Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Илья Яшин: «В политике не хватает людей, готовых жертвовать собой»


Илья Яшин предпочел бы своим акциям парламентскую трибуну или телестудию. Но туда надо сначала пробиться

Илья Яшин предпочел бы своим акциям парламентскую трибуну или телестудию. Но туда надо сначала пробиться

Явлинскому надо уйти, демократам - объединиться, а власти - перестать обменивать карьеру молодых на их лояльность, считает один из лидеров демократической оппозиции, глава молодежного «Яблока» Илья Яшин. Итоги 2007 года в молодежной политике - в его интервью Радио Свобода.


- Молодые политики - или молодые политические активисты - стали значительно более активными. Если говорить об оппозиции - правой, левой, любой, слышно преимущественно о ребятах вашего возраста. Почему?


- Я бы не стал преувеличивать масштабы этой политизации, хотя действительно тенденция такая явно наметилась. Ситуация политическая в стране консервируется, очевидно, что наметились некие такие застойные тенденции, а это всегда влечет за собой некоторую политизацию молодых людей. Тем более, когда произошла «оранжевая» революция на Украине, это очевидным образом повлекло за собой политизацию оппозиции в России, потому что это был некий такой драйв, «ветер свободы», который подул в Россию. Власть начала реагировать на это и политизировать лояльную себе молодежь. Старые политики уходят, их эпоха заканчивается, новые до сих пор не появились, такие состоявшиеся политики, поэтому сейчас, я думаю, наступает именно наше время.


- Этот драйв, акции «прямого действия» (типа «самосожжения», которое вы устраивали, или когда вы с Машей Гайдар вывешивались под мостом с антипутинскими лозунгами) - такого рода мероприятия для вас много значат в политике? Вы ради этого в политике?


- Я буду с вами откровенен. Радикальным и эпатажным акциям протеста я бы предпочел парламентскую трибуну и телевизионную студию для политических дебатов. Под милицейские дубинки мы идем не от хорошей жизни. Не от хорошей жизни мы проводим эпатажные акции, не от хорошей жизни нам приходится проводить радикальные акции. Когда в стране отсутствует парламент, когда в стране нет элементарных политических свобод, когда на телевидении действует политическая цензура, приходится придумывать какие-то новые формы протеста, чтобы достучаться до сограждан. Это далеко не содержание, это форма. Это форма, которая необходима для того, чтобы пробить информационную блокаду.


- Власть тоже активно мобилизует подрастающее поколение – в «Наши», «Молодую гвардию», «Идущие вместе». Есть такое ощущение, что они довольно успешно вербуют в свои ряды тех, кто хочет спокойно сделать карьеру в нынешней России. Как вы к этому относитесь?


- Здесь нет ничего удивительного. У власти колоссальные финансовые, административные и прочие ресурсы, колоссальные возможности для того, чтобы привлекать молодых людей. Комсомольская модель, которая выстраивается в России, она ущерба по своей сущности. Потому что создавать вид вертикальной мобильности, давать людям возможность получать образование, обучать людей, давать им возможность организовывать свой досуг - это прямая обязанность власти. А власть это делает в обмен на политическую лояльность. Вот в этом главная проблема всех проектов типа «Наших» и «Молодой гвардии». Если бы власть действительно хотела помогать моему поколению, она бы создала крупное молодежное движение, которое было бы неполитизировано. А здесь получается, что, вот вы, ребята, получите ресурсы, мы вас нарядим в маечки, но за это вы должны выстраиваться строем и ходить по Москве с портретами президента на футболках. Так дела не делаются.


- Многие делают просто карьеру - не политическую, это не «Наши» и не молодежное «Яблоко». Просто занимаются каким-то бизнесом, своими делами, творчеством и в политику не лезут. Таких молодых людей становится больше или меньше?


- Я с большим сожалением констатирую, что одной из главных особенностей моего поколения, которое выросло, сформировалось в эпоху после Советского Союза, стал цинизм. Вот это очень грустно. Такое материальное, очень циничное отношение к окружающему миру, логика «моя хата с краю», абсолютное равнодушие к соседу. Это может просто разрушить страну. Вот если это станет действительно массовой идеологией - такая, знаете, «манагерская», как у нас в Москве говорят, идеология - если она станет массовой, это будет означать очень серьезные негативные изменения для страны. В российской политике сегодня не хватает романтиков, людей, которые ради идеи готовы были бы жертвовать какими-то своими интересами. Готовы были бы жертвовать собой. Для которых идеалы свободы были бы не пустыми словами.


- Может быть, просто время такой романтики прошло. Почему в вас, например, нет цинизма этого?


- Я не знаю, почему у меня нет, видимо, меня родители в детстве заставляли книжки правильные читать. Я думаю, что вот эту ситуацию нужно исправлять радикальным образом, нужно, чтобы люди заразились идеалами свободы. Потому что, если у людей не будет стремления к свободе, в России никогда не будет гражданского общества. А если в России не будет гражданского общества, это рано или поздно обязательно приведет к установлению тоталитарного режима в моей стране.


- Один из последних всплесков политической активности, связанной с «Яблоком» - это протест горизонтальных структур «Яблока» против нынешней ситуации в партии, в том числе желание отставки Григория Явлинского. Чего вы добиваетесь?


- Мы хотим реформирования. Мы пришли к пониманию, что выжить и защитить свои интересы, интересы наших избирателей мы можем только в том случае, если в России появится объединенная демократическая партия. Нам представляется, что нынешнее руководство «Яблока» настроено на консервирование ситуации в партии: мы ни с кем по-прежнему не хотим договариваться, мы ни с кем не хотим находить общий язык. Нам кажется, что это тупик. Сейчас наступает эпоха уже новой волны демократов.


- Вы говорили об этом с Явлинским?


- Да, конечно, я предупредил его. Явлинский отнесся спокойно к нашей инициативе и сказал, что все наши споры мы будем решать на съезде.


- Вы за создание какой-то широкой демократической коалиции?


- Я веду речь о том, что в России должна быть объединенная демократическая партия. Какая-то более широкая коалиция по принципу польской «Солидарности» с участием левых, правых и так далее. Тоже тема дискуссионная, но сейчас мы говорим о другом. Мы говорим о том, что нам непонятно, почему такие люди, как Григорий Явлинский, Никита Белых, Ирина Хакамада, Гарри Каспаров, Владимир Рыжков, почему эти люди не могут быть в одной партии. Да, действительно, есть серьезные противоречия между ними. Да, действительно, у них есть разные взгляды на какие-то серьезные проблемы. Но нет никаких сомнений, что они единомышленники и в целом они примерно одинаково представляют, в какой стране они хотят жить. И нам представляется, что эпоха междоусобных войн между демократами осталась в 90-х годах. Для того чтобы решать те задачи, которые стоят перед нами, задачи просто сохранения европейского вектора развития России - для решения этой задачи нужна объединенная демократическая партия. Пусть она будет устроена очень сложно, пусть там будет множество разных фракций. Мы абсолютно убеждены, что наш избиратель сегодня кровно, жизненно заинтересован в том, чтобы в России была объединенная демократическая партия.


Я не веду ни с кем кулуарных переговоров, я обратился к ним публично, и от многих последовал достаточно дружелюбный комментарий, в частности от представителей СПС, которые всячески меня поддержали.


- Можно ли рассматривать это как пожелание на будущий политический год российским демократическим силам?


- Я очень надеюсь, что в течение ближайшего года объединенная демократическая партия в России если не появится, то по крайней мере появятся механизмы ее создания. Вот это очень важно.


XS
SM
MD
LG