Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый политический беженец в Англии: получит ли убежище в Лондоне Андрей Сидельников?


Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.



Андрей Шарый: Лидер российского молодежного оппозиционного движения "Пора" Андрей Сидельников добивается политического убежища в Соединенном Королевстве. Сидельников утверждает, что в России стал жертвой политических преследований и что спецслужбы препятствовали его выезду из Москвы – в Лондон он добрался через Киев. Британская полиция допрашивает Сидельникова, который, в частности, сообщает, что встречался в Лондоне с Александром Литвиненко за несколько дней до его отравления. В России о Сидельникове и его организации говорят разное. Лидер молодежного движения "Яблоко" Илья Яшин, в частности, утверждает, что численность "Поры" не превышала нескольких человек и что Сидельников просто пытался воспользоваться популярным брэндом. Об обстоятельствах бегства из России с Андреем Сидельниковым беседовала корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Наталья Голицына: У Андрея Сидельникова была Шенгенская и многократная британская виз ы. Однако при прохождении пограничного паспортного контроля, когда он собирался выехать в Лондон, в аэропорту Шереметьево ему было отказано в пересечении границы. Тем не менее, лидеру молодежного движения «Пора» удалось добраться до Лондона, где он и обратился к британским властям с просьбой о предоставлении политического убежища. Интервью Радио Свобода Андрей Сидельников дал уже после того, как его выпустили из специальной зоны для беженцев в аэропорту, где он провел 79 часов. Что же побудило его просить политического убежища в Соединенном королевстве?



Андрей Сидельников: Вы знаете, последней каплей стал отказ ФСБ выпустить меня за границу. Потому что до этого времени я периодически задерживался милицией и было определенное давление в связи с разными делами. Сначала по убийству Юшенкова, потом с убийством Литвиненко, когда получилось так, что я невольно оказался втянут в эту историю, за мою политическую деятельность как лидера российского молодежного политического движения «Пора». Конечно, когда перекрыли границу, когда запретили без оснований, совершенно не объясняя причин, сказали - обращайтесь к дежурному ФСБ, вот тогда уже мне стало понятно, что это конец.



Наталья Голицына: Я так понимаю, что вместо того, чтобы обратиться к дежурному ФСБ, вы направились в Белоруссию?



Андрей Сидельников: Понятное дело, что к дежурному ФСБ я не стал обращаться и не собираюсь этого делать. Я несколько раз подавал в суды на мои задержания незаконные. Суды в России знаете, какие - совершенно не независимые, принимают решения сверху, по указке. Поэтому, естественно, никакой речи о звонке в ФСБ не было. Я думал и гадал, что делать, как можно бежать из России.



Наталья Голицына: И как же вы убежали?



Андрей Сидельников: Вы знаете, через Белоруссию, попал потом на украинскую территорию. Все-таки каким образом я это сделал, я, наверное, сейчас рассказывать не буду, потому что это достаточно такой был длительный, утомительный и опасный процесс. Я законно находился на территории Украины – это единственное, что могу сказать. Я законно туда въехал и законно выехал. Купил билет в Лондон и первым же рейсом вылетел в Лондон.



Наталья Голицына: Прошла информация о том, что вы обосновали это тем, что вашей жизни угрожает опасность в России.



Андрей Сидельников: Да, это правда и это один из мотивов обращения за политическим убежищем в Великобритании. На прошлой неделе хоронили одного члена «Другой России», которого убили, а другой член «Другой России» находится в психушке. У меня выбор был: либо идти в тюрьму и безосновательно, потому что никаких законов я не нарушал, тем более никакого криминала не совершал, либо идти в психушку, либо попытаться убежать и попросить политического убежища.



Наталья Голицына: Вы встречались, насколько я знаю, с Александром Литвиненко за два дня до его отравления.



Андрей Сидельников: Я действительно встречался с ним 30 числа. Я знаком с Литвиненко с 2002 года, познакомил Сергей Юшенков, тогда депутат Государственной думы. И в тот приезд, в очередной приезд в Англию я ему позвонил, мы договорились встретиться, сели в одно из кафе и разговаривали. Говорили об убийстве Политковской, потому что он тоже был знаком с ней, он занимался независимым расследованием этого дела. Важная деталь такая, что он сказал, что на следующей неделе, то есть в начале ноября ему обещали предоставить некоторые бумаги, документы, которые могли бы пролить свет на убийство и то, что в этом замешены государственные органы, ФСБ, спецслужбы. Кто конкретно эти документы ему предоставить мог, он мне не говорил. Собственно говоря, эта беседа ничем не отличалась от тех других, когда мы встречались раньше. Он был бодр, весел достаточно энергичен. Ничего не предсказывало. Когда я узнал, что Ковтун и Луговой говорят о том, что они заразились от него 16 октября при встрече в Лондоне, собственно говоря, я уже заявлял, они просто врут и лгут, потому что этого не могло быть. Они якобы заразились от него 16, а я 30 с ним общался и не заразился, такого не бывает. Просто Луговой на пресс-конференции, когда я ему это в лоб сказал, он сказал, что мне очень повезло и все, на этом закончил пресс-конференцию и с яростью вышел из зала.



Наталья Голицына: Вы сдавали анализы?



Андрей Сидельников: Да, я сдавал анализы на проверку полония, анализы оказались отрицательными, у меня нет никакого полония.


XS
SM
MD
LG