Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наследники найдены и разбужены, картины возвращаются в Москву


Михаил Швыдкой: «Я не хочу, чтобы потом еще десять лет прокуратура приходила ко мне домой и спрашивала, почему я выпустил эту выставку, и она осталась в Великобритании»

Михаил Швыдкой: «Я не хочу, чтобы потом еще десять лет прокуратура приходила ко мне домой и спрашивала, почему я выпустил эту выставку, и она осталась в Великобритании»

Картины из четырех ведущих российских музеев, экспонировавшиеся в Дюссельдорфе на выставке «Из России: французские и российские шедевры живописи 1870-1925 годов», не будут отправлены в Лондон, как это планировалось прежде — подтвердил на брифинге, прошедшем 20 декабря, глава Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой. По его мнению, предоставленные Великобританией гарантии возврата произведений искусства недостаточны.


Как же могло случиться, что 120 работ, среди которых картины Поленова, Репина, Левитана, а также прославленных русских авангардистов, сначала пообещали показать в Лондоне, а затем передумали? Почему только сейчас испугались, что наследники дореволюционных владельцев, чьи собрания были национализированы, потребуют арестовать шедевры?


По словам Михаила Швыдкого, во всем виноваты журналисты: «Не мы подняли этот вопрос. Вот это важно очень понять. Проблему отсутствия гарантий в Британии подняла английская газета Guardian. Это, может быть, свидетельствует против меня в данный момент, но я вам все равно скажу. Если бы английская газета не подняла этот вопрос и не довела его до необъятных высот, не нашла потомков Щукина, Морозова, которые думать не думали подавать эти претензии в Англии, может быть, нам бы хватило местных гарантий, потому что обычно мы выпускаем выставки под гарантии муниципалитета, графств, скажем. Как в случае со Швейцарией — мы получили кантональные гарантии, а на нас подали в суд в другом кантоне, и началась вакханалия».


Говоря о наследниках, Михаил Швыдкой поясняет: никого конкретно он не имеет в виду: «Мы их даже можем не знать. Я однажды встречался с наследником Толстого. Их там 150 человек, мы не знаем и половины. Поскольку это заразительная история, поскольку это очень интересная коллизия всегда юридическая, может объявиться кто угодно, мы же не отслеживаем генеалогические древа».


Но отчего Михаил Швыдкой считает недостаточными гарантии, которые он называет региональными? «Мы привозим выставку в Лондон, а где-нибудь, там, в Уэллсе или в Шотландии на нас подадут в суд и все. Это же не Америка, где все разделено по штатам. Поэтому после того, как сами англичане показали, что явно недостаточно гарантий для вещей такого уровня, мы сказали: надо искать варианты. Нам говорят, что хартия 1978 года распространяется на Россию. Мы провели все анализы и поняли, что это не так, потому что мы не подписывали Базельскую конвенцию 1972 года, иммунитет не действует. Значит, нужен либо какой-то парламентский акт... Такой акт есть во Франции. Когда во Франции возникла такая же коллизия, французы приняли парламентский акт. Такого рода акты и специальные законы действуют в Соединенных Штатах, Госдеп дает гарантию их. В Великобритании, к сожалению, такого закона нет. На сегодняшний день мы говорим только об одном — по этой конкретной выставке нужен локальный акт кабинета министров, очень простой. Мы сидели, ломали голову вместе с юристами МИДа: как без парламентского акта кабинет министров на эту выставку может сделать акт, который, с нашей точки зрения, все риски закроет? И вот сегодня мы предложили такой вариант. Англичане, кстати сказать, тоже могли бы подумать, как это сделать, честно вам скажу. Я понимаю, любая бюрократия очень трудно... сегодня 20-е число, 24-го Рождество. Но в принципе это три строчки на бумаге, не более того», — говорит Михаил Швыдкой.


— Отношение у России с Великобританией и так осложнены, не осложнятся ли еще больше в связи с этим?
— Ой, ну знаете, я вам так скажу: я не отвечаю ни за что, кроме... Мне важно, чтобы сохранились добрые отношения в области культуры. Но я также отвечаю за то, чтобы российское национальное достояние не испарилось в пространстве. Поэтому усложнит это отношения между Великобританией и Россией, не усложнит… Захотят это использовать для усложнения отношений — используют, не захотят — не используют. На будущий год мне 60 лет. Я хочу уйти на пенсию. И я не хочу, чтобы потом еще 10 лет прокуратура приходила ко мне домой и спрашивала, почему я выпустил эту выставку, и она осталась в Великобритании.


Как заявляет Михаил Швыдкой, российское законодательство полностью защищает привезенные из других стран произведения искусства от претензий третьих лиц. Хочется взаимности — мечтает глава федерального агентства.


Политическая причина?


Как сообщает лондонский корреспондент Радио Свободы Наталья Голицына, в Британии назвали несостоятельными утверждения Москвы о том, что Лондон якобы не дает гарантий возвращения картин в Россию.


Вряд ли купец первой гильдии и коллекционер живописи Сергей Иванович Щукин мог предполагать, что конфискация его коллекции французской живописи большевиками в 1917 году аукнется через 90 лет очередным российско-британским конфликтом. После недавней атаки в России на Британский совет кое-кто из английских комментаторов начал подозревать, что за отказом Россвязьохранкультуры выдать четырем российским музеям разрешение на вывоз своих картин на лондонскую выставку кроется политическая причина, связанная с общим похолоданием российско-британских отношений. В этом уверен, в частности, политический редактор газеты Times Ричард Бистон (Richard Beeston): «Думаю, что русские превратили это в часть кампании, которую они проводят против британского правительства со времени конфликта по делу Литвиненко и попыткой Великобритании экстрадировать Андрея Лугового. В этом году мы были свидетелями взаимной высылки дипломатов, российской атаки на Британский совет, а сейчас перед нами попытка отменить выставку, которая должна открыться всего через несколько недель».


Представитель британского министерства культуры Энди Макгаффи пояснил корреспонденту Радио Свобода, что британское правительство предоставило все возможные гарантии сохранности и неприкосновенности ввозимых в Британию картин из российских музеев. Российскому Федеральному агентству по культуре было отправлено официальное письмо, в котором правительство Ее Величества гарантировало сохранность картин, которые подпадают под действие Государственного закона об иммунитете от 1978 года. Более того, вся российская коллекция застрахована на 900 миллионов фунтов. По мнению британского министерства культуры, нет никаких причин для беспокойства. Однако представитель Россвязьохранкультуры Анатолий Вилков заявил, что гарантий британского правительства недостаточно, поскольку в Великобритании судебная система отделена от правительства. Видимо, он опасается, что наследники Щукина могут возбудить судебный иск, потребовав возврата незаконно конфискованной собственности их предка. На это представитель британского министерства культуры заявил, что Великобритания не может отказаться от принципа разделения властей, на котором зиждется британская демократия.


А между тем, Лондон оклеен плакатами предстоящей российской выставки с изображением картины Анри Матисса «Танец» из коллекции Эрмитажа. Билеты на выставку по-прежнему продаются.


XS
SM
MD
LG