Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

День чекиста: итоги 2007 года


Ирина Лагунина: 20 декабря чекисты отмечают свой общий, девяностый профессиональный день рождения. Эта декабрьская дата вообще удобный повод для подведения итогов работы шпионско-охранительного сообщества за год. О его успехах и неудачах, взлетах и падениях в 2007 году с историком спецслужб, бывшим агентом советской и британской разведок Олегом Гордиевским беседовал мой коллега Владимир Тольц.



Владимир Тольц: Олег Антонович, давайте начнем с того, чем юбиляры сегодня могут похвастать?



Олег Гордиевский: Надо сказать, что прошедший год был весьма успешным для КГБ, то есть для ФСБ прежде всего. Чего Ежов и Берия не добились, они в этом году добились. Фактически они вернулись от грязной работы полицейской и полуполицейской к письменным столам, работают через агентуру, чистенько, не пыльно. И главное достижение, что они восстановили политический сыск, у них вся общественная жизни под контролем, как она не была даже при Сталине. Каждый политический деятель, каждая политическая группировка, каждая группка, каждая газета каждая теле- и радиостанция, все под контролем ФСБ - такого еще не было. Это начало тоталитарного режима.



Владимир Тольц: Кроме того, наверное, следует отметить успешно продолжившийся в этом году захват чекистами ключевых позиций в политической и экономической жизни страны. С того момента, как подполковник чекистского резерва шутливо доложил на корпоративной вечеринке, что его внедрение в руководящий эшелон страны успешно состоялось, он отбыл там уже два президентских срока. За это время в московский Белый дом и на руководящие посты в российском бизнесе из питерского Большого дома перекочевало такое количество чекистов, что порой казалось, что на Литейном и дворников не осталось. А сколько людей из спецслужб внедрилось в вертикаль власти по всей стране.



Олег Гордиевский: И что интересно, что все руководство страны состоит из бывших кэгэбевцев и некоторые для порядка из ГРУ, как Сечин. Фактически президент из КГБ, заместитель из КГБ, премьер-министр прежний был из КГБ, этот, видимо, доверенное лицо. И не это главное, а главное, что дума состоит из доверенных лиц КГБ. То есть не надо Путину говорить думе - сделайте то-то, то-то и то-то. Оперативные работники, которые ведут думскую агентуру, они говорят тет-а-тет, наедине: проголосуй за это, выдвини это. То есть дума в руках ФСБ. Такого успеха тоже никогда не было.



Владимир Тольц: Вы упомянули ГРУ, Главное разведывательное управление Министерства обороны. Все-таки даже в день чекиста мы должны быть объективны: у власти теперь не одни кэгэбешники-эфэсбешники или как их там теперь, но и представители других спецслужб.



Олег Гордиевский: Они пробили очень сильно ГРУ, потому что ГРУ и вообще военные они всегда считали, что они более важные, и более крупные, и более сильные, чем КГБ ФСБ. А сейчас ГРУ вообще неизвестно где. Конечно, они обижаются, они сердятся, раздражаются, но против лома нет приема. А чекисты довольны.



Владимир Тольц: Ну хорошо, о политических достижениях и агентурной работе мы уже сказали. А оперативные?



Олег Гордиевский: Оперативные достижения какие: прежде всего, что терроризм сильно уменьшился. Довольно много еще убийств, причем убийств довольно крупных людей, политически крупных или из бизнеса. Это должно быть заботой ФСБ. Но они не волнуются, потому что нет крупных терактов, как это было в предыдущие годы, они почивают на лаврах и говорят - мы уничтожили терроризм. Но это действительно правда, терроризма стало меньше.



Владимир Тольц: Но при этом нельзя забывать и другое: еще раз отмеченную в этом году включенность чекистов в террор. Тут и подполковник московского УФСБ Павел Регузов, которого арестовывали по делу об убийстве Анны Политковской, и подозреваемый в причастности к убийству Литвиненко бывший эфэсбешник Андрей Луговой. Ну а другой разворот темы – борьба со шпионажем.



Олег Гордиевский: Теперь, что касается работы оперативной против шпионов, то тут вообще черте что. Они распускают слухи через свои газеты, которые они контролируют, что англичане чуть ли не всю Россию контролируют. Это чистая ложь, конечно, потому что всего у англичан два оперработника при посольстве, и оба заявлены правительству, органам безопасности, министерству внутренних дел, ФСБ, СВР. И никакого шпионажа грандиозного английского нет.



Владимир Тольц: Но это знаменитое клише «англичанка гадит». Но ведь шпионы не только английские бывают.



Олег Гордиевский: Есть другой шпионаж, грандиозный шпионаж – это китайский шпионаж. Сейчас китайская разведка, военная особенно мощная, они покупают целые дома, блоки в тех местах, где они близко от военных баз или научных центров и живут там семьями годами. КГБ все это видит, ФСБ это видит, оно это не любит, им это не нравится, разумеется. Они обращаются в правительство, а им там Путин, Фрадков говорили: нет, не трогайте их.



Владимир Тольц: Так обстоит дело с контршпионажем, а что с российскими Штирлицами в этом году?



Олег Гордиевский: Кстати, мы не знаем, какие у СВР успехи. Потому что они скрывают, кого они вербуют и вербуют ли вообще, как они работают с агентурой, что получают. Но у меня впечатление, что они, хотя у них масса денег, в отличие от прежних времен, они вербуют мало или плохо и получают мало. Потому что многие акции внешнеполитические правительства России очень неумные. Если бы была умная и знающая разведка, таких бы акций не было бы. Они происходят все время и по периферии России, и в другие районы в отношении Англии, США, даже Франции и так далее. То есть чувствуется, что разведка не тянет, хотя у них огромные средства.



Владимир Тольц: А позвольте вас, как ветерана разведки, спросить: почему?



Олег Гордиевский: Я понимаю, почему она не тянет. Потому что прежние разведчики опытные ушли, а приходят люди из академии разведки, их вливается сотни каждый год, они зеленые, они мало имеют опыта, и они думают о том, как хорошо пожить за границей бесплатно, еще деньги за это получать и так что работа идет ни шатко, ни валко. Хотя у них огромный актив, в каждой стране, в Германии, в Англии, Франции, Италии, Испании огромное количество русских, которые горят желанием помочь СВР. Так что СВР может пользоваться огромными человеческими резервами, но как они это делают, пока неизвестно.



Владимир Тольц: Ну и наконец о том, что вам территориально ближе всего сейчас – дело Литвиненко.



Олег Гордиевский: Прошедший год был годом позора для СВР и ФСБ в смысле дела Литвиненко. Хотя Литвиненко умер в конце прошлого года, дело начало раскручиваться в этом году. И все публикации в России, и за рубежом, все происходили с января по май. И что творилось, я просто своим глазам не поверил, столько количества лжи ФСБ распускало, причем российские граждане все это заглатывали как правду. А зарубежные только смеялись и глаза протирали, что как можно говорить такие абсурдные вещи, такую абсурдную ложь. И конечно, это был скандал, потому что явно просчитались чекисты, они подставили президента. Они ему сказали, что эта акция будет без последствий, никто ничего не заметит, а англичане со своим научным аппаратом, они все следы нашли, они все определили. И вот жалко суда не будет над Луговым, потому что стало бы известно, а кто еще участвовал. Потому что известно, что по крайней мере, четыре человека была бригада, которая производила операцию против Литвиненко.



Владимир Тольц: Да, как говорит Жванецкий, тщательнее надо работать. Кого-то накажут?



Олег Гордиевский: Я сказал, что головы будут лететь, потому что это явная ошибка СВР и ФСБ. Так вот Лебедева убрали, начальника СВР и загнали неизвестно куда, он по идее был министром. Какой же он министр, мы о нем ничего не знаем. Он был главный инициатор, он предложил Путину такую схему. Так что не ФСБ это была, а СВР.



Владимир Тольц: Да, для кого-то, похоже, нынешний праздник не удался.



Олег Гордиевский: В смысле Литвиненко и в смысле престижа за рубежом им нечего праздновать. За рубежом у них репутация приближается к репутации сталинского ГПУ-НКВД-КГБ. Так что с этими результатами чекисты приходят к своему празднику.



Владимир Тольц: Спасибо, Олег Антонович.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG