Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московский книжный магазин «Фаланстер» под угрозой закрытия


Программу ведет Андрей Шароградский . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева .



Андрей Шароградский : Московский книжный магазин «Фаланстер» под угрозой закрытия. Директора магазина Бориса Куприянова на днях вызвали в ОВД «Тверское» предупредили о том, что в его действиях усмотрен состав преступления и на него намерены завести на него уголовное дело. По утверждению правоохранительных органов в «Фаланстере» продают порнографическую литературу. Символично, что после скандала с Фаланстером Росгосрегистрация составила новый перечень экстремистской литературы и материалов, в котором вдвое больше пунктов, чем было ранее. Как считает философ Гейдар Джемаль, причина нападок на магазин в том, что он является местом встречи определенного круга людей, «неудобных для власти». Рассказывает корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Ольга Вахоничева : «Фаланстер» объединяет людей самых разных идеологических взглядов. В этом книжном магазине, который иногда называют магазином «левой литературы», продаются произведения широкого спектра. К примеру, для журнала «Смысл» этот столичный центр интеллектуального общения очень важен. Говорит главный редактор журнала Смысл, телеведущий Максим Шевченко.



Максим Шевченко : В "Фаланстере" всегда можно достать и редкие, необычные книги, которые выходят небольшими тиражами, которые являются очень важными для интеллектуальной жизни нашей страны. Это не первая проблема с "Фаланстером". "Фаланстер", находящийся раньше в районе Патриарших прудов, поджигали, задерживали, закрывали и так далее.



Ольга Вахоничева : В аналогичном положении находится и издательство «Ад Маргинем». Уже полгода оно ведет борьбу с Мосгосимуществом против выселения издания из помещения в Замоскворечье. Вот что по поводу скандального дела вокруг Фаланстера говорит главный редактор «Ад Маргинем» Александр Иванов.



Александр Иванов : Здесь, мне кажется, речь идет просто о какой-то планомерной зачистке социального пространства оттого, что 90-е годы, в конце 80-х получило название "неформалов" или "не формата". Мне кажется, это элемент государственной политики, а не только московской. Речь идет просто о том, что крупный бизнес легче контролируется. Он, естественно, приносит больше доходов в казну, но главное, что он легче контролируется. Конечно, чиновники всех уровней - от федерального до муниципального - предпочитают иметь дело с крупным бизнесом именно в этом смысле. Но это еще попадает в некоторую такую духовную атмосферу времени, то, что я бы назвал такой критикой европейского разума. По разным оценкам, например, в среднем в европейской стране сейчас, такой как Германия или Англия, от 15 до 20 раз больше площадей книжных магазинов в городах, начиная от троцкистского магазина в районе Блумсбери или целой улицы торговой и так далее. У нас ничего подобного нет. Поэтому, я думаю, что некая такая антизападническая, если угодно.



Ольга Вахоничева : После проведенной в "Фаланстере" проверки и предварительного заключения эксперта Бориса Куприянова обвинили в распространении порнографии. Тверская прокуратура отправила дирекции магазина любопытный документ-предостережение против распространения запрещенной литературы, приложив список. В нем перечислены книги экстремистского содержания, которых в "Фаланстере", собственно, никогда и не было. А вот что именно за книги милиция сочла опасными для общественной морали, рассказывает директора магазина Борис Куприянов.



Борис Куприянов : Была сделана контрольная закупка одной книжки Депант "Трахни меня". Это книжка автора Виржинии Депант, фильм по этой книге снят под прюдессированием Люка Бессона, и прошел на широких экранах в нашей стране. Все книги, которые были изъяты (это книга "Евангелие от змеи" Пьера Бордажа, это книга "Парадоксия" Лидии Ланч, "Путешествие в Агарту" Абеля Поссе, книга Томаса Гунцига «Смерть Билингвы») были изданы от 3 до 4 лет назад. Никаких проблем с этими книгами не было. Какое-то повышенное внимание к нам и к нашей деятельности с разных сторон.



Ольга Вахоничева : Заключение экспертизы Российского института культурологи, которое в милиции трактовали, как подтверждение, что данная литература относится к разряду порно, дирекции магазина не показали. Почему, объясняет директор Института Кирилл Разлогов.



Кирилл Разлогов : На чем основывалось это самое заключение милиции, как я понимаю, потом сделанное? Очень хитроумная формулировка. Читаю медленно: "Представленные на исследования материалы, содержащиеся в данных печатных изданиях, хранит в себе информацию, являющуюся порнографической. Отдельные порнографические эпизоды, которые в различных видах" и так далее. Это уже не имеет значения. Дальше после этого заключения пишут про каждую книгу в отдельности. По каждой книге в отдельности она утверждает, что это художественные произведения, что количество эротических эпизодов небольшое, что оно оправданно художественно. По каждой из книг заключение о том, что оно не является порнографической и не может быть признано порнографическим. Я думаю, что это та причина, по которой это исследование не показали. Другое дело, что в традициях российской культуры, напечатавшей однажды в последние 15 лет романы Генри Миллера и книги маркиза Де Сада, роман, изданный к тому же в дешевой массовой серии, воспринимается как ненормативный и порнографический.



Ольга Вахоничева : Главный редактор журнала "Профиль", телеведущий Михаил Леонтьев так охарактеризовал ситуацию с "Фаланстером".



Михаил Леонтьев : С юридической точки зрения мы имеем налицо акт произвола. Потому что такие книги... Я не знаю, вот я "Элиса" купил совсем недавно. Уж крепче "Элиса", не говоря о том, что там ненормативной лексики такое количество!... Здесь очевиден эксклюзив в отношении "Фаланстера". Поэтому здесь совершенно налицо юридический произвол. На самом деле, не верю я, конечно, что это имеет какое-то отношение вообще к порнографии. Это имеет отношение к магазину "Фаланстер". Существует сфера, которая вообще не может в нормальном, психически-адекватном обществе подвергаться цензуре - это, собственно, литература и искусство, то есть вещи, связанные с интеллектуальной свободой. Потому что иначе, если мы этим занимаемся, то мы погружаем общество в маразм. По-моему, то, что происходит, является маразмом.



Ольга Вахоничева : Наиболее конкретные версии преследования дирекции книжного магазина "Фаланстер" и изъятия в нем «неправильной» по мнению милиции литературы, дал философ, председатель Исламского Комитета России Гейдар Джемаль.



Гейдар Джемаль : "Фаланстер" является точкой сборки, в общем, в определенной такой линии. Я помню, в свое время обсуждался союз восьми издательств, которые поддерживали эту линию. Скажем так, общее отсутствие такой душистой розовой благонамеренности по отношению к обществу в целом. То есть тенденция к постановке острых вопросов, тенденция к критике социума, тенденция к подозрению относительно намерений и правящих кругов и преобладающих каких-то трендов в социальной истории. Вот это вызывает особый страх, особое недовольство. То, что сейчас переживает «Ад Маргинем», я помню, что те же проблемы были у "Ультра.Культуры", которую несколько раз выгоняли с ее места. Она постоянно переезжала с места на место. Это один момент.


Второй момент - это то, что нужно принять в расчет коррупционность силовых структур. Потому что в городе, где на виднейших проспектах, виднейших площадях понатыканы интимшопы в обнимку с казино, в городе, где существует ночные клубы, которые рекламируются в глянцевых журналах, где самые пресыщенные богатые извращенцы могут получить все те сексуальные удовольствия, в которых им отказывают чересчур скромные Таиланд и Филиппины, было бы чудовищным лицемерием претендовать на то, что общественную нравственность оскорбляет один из наиболее интеллектуальных центров общения, дискуссии и книгопродажи. Конкретный критический пафос "фаланстерского" интеллектуализма и уязвимость этической позиции силовых структур, мне кажется, и дают в сумме вот этот момент.



Ольга Вахоничева : Тем временем письмо в поддержку магазина, опубликованное в "Живом Журнале" «За «Фаланстер», собрало почти полторы тысячи подписей.



XS
SM
MD
LG