлое? Ведь это невозможно! Даже если мы не будем вспоминать страшные убийства албанцев в этой войне, вернуть ничего нельзя. Нужно было быть мудрыми, а не втягиваться в войну. А теперь ещё эти переговоры, на которых наше руководство пошло с НЕТ, ожидая, что они будут длиться бесконечно. Но решитесь ведь на какую то стратегию! Наша стратегия была всё потерять. Я считаю, что цель была поддержать миф о том, что мы пали жертвами какого-то нового «заговора».


Не знаю, но кажется, что у нас есть возможность сделать только один большой жест, сказать: «Хорошо, весь мир хочет независимости Косово, нам не удалось никого убедить, хотя правы мы, а не вы, но если все считают справедливым, что албанцы должны иметь собственное государство, пусть они его и получат! Только тогда мы от вас потребуем наладить жизнь косовских сербов, а в Сербии - построить новые автодороги».


Это возможно! Тем более что мы не отдаём что-то запросто, и не продаём какую-то территорию страны - Косово просто не наше.



Айя Куге: Так относятся сербы к нынешнему этапу сербско-косовских отношений.


XS
SM
MD
LG