Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк разведки Олег Гордиевский о Дне чекиста


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Никита Татарский: 20 декабря отмечается День работника государственной безопасности Российской Федерации, который негласно в России называют Днем чекиста. В этот день полезно оглянуться на противоречивую историю советских и российских органов безопасности - от ВЧК до ФСБ. Живущий в Лондоне бывший резидент КГБ в Великобритании, а ныне историк разведки, автор нескольких книг о КГБ Олег Гордиевский не понаслышке знаком с работой советских и российских органов безопасности. С ним беседует наш лондонский корреспондент.



Наталья Голицына: Господин Гордиевский, существует обширная чекистская мифология, большевики говорили, что ЧК создавалась как орган социальной защиты. Чем на самом деле была ЧК и все ее последующие ипостаси - ГПУ, НКВД, НГБ, КГБ?



Олег Гордиевский: Совершенно ясно, что ЧК, ГПУ, НКВД, КГБ создавались для защиты тоталитарного режима, однопартийной системы, коммунистической партии. И поскольку однопартийная система не может действовать без репрессий, без подавления людей, они занимались колоссальным подавлением, особенно с 20-х годов по 50-е. Подавление населения, расстрелы, концентрационные лагеря, было 150 концлагерей - это КГБ создал при поддержке и инициативе партии. И сейчас, когда после 9-летнего перерыва при Ельцине они создают те же формы, к которым они привыкли, подавлять население. Но сейчас гораздо хуже, потому что у власти они и управляют, и подавляют. Представляете себе, это двойная тоталитарная система.



Наталья Голицына: А можно ли говорить о какой-то эволюции советской, а затем и российской службы безопасности?



Олег Гордиевский: Конечно, можно говорить. Вначале это была чистая банда, бандиты - расстреливали ни за что, брали заложников, бросали в тюрьмы. И тогда была пролетарская такая мораль, и людей с высшим образованием вообще не брали в ГПУ, в НКВД. А потом, в конце 30-х годов и в 40-50-е годы это изменилось, и стали брать в оперативный состав людей с высшим образованием. Хотя и были репрессии, и жестокость, и пытки, но внутри аппарата нравы изменились, и стали говорить на "вы", не стали говорить приказывая, а стали говорить "пожалуйста, сделайте" и так далее. И эта напускная цивилизованность оставалась до последних дней.



Наталья Голицына: Существует какой-то типичный образ чекиста или гэбиста, как говорят?



Олег Гордиевский: Вы знаете, конечно, типичный образ чекиста не существует, его нет, потому что все люди разные. У людей разное образование, разный характер, разные нормы поведения, разный опыт. Но типичные черты - это подозрительность, наблюдательность, недоверчивость, стремление проверять. Я считаю, что самое типичное для современного чекиста, меньше СВР, но больше ФСБ, - это то, что они все время думают о компромате.


XS
SM
MD
LG