Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Самый ненадежный способ разбогатеть, или охота за затонувшими сокровищами


Ирина Лагунина: Начало подводной золотой лихорадки было положено в 1900 году. Но, хотя тысячи людей и по сей день участвуют в этом, можно сказать, виде спорта, награды не заставляют себя ждать. Последняя находка - в этом году – тонны старинных серебряных и золотых монет, общей стоимостью в 500 миллионов долларов, добытых в Атлантике с глубины в 6 километров. В ООН составлен список из 3-х миллионов кораблей, затонувших с ценными грузами и ждущих своего часа. И единственные, кто противостоит этой охоте, это природа и подводные археологи. О самом ненадежном способе разбогатеть рассказывает Марина Ефимова.



Марина Ефимова: Из материалов «Ассошиэйтед Пресс»: 18 мая 2007 года. Тампа, Флорида. Компания «Odyssey Exploration», занимающаяся глубоководными поисками затонувших кораблей, подняла со дна Атлантики, с глубины в 600 метров, 500 тысяч старинных золотых и серебряных монет общей стоимостью в 500 миллионов долларов. Это самая ценная находка за всю историю поисков затонувших сокровищ. Место, где найдены останки корабля с ценным грузом, и его идентификация пока остаются в секрете. Компания дала ему условное название «Черный лебедь». Историки полагают, что это британский торговый корабль «Merchant Royal», затонувший вблизи Англии в 1641 г. Останки корабля постоянно искали. Он стал легендой и был прозван океанским Эльдорадо».



«Зима 1900 г. Димитрос Кондос, владелец суденышка, добывающего морские губки, укрылся от шторма в канале Андикитира между Критом и Пелопоннесом. Перед тем, как продолжить путь, он послал ныряльщика поискать губок. Через минуту ныряльщик выскочил, как ошпаренный, и начал бессвязно бормотать про виденных им под водой коней и голых мужчин и женщин. Заинтригованный Кондос нырнул сам и вскоре послал наверх обвязанную веревкой бронзовую руку статуи. Оказалось, что суденышко Кондоса встало на якорь прямо над останками корабля, затонувшего с грузом греческих статуй у острова Андикитира в первом веке Нашей эры».



Марина Ефимова: С этого эпизода, описанного в книге Американского географического общества «Подводные сокровища», отсчитывается начало подводной золотой лихорадки, которая и до сих пор трясет многих наших современников. Миллионы людей любят читать «Остров сокровищ», «Граф Монте Кристо», истории про пиратские клады, про затонувшие испанские галеоны с золотом инков, про старинные карты с таинственным крестиком посреди безымянной лагуны. Но реально заняться поисками сокровищ?.. В наши дни?..



«Ребячество? Возможно. Мечта? Безусловно. В 1954 г., я, 19-лет-ний, прочел роман об охотнике за подводными сокровищами: на призрачной палубе открылась со скрипом обросшая ракушками дверь. Гигантский спрут встретил героя, но был проткнут острым кортиком и открыл путь к сундукам с золотыми дублонами, от которых герой отвлекался лишь для того, чтобы вспороть брюхо очередной акуле... Уже тогда я понял, во-первых, что это неправда, а, во-вторых, что я ничего так не хочу, как узнать правду».



Марина Ефимова: Так пишет в статье «Соблазн глубин» Роберт Стэньют, известный охотник за подводными сокровищами. В 1954 г., будучи студентом-политологом, он мудро начал осуществление своей мечты с изучения архивов:



«12 июня 1702 года. Испанский флот, тяжело нагруженный индейскими золотыми изделиями, украшенными рубинами, аметистами и изумрудами, – вышел из порта Гаваны и взял курс на Испанию. Офицеры набили драгоценностями и собственные сундуки, надеясь обеспечить себя пенсией, на которую король был чрезвычайно скуп. Но на этот раз золото Нового Света не обеспечило ничьих пенсий. В заливе Виго на испанцев напала англо-голландская флотилия, и все испанские корабли были потоплены или сожжены. Несметные сокровища пошли ко дну».



Марина Ефимова: Определив местоположение останков испанского корабля «Гирона» по описаниям спасенных моряков и документам суда над капитаном, Роберт Стэньют начал поиски. Искал все лето, истратил все деньги и к концу нашел пушку. При ближайшем рассмотрении она оказалось отлитой через сто лет после гибели «Гироны». Однако в процессе напрасных поисков он многое узнал:



«Не ищите силуэт корабля – он давно съеден морем. Если будете его искать, прозеваете единственную важную примету: красно-коричневые полушария разъеденных морем пушечных ядер, или валики занесенных песком пушечных стволов. Именно они укажут, что вы – на бывшей палубе. В отличие от приключенческой литературы, поиски сокровищ могут быть ужасно скучными: по шесть часов кряду вы работаете отнюдь не романтичной лопатой, сгребая песок и ил. Охотники за подводными сокровищами трудятся в грязной и очень холодной воде, им мешает погода, волны, им грозят коварные и опасные течения. Но вот что удивительно: когда вы находите, наконец, сокровище, то вдруг понимаете, что главное наслаждение этого дела – не находка, а ее поиски».



Марина Ефимова: Первое сокровище Роберт Стэньют нашел только через 15 лет. И среди золотых монет, блюд, дорогих украшений и мальтийских крестов, найденных им на океанском дне, его по-настоящему взволновал только один предмет: плоское медное кольцо, на котором выгравирована рука, держащая сердце, и надпись по-испански: «Это – всё, что я могу тебе дать». Стэньют пишет:



«Это свидетельство любви, дошедшее до меня из 1588 года, вдруг интимно сблизило меня с каждым из тех, над чьей безымянной могилой я проплывал, с каждым, кто захлебывался в волнах, в чьем сознании проносились последние воспоминания жизни... Я уже искал не сокровища, а истории».



Марина Ефимова: Нет места, где история сохраняется лучше, чем под водой. Вот что рассказывает подводный археолог, профессор ун-та Флориды Шерил Ворд:



Шерил Ворд: Под водой вас ждут сотни свидетельств того времени, когда затонул корабль. Они столетиями сохраняются под слоем песка, в иле, в глиняных кувшинах. В Красном море мы находили веревки, которым было по нескольку тысячелетий. В Черном море особенности среды таковы, что сохраняется даже дерево: мы нашли на глубине 400-т метров корабль, который выглядел так, словно был построен вчера. А ему было полторы тысячи лет.



Марина Ефимова: А какие у вас, археологов, отношения с охотниками за сокровищами?



Шерил Ворд: Они охотятся за тем, что можно продать за большие деньги. А археологи охотятся за информацией. Охотники за сокровищами сдувают песок пылесосами, нарушая общую картину кораблекрушения, или, наоборот, засыпают мелочь (например, черепки глиняной посуды, например, которым по 6000 лет). Для нас черепки важнее золота, потому что химический анализ их внутреннего слоя может показать, употребляли ли тогда в пищу мясо и жир животных. Словом, много возможностей упускается там, где обследованием затонувших кораблей занимаются люди, заинтересованные в сокровищах.



Марина Ефимова: Действительно, охотники за сокровищами часто не интересуются тысячелетними веревками и глиняными черепками, которые могут много сказать ученому. Но в чем им нельзя отказать, так это в энтузиазме, в смелости, в изобретательности, в настойчивости... Братья Рэг и Билл Доддс стали легендой. Им было 31 и 32 года, когда на арендованном суденышке, с подержанными аквалангами, они начали свои поиски у берегов мыса Доброй надежды. Берега эти прозваны «берегом скелетов»: в их страшных водах произошло больше 1200-т кораблекрушений. Рэг Доддс рассказал журналисту (и аквалангисту) Уильяму Грэйвсу:



«Волны у скал достигали трехметровой высоты. Билл был на дне, метрах в пятидесяти от берега, когда неожиданно наш якорь поволокло по дну. Остановить его было невозможно. Еще несколько минут, и наш кораблик со всем снаряжением разобьется о скалы. Я не мог просигналить Биллу, и сделал единственное, что мог: обрезал воздушный шланг Билла, поднял якорь и отошел дальше от берега. Я увидел, как голова Билла появилась на поверхности, и следил за тем, как он доплыл до берега, дождался удобного момента между волнами и умудрился выбраться на сушу. Только тогда я перевел дыхание. Когда потом я стал объяснять ему, он только сказал: «Я бы сделал то же самое. Если бы сообразил».



Марина Ефимова: Доддсы искали и нашли «Миддлбург».


1781 г. Голландский фрэйтер «Миддлбург» огибал мыс Доброй надежды с грузом фарфора. Между Голландией и Англией шла война из-за Американской революции, и в заливе Салдана наперерез кораблю вышла английская эскадра. Чтобы груз не достался врагу, экипаж «Миддлбурга» сжег корабль. Китайский фарфор остался у Мыса доброй надежды. Грэйвс пишет в статье «Охота»:



«Рэг Доддс был на дне уже несколько часов, и все попусту: кругом - лишь фарфоровые черепки. Вода у Мыса ужасно холодная, а когда рядом появляются местные пингвины, то она кажется еще холоднее. Рэг уже готов был сдаться, но тут заметил песчаный бугорок покрупнее. Он подплыл, внимательно посмотрел на что-то торчавшее из песка, и это «что-то» так же внимательно посмотрело на него. Рэг разрыл песок и выкопал из-под него статуэтку одной из восьми знаменитейших фигур китайской теологии – так называемых «Восьми бессмертных». Всплыв на поверхность и держа в каждой руке по драгоценной статуэтке, он завопил: «мы – богачи!». Братья нашли все восемь фигурок и продали их южно-африканскому коллекционеру за 10 тысяч долларов. Невелико богатство. «Вот подождите, - сказали они мне на прощанье, - найдем «Гроссвенор», на котором везли золотой трон, и дадим вам телеграмму в Америку». Уверен, что когда-нибудь я получу эту телеграмму».



Марина Ефимова: Всерьез поисками затонувших сокровищ стали заниматься только с 1950 года, когда Жак Кусто изобрел акваланг. Каждый поиск начинали с детективного расследования в библиотеках и архивах. Очень помогали местные жители. Археологи шутят: «Знаете, как легче всего найти затонувший корабль? Если тебе кто-нибудь скажет, где он лежит». О легальной стороне этого дела профессор Ворд:



Шерил Ворд: В те времена охотники за сокровищами всё найденное просто брали себе. Наземные раскопки уже давно защищены законом, а под водой законов еще не было. Обществу эти находки казались незначительными. Но потом появились сонар, протоновый магнитометр, роботы и мини-подлодки с дистанционным управлением. Охота за подводными сокровищами превратилась сначала в мелкий бизнес, потом в крупный, потом – в индустрию... чрезвычайно спорную. Законы об этой деятельности появились лишь в 1958 г. – совсем недавно. Да ведь и науке «подводная археология» всего 50 лет.



Марина Ефимова: Охотники за сокровищами поначалу все брали себе, но их богатства всегда преувеличивали – поскольку их находки выглядели ошеломительно: 26 тонн серебряных пиастров... золотые слитки... бесценный китайский фарфор знаменитого «Нанкинского груза» (который до сих пор продается и перепродается на аукционах Сотби)... и т.д. Но вот что пишет об этом охотник-ветеран Роберт Стэньют:



«Несмотря на золото «Геноры», я зарабатываю на жизнь статьями, книгами и фильмами. «Ну, а как насчет мультимиллионных находок у берегов Флориды и на Багамах?» – спросит читатель. Объясняю: во-первых, из золотых монет многие оказываются испорченными эрозией и коррозией. Во-вторых, находка всегда оптимистически оценивается по цене, существовавшей ДО этой находки. А, ведь, когда новые тысячи золотых дублонов вливаются в рынок, их цена немедленно падает – чем их больше, тем они дешевле. И многие удачливые охотники за сокровищами кончают тем, что создают музей, помещают в него свои находки и скромно удовлетворяются платой за вход».



Марина Ефимова: Романтические охотники за сокровищами: ныряльщики, аквалангисты, охотники за губками, археологи-энтузиасты – сделали свое дело и нашли почти все корабли, затонувшие на мелководье. Тайны остались только в темных глубинах. И тогда на помощь пришла новейшая техника.


Эрни Тэпанис, 35-летний инженер-океанограф руководит на корабле «Одиссей» работой «Зевса», семитонного робота мощностью в 200 лошадиных сил. Робот поднимает с глубины в 600 метров и тяжелые, и легкие, хрупкие предметы, не нанося на них ни одной царапины. Вот он поднимает бутылку, кусок дерева и вдруг – удача! – судовой колокол с надписью «Эс Эс Репаблик». На «Одиссее» все оживает. Летит гонец в суд г. Тампы – чтобы застолбить место. Конец сомнениям. Фирма «Odyssey Exploration», после 12 лет поисков, нашла то, что искала:



«Два часа дня 25 октября 1865 г. Капитан Янг дал приказ оставить корабль. «Эс Эс Репаблик», новенький американский пароход, в каких-то 40 милях от берегов Джорджии, беспомощно карабкался по отвесным волнам 10-метровой высоты. Весь груз, в том числе и несколько тонн серебряных монет, предназначенных для экономического подъема обескровленного войной Нового Орлеана, был сброшен за борт. Но это не помогло. Кое-как спустили на воду спасательные шлюпки. В одной, сжав в руке медальон с портретом жены, сидел один из тех немногих, кто спасётся – полковник Вильям Николс, герой Гражданской войны. Взлетев на гребень очередной волны, он увидел, как исчез под водой исковерканный океаном «Эс Эс Репаблик».»



Марина Ефимова: 5 ноября 2003 года. Инженер «Зевса» Джим Старр заканчивал смену. Дневным уловом робота были бутылки, сапоги, домино, чернильницы и канделябры. «Ну, давай, последний маневр», - сказал Старр. Механик «Зевса» Гэри Петерсон направил робот на корму и начал было вымывать песок, как вдруг Старр крикнул: «Стой! Отключи систему, мне что-то показалось». Увеличили изображение на экране, и всем стала видна щетина стоявших ребром тысяч (!) монет. Воцарилось ошеломленное молчание, и шутник Гэри сказал: «А-а, так вам ЭТО интересно?»


В нашей передаче участвует Марк Гордон - президент компании «Odyssey Exploration» - той, которая нашла и «Эс Эс Репаблик», и «Черного лебедя»:



Марк Гордон: У нас больше ста сотрудников: археологи, историки, специалисты по консервации, моряки, инженеры, операторы подводных мини-подлодок и роботов. Но, пожалуй, самая большая группа – это юрисконсульты и офисные работники.



Марина Ефимова: Несколько примеров из, так сказать, подводного законодательства: Останки военного корабля, находившегося в момент катастрофы при исполнении военной миссии, всегда принадлежат своему государству. Пример – «Сассекс», затонувший в 1684 году с 10-ю тоннами золота на борту. В этом случае фирма «Одиссей» вошла в партнерство с американским Адмиралтейством. Если судно было торговым, то люди, нашедшие его груз в нейтральных водах, получают 90 % его стоимости. Правда, в случае с «Эс Эс Репаблик» свои права предъявила страховая компания, которая в 1865 г. оплатила страховые полисы после гибели корабля. Она всё еще существовала. Так что, несмотря на очень подробные законы, бывают и сложные случаи, и судебные разбирательства. То есть, всё это из приключения превратилось в БИЗНЕС.



Марк Гордон: Это бизнес, но это приключенческий бизнес. У нас в каждой группе специалистов - свои звезды. Наш главный менеджер проектов – Том Дэтвайлер – который возглавлял команду, нашедшую «Титаник». Менеджер исследовательского отдела – Эрни Тэппэнес. В юности он нашел легендарный «Мэн», взорванный у берегов Кубы. Но и все остальные наши люди – с огромным опытом и с неугасимым энтузиазмом. На работу ходишь – как на праздник. Приезжайте во Флориду и приходите к нам в гости.



Марина Ефимова: Мистер Гордон, но вот, ученые-археологи считают вас разрушителями исторических свидетельств.



Марк Гордон: Ученые археологи делают чрезвычайно важную работу. Возможно, наши археологи делают ее не так тщательно, как нужно. Но у ученых нет денег, они откладывают свои проекты на десятилетия... Мы же, при наших фондах и технике, поднимаем со дна все исторические реалии, какие успеваем. Это уже хорошо. Конечно, наши вкладчики не могут ждать десятилетиями. По-моему, надо принять этот компромисс. Но споры будут всегда.



Марина Ефимова: Вот и выбирайте: реальный, но несовершенный результат, или то, что советует любителям-аквалангистам археолог Шерил Ворд:



Шерил Ворд: Если вы нашли под водой остатки корабля, ничего не берите, просто сфотографируйте его и удалитесь, оставив после себя только пузыри.



Марина Ефимова: Осталось добавить, что речь идет не о такой уж редкой возможности. По списку, составленному ООН, под водой ждут своего часа больше миллиона затонувших кораблей.


XS
SM
MD
LG