Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Представлены два варианта реконструкции Апраксина двора в Петербурге


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Марк Крутов: В конце прошлой недели Петербургу были представлены два варианта реконструкции Апраксина двора. Оба проекта принадлежат британским архитекторам - Норманну Фостеру и Крису Уилкинсону, но если проект Фостера не входит в большие противоречия с окружающей средой хотя бы в отношении высоты зданий, то проект Уилкинсона выглядит вполне футуристически.



Татьяна Вольтская: Архитектурные концепции участников конкурса на реконструкцию старейшего рынка Петербурга - Апраксина двора - выставлены в зале инвестиционных проектов на площади Островского. Английский архитектор Норман Фостер уже выиграл один архитектурный конкурс в Петербурге - на реконструкцию Новой Голландии, и вот теперь явил миру свой новый проект, акцент в котором сделан на подземные галереи и низкие пространства. Он предлагает мощное логистическое развитие всей территории Апраксина двора, которое свяжет его подземными тоннелями со станциями метро "Сенная площадь" и "Гостиный двор", так что добраться до него можно будет за пять минут. Вместо многочисленных корпусов, которые занимают территорию Апрашки сегодня, причем часть из них тоже является памятниками архитектуры, взору предстает огромная Яблочная площадь, построенная в виде амфитеатра. Летом там будет концертная площадка, зимой - каток. Кроме размещения 168 тысяч квадратных метров торговых площадей, проект Норманна Фостера предполагает строительство детского музея, театра, выставочного комплекса и гостиницы.


А вот соперник Фостера - его соотечественник Крис Уилкинсон не собирается столь радикально переустраивать внутреннее пространство Апрашки, зато предлагает накрыть его неким воздушным облаком из стеклянных снежинок. Причем эта крыша протянется не только над пешеходной зоной комплекса от Садовой улицы до набережной Фонтанки, но и над самой Фонтанкой. Это должен быть высокий навесной мост из стеклянных трубок, очень легкий, подвешенный на стальных прутьях. Кроме этой футуристической конструкции, Уилкинсон предполагает возвести около 90 тысяч квадратных метров офисных помещений, 95 тысяч квадратных метров торговых площадей, а также музеи, театры и отель на 300 номеров. Именно этот проект, в основном, в части перекрытия Фонтанки около Чернышева моста, привел в недоумение директора фонда "Спасение Петербурга" Александра Марголиса.



Александр Марголис: Давайте вспомним историю с куполом "Новой оперы". Уже вовсю упрощают, и доупрощают я не знаю до чего. Так что сама по себе вот такая конструкция, она выглядит, на мой взгляд, просто цитатой из классической бумажной архитектуры и плохо связана с действительностью. Но даже если они что-нибудь такое гениальное придумали, с этими тросами и так далее, это, естественно, абсолютно неприемлемо, в отличие от представительского центра, в двух шагах от улицы зодчего Рости и набережной Фонтанки, это элемент, который взрывает и просто курочит центр. Здесь, конечно, надо искать более деликатное решение. Хотя я вовсе не сторонник классической архитектуры во всех случаях жизни. Но то, что я пока слышал, видел, вызывает ужас.



Татьяна Вольтская: Для осуществления проекта Уилкинсона потребуется снести здание Лениздата на набережной Фонтанки, но об этом неуклюжем творении времен застоя никто не жалеет - жалеют саму набережную.



Александр Марголис: Какой мост-перекрытие рядом с Чернышевым мостом? Это один из лучших, классический вид Петербурга. Перспектива на голубые купола Троице-Измайловского собора, с этим ритмом мостов. Убийство этой перспективы, этого ансамбля равносильно вторжению на центральные площади Петербурга.



Татьяна Вольтская: Кроме того, Александра Марголиса пугает, когда классики европейского хайтека берутся за разработку проектов для центра Петербурга.



Александр Марголис: Особенно английские. Вы знаете, как беспощадно они расправились с собственной столицей. Я считаю, что наших студентов надо вывозить в Лондон и показывать с моста Ватерлоо, как не надо работать с историческом городе.



Татьяна Вольтская: А вот Евгения Герасимова, главу архитектурной мастерской "Евгений Герасимов и партнеры", английские архитекторы-модернисты не пугают.



Евгений Герасимов: А почему нет? Профессиональные люди. В жизни бывает все, если это уместно, если это талантливо...



Татьяна Вольтская: К сохранению рядовой застройки центра Евгений Герасимов относится гораздо спокойнее, чем многие сторонники неприкосновенности старого города.



Евгений Герасимов: Если бы мы сохраняли все, город был бы сейчас деревянным на каменных подвалах, как в начале XIX века. Что-то надо сохранять, а что-то не нужно. У нас есть удачи, есть неудачи, как и везде. К удачам я отношу, например, Казанскую, 5. Я считаю, что это большая удача.



Татьяна Вольтская: Центр Петербурга нужно оставить в покое, считаете председатель Совета по охране архитектурного наследия в Союзе архитекторов Дмитрий Бутырин.



Дмитрий Бутырин: Пора уже прекратить это уничтожение центра. Площадь центра - всего каких-то 3 процента от площади города. Это то, чем мы сегодня можем еще как-то гордиться, хотя идет просто уничтожение центра. Мы убиваем курицу, которая несет золотые яйца.



Татьяна Вольтская: Проект-победитель будет объявлен 25 января 2008 года. В реконструкцию предполагается вложить 10 миллиардов рублей, но потенциальные инвесторы уже заявили, что готовы потратить на Апрашку гораздо больше. Реконструкция должна быть закончена через 5 лет.


XS
SM
MD
LG