Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ярослав Шимов: Расширение Шенгенской зоны, как любое большое явление, палка о двух концах


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Ярослав Шимов.



Александр Гостев: Сегодня в полночь произойдет важнейшее событие для всех стран Европы - расширение зоны Шенгенского соглашения. В нее войдут девять стран ЕС - Чехия, Словакия, Словения, Польша, Венгрия, Литва, Латвия, Эстония и Мальта. Как воспринимают эти изменения "старые" и "новые" европейцы, можно ли говорить о торжестве панъевропейского проекта и какие визы теперь будут получать россияне, путешествующие или работающие в Евросоюзе, что пока еще не одно и то же, что Шенген? Обо всем этом я поговорил со своим коллегой, историком, специалистом по странам Центральной и Восточной Европы Ярославом Шимовым.


Давайте вначале поговорим о технических изменениях, связанных с расширением Шенгенской зоны. Официальная дата вступления в силу всех изменений - 1 января 2008 года. Однако пограничные посты исчезают уже в ночь с 20 на 21 декабря. С чем это связано?



Ярослав Шимов: Это связано, главным образом, с тем, что все страны, которые должны были присоединиться к Шенгенской зоне с начала будущего года, уже, можно сказать, отрапортовали, доложили, что они технически готовы к этим изменениям раньше. Ну, и было принято решение реализовать эти изменения накануне рождественских праздников, когда люди в Европе чаще ездят, едут куда-то на Рождество, чтобы просто для путешествующих европейцев было проще перемещаться по этому пространству расширившемуся шенгенскому уже сейчас. Но я бы хотел уточнить, что речь идет о сухопутных и морских границах. Что касается аэропортов, то там все эти изменения будут только будущей весной, они на несколько месяцев позже, поскольку там более сложные технические системы пограничного контроля, которые должны просто дольше приспосабливаться к новой ситуации.



Александр Гостев: Как это выглядит практически? Граждане стран Шенгенского соглашения просто могут теперь свободно путешествовать почти по всей Европе? Например, можно на поезде проехать от Таллина до Лиссабона, не встретив ни одного пограничного поста?



Ярослав Шимов: В общем, да, это выглядит так, что это никак не выглядит, с точки зрения пограничного контроля. Вы едете по дороге, допустим, на автомобиле, и там, где раньше был пограничный пост, он пока и остается, но на нем будут подняты шлагбаумы, и вы просто проезжаете мимо этого поста с таким чувством легкого или глубокого удовлетворения, что вас никто здесь не останавливает, не задерживает, вы не должны никому ничего показывать, а просто едете себе спокойно дальше.



Александр Гостев: Что интересно было бы знать гражданам России, туристических виз это пока не касается. По чешской туристической визе, например, выданной в России, можно въехать будет только в Чешскую республику, но не в Германию или Францию, хотя виза как бы теперь шенгенская. Это пока. А как эти изменения касаются людей, которые живут в странах - новых членах Шенгенской зоны, но гражданством не обладают? Тех, например, кто работает по долгосрочной визе и имеет разрешение на работу?



Ярослав Шимов: Общий принцип таков, что эти люди будут обладать правом свободного перемещения по Шенгенской зоне, но здесь есть масса разного рода дополнительных уточнений и ухищрения. Насколько я знаю, в разных странах бюрократия в разной степени готова или не готова к этим изменениям, потому, конечно, людям, которые таким образом живут, долгосрочно, но в странах Шенгенской зоны, лучше каждому в своей стране лишний раз уточнить, на какой тип визы и как распространяются эти изменения и что они будут обозначать. Потому что общий принцип - это одно, но, естественно, всяких бюрократических рогаток возникает много, и чтобы потом как-то не быть неприятно удивленным, лучше всегда лишний раз уточнять, что значит для человека, живущего по тому или иному документу в этой стране, новый измененный режим.



Александр Гостев: Давайте вспомним, как росла Шенгенская зона и сравним этот рост с границами несуществующих теперь империй.



Ярослав Шимов: Да, в какой-то степени, вспоминая историю, можно сказать, что постепенное разрушение границ в Европе, формальное исчезновение напоминает времена, допустим, Священной Римской империи или просто Римской империи, которая когда-то существовала и тоже была единым пространством, без внутренних таможен и с единой транспортной системой. Или, допустим, можно вспомнить Австро-Венгерскую монархию, которая объединяла большую часть земель современной Центральной и Юго-Восточной Европы. Но, конечно, реалии другие сейчас, и экономические, и политические. Единственное, что я бы подчеркнул, что это означает, что эти страны европейские все-таки переболели в какой-то мере воспаленной формой национализма, которая ведет к тому, что общество, народ стремится замкнуться, захлопнуться, отделиться от соседей границами и сказать: вот мы здесь живем, это наше, это ваше и не лезьте к нам или лезьте, но мы вас будем проверять от и до, ваши визы, ваши документы и так далее. Вот такая форма несколько замкнувшегося в себе государства, она в рамках европейского проекта отмирает, и расширение Шенгенской зоны - это только наиболее наглядный показатель этого. Ну, можно сказать, так же, что и введение валюты евро - это тоже на финансовом уровне отражение той же самой тенденции, когда государства отказываются от части своего суверенитета, передавая его в общее ведение.



Александр Гостев: Так, расширение Шенгенской зоны - это доказательство успеха панъевропейского проекта или же, скорее, повод для опасений не только политиков и экспертов, но в первую очередь рядовых европейцев?



Ярослав Шимов: С одной стороны, конечно, это доказательство того, что европейская интеграция не фантом, что она существует, она действует, она делает один достаточно большой шаг за другим. Но не надо в данном случае смотреть на эти процессы сквозь розовые очки, потому что, во-первых, все эти процессы регулируются, инициируются и управляются на уровне элит европейских стран. То есть они в основном договариваются о разных интеграционных мерах - правительства, Европейская комиссия, разного рода брюссельская... ну, то, что принято называть брюссельской евробюрократией и так далее. Но на уровне сознания обычных людей... Конечно, очень сложно найти в Европе человека, который чувствовал бы себя прежде всего европейцем, вот так абстрактно. Нет, они прежде всего немцы или французы, или испанцы, или поляки, чехи и так далее. И этот уровень взаимопонимания… Чем хорошо постепенное снятие границ и барьеров? Тем, что на чисто бытовом уровне он дает возможность легче перемещаться, больше посещать соседей, видеть, как они живут, вступать с ними в контакт и так далее. То есть на этом уровне, конечно, это штука полезная. Другое дело, что границы внешние этой Шенгенской зоны наоборот укрепляются. Поэтому, с небольшой долей преувеличения, я уже встречал в прессе такие суждения, что "железный занавес" просто приобретает иную конфигурацию, что, допустим, идет активное укрепление пограничных постов на границах - польско-белорусской, словацко-украинской, то есть стран, которые входят в Шенгенскую зону, и тех стран, которые остаются за ее пределами. Поэтому это, как любое большое явление, в общем-то, палка о двух концах.


XS
SM
MD
LG