Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Партизан Василий Кононов выиграл дело против Латвии в Страсбургском суде


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие депутат сейма Латвии Борис Цилевич .



Андрей Шарый : Прокомментировать решение Страсбургского суда по делу Василия Кононова я попросил депутата сейма Латвии Бориса Цилевича.



Борис Цилевич : Что касается выводов, то пока, наверное, об этом говорить было бы несколько преждевременно. Поскольку я всегда, что касается приговоров Европейского суда, предпочитаю внимательно посмотреть текст. В чем именно заключается победа, это надо посмотреть. Насколько я понимаю, жалоба была по двум статьям 3-й и 6-й - это негуманное содержание, эквивалентное пыткам, и право на справедливый суд. Именно статья 6-я "справедливый суд" - это наиболее интересно. Было с самого начала понятно, что сама по себе концепция, на основании которой Кононов был осужден, она достаточно сомнительная и ущербная. Дело-то было до принятия вообще Европейской конвенции по правам человека, не говоря уже о том, что задолго до вступления в силу для Латвии и, в общем, военное время, то есть тут применимо так называемое гуманитарное право - Женевские конвенции. С чисто юридической точки зрения, если оставить в стороне все соображения политического характера, в общем, дело исключительно интересное.



Андрей Шарый : А если говорить о соображениях политического характера, можно сказать, что общественность Латвии была расколота в связи с этим случаем.



Борис Цилевич : Понимаете, общественность Латвии, к сожалению, расколота не только в связи с этим случаем, а, вообще, такая достаточно парадоксальная ситуация. В Латвии, на самом деле, контакты на межличностном уровне - на уровне работы, дружбы, семейных отношений - между латышами и русскими очень широкие. Человеческие отношения достаточно хорошие. Разделяют именно не столько даже политические вопросы, а сколько отношения к некоторым ключевым проблемам. Исследования показывают, что, в общем-то, базовые ценности и у латышей, и у русскоязычных очень близки, за исключением нескольких вопросов. Отношения к событиям Второй мировой войны, к событиям 1940 года различаются диаметрально противоположно. Естественно, к тем вопросам, которые отсюда в какой-то степени вытекают, например, проблема гражданства в Латвии, проблема прав национальных меньшинств и так далее.


Официальная концепция, которая была после 1990 года, в общем, принята и сейчас всячески пропагандируется, заключается в том, что в течение 50 лет Латвия была оккупирована - это включение Латвии в состав Советского Союза было совершенно незаконно, с чем, в общем, я и очень многие люди, даже критически относящиеся к нынешнему политическому режиму, вполне согласны. Но выводы какие отсюда следуют? Получается, что и советские войска, которые на территории Латвии действовали во время Второй мировой войны, они действовали не на своей территории, а на оккупированной территории, хотя, с другой стороны, в общем-то, всем понятно, что эта территория была оккупирована нацистской Германией в это время. Концептуальная неясность - вот это стремление уравнять абсолютно и советскую армию, которая действовала в составе антигитлеровской коалиции, и нацистскую армию "Вермахт" - вот это самое слабое место и то, что для меня неприемлемо. Признание того, что Советский Союз воевал в составе антигитлеровской коалиции вместе с демократическими государствами ни в коей мере нельзя рассматривать как, скажем, оправдание преступлений сталинского режима. Все-таки вот это стремление всячески поставить себя в положение жертвы, оправдаться как бы за сотрудничество с коммунистическим режимом, что, вообще говоря, было очень характерно для латышского истеблишмента, и для латышской номенклатуры, наверное, вот такие соображения шкурного характера являются основным препятствием для какой-то более или менее объективной и взвешенной оценки этих исторических событий.



Андрей Шарый : Как вы прогнозируете дальнейший вариант в поведении властей Латвии? Они согласятся с решением Страсбургского суда, каким бы оно ни было, поскольку молодой член Европейского Союза, строит демократию и так далее и тому подобное, либо будут последовательны до конца в отстаивании своей позиции? Как вы считаете?



Борис Цилевич : С решением Страсбургского суда нельзя не согласиться, поскольку там есть некая такая процедура квазиобжалования, то есть возможно добиваться рассмотрения дела на уровне "большой палаты". Иногда действительно "большая палата" решает иначе. В этой ситуации, понимаете, процесс практически прекратили. Был период, когда очень активно работали в архивах, собирали свидетельства очевидцев, возбуждали уголовные дела против других каких-то участников войны (в первую очередь, конечно, тех людей, кто лично участвовал в послевоенных депортациях, репрессиях против жителей Латвии). Уже в течение нескольких лет, в общем, никаких новых дел нет, наверное, по объективным причинам. Все-таки дело давно было. Единицы дожили до нашего времени. В общем, не будет забывать, что и первый приговор против Кононова тоже был оправдательный. То есть латвийская юстиция отнюдь нет единодушного мнения по поводу того, как к этим делам относиться.


Что же касается политических выводов, как бы изменения некоторой риторики, изменения самой концепции, движение к более взвешенной оценки истории, вы знаете, я сильно сомневаюсь, поскольку это один из краеугольных камней нынешней социальной идеологии. В общем, прошло уже, слава богу, много лет после восстановления независимости. Действительно, сегодня те молодые люди, которые прошли вот эту латышскую школу, которые знают только официальную версию истории, они, действительно, уверены, что Гитлера победили исключительно американцы с британцами, что Советский Союз вроде бы что-то делал, но, в основном, занимался репрессиями. Не каждый ответит, вообще, на чьей стороне Советский Союз воевал. Поэтому сегодня как бы менять что-то, это очередное потрясение основ, которое сегодня политическому истеблишменту совершенно не нужно.



XS
SM
MD
LG