Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Патаркацишвили: «Я готов за гражданскую позицию заплатить деньги»


Всего год назад такое обострение отношений между двумя самыми влиятельными политиками Грузии предсказать было невозможно. На праздновании Хануки в Тбилиси

Всего год назад такое обострение отношений между двумя самыми влиятельными политиками Грузии предсказать было невозможно. На праздновании Хануки в Тбилиси

За десять дней до выборов президента в Грузии участники кампании обмениваются резкими заявлениями. Живущий в эмиграции кандидат в президенты Бадри Патаркацишвили обвинил грузинские власти в организации покушения на свою жизнь, а власти в ответ заявили, что Патаркацишвили сам готовит государственный переворот, и тоже обнародовали свои тайные записи. Во вторник стало известно, что новым руководителем предвыборного штаба Патаркацишвили вместо замешанного в скандале Валерия Гелбахиани стал брат покойного премьер-министра Грузии Зураба Жвания Георгий.


В минувшие выходные Патаркацишвили предоставил в распоряжение английской газеты Sunday Times запись переговоров между сотрудником МВД Грузии Гией Дгебуадзе и чеченским боевиком Увайсом Ахмадовым, а также видеозаявление самого Ахмадова. На пленке, которая была сделана в июле прошлого года, Дгебуадзе просит Ахмадова организовать убийство Патаркацишвили. Устранение бизнесмена должно было быть спланировано таким образом, чтобы в нем можно было обвинить Россию. Дгебуадзе говорить о двух вариантах покушения: Патаркацишвили следует убрать либо в Лондоне, либо во время перелета из Тбилиси в Батуми на собственном вертолете.


Сам Увайс Ахмадов разыскивается в России за похищение людей и убийства. В своем отдельном заявлении он объясняет, что запись переговоров сделана им самим. Он хотел-де отомстить властям Грузии за то, что пять лет назад в Панкисском ущелье они убили несколько человек из его окружения, а впоследствии передали России одного из ближайших его сподвижников.


В воскресение же грузинская прокуратура обнародовала свой ответ на эти обвинения, носящий характер контркомпромата. Государственные телеканалы показали сделанную скрытой камерой видеозапись переговоров начальника предвыборного штаба Патаркацишвили Валерия Гелбахиани и директора специального оперативного департамента МВД Ираклия Кодуа. На встрече идет разговор о том, что во время массовых акций оппозиции против «сфальсифицированных выборов» Кодуа должен подтвердить факт нарушений, а затем арестовать министра внутренних дел Вано Мерабишвили. За это Патаркацишвили предложил Кодуа 100 миллионов долларов. Как стало понятно, чиновник в ходе этих переговоров действовал по заданию руководства МВД и, сделав запись за границей, привез ее в Тбилиси, чтобы обнародовать.


Исполняющая обязанности президента Грузии Нино Бурджанадзе объявила, что речь идет о попытке государственного переворота, которому власти намерены противодействовать всеми силами. Фигурант этой «войны компроматов» кандидат в президенты Грузии Бадри Патаркацишвили ответил на вопросы РС:


- Преданная вами огласке запись, на которой высокопоставленный сотрудник МВД Грузии просит наемного убийцу организовать покушение на вас, сделана летом 2006 года. Угроза сохраняется и по сей день?


- Когда это началось все (не только эта пленка, а в целом противостояние со мной), я считал, что до такого не дойдет. Но потом у меня появилось огромное количество доказательств, по которым я могу судить, что реально в планах сегодняшнего грузинского правительства убить меня любыми средствами.


- Почему грузинские власти заинтересованы в вашем устранении? Они опасаются политической конкуренции или это проблемы бизнеса?


- [Михаил ] Саакашвили настолько одержим страхом, что он может потерять власть, и именно я могу прийти к власти, что это уже стало для него навязчивой идеей. Он боялся сперва телевидения (контролируемого Патаркацишвили телеканала «Имеди» - РС), а потом моих денег. Он считал, что я претендую на власть. Все мои попытки объяснить ему, что это не так, не привели ни к чему. Он поставил перед собой совершенно простую цель - сперва нейтрализовать меня, купить у меня телевидение (и он предлагал фантастические суммы, больше миллиарда, которые, естественно, как бизнес, это телевидение не стоит). Дальше, видимо, были планы, чтобы и физически от меня избавиться для того, чтобы больше не думать о том, что в моем лице у него есть конкурент. Он просто не понял одного, - что я ни за что и никогда не продал бы «Имеди», потому что я считаю, что это как раз то, что моему народу нужно, это именно та телекомпания, которая защитила демократию в Грузии.


- Будете ли вы настаивать на расследовании обстоятельств организации покушения на вас?


- Я уже попросил своих грузинских и зарубежных адвокатов, чтобы они подали все нужные иски. Смешно было бы думать, что я могу доверять в данном случае грузинской прокуратуре и правоохранительным органам.


- То есть вы инициируете расследование в Англии?


- Я боюсь ошибиться, так как у меня не было возможности поговорить со своими адвокатами. Куда, что они подали, я не знаю, но такое поручение я дал в первый же день.


- Что касается обнародованной властями Грузии видеозаписи, на которой начальник вашего предвыборного штаба якобы договаривается с чиновником об организации государственного переворота после выборов. Она подлинная?


- Я не хочу это комментировать, потому что я не в курсе, что там произошло и как. Я могу сказать вам то, что я знаю. Я знаю следующее: господин Гелбахиани сказал мне, что вот этот Кодуа хочет со мной встретиться на тему фальсификации выборов и на тему, как ему, этому Кодуа, заработать деньги. И он готов организовать раскрытие преступления, которое называется «фальсификация выборов». У меня была информация о том, что ему будет поручено вбросить на выборах два грузовика бюллетеней (фальшивых, настоящих - непонятно), и за это он просил (за то, что он разоблачит и арестует своего министра) большие деньги. Мы с ним переговорили, и я сказал, что ради того, чтобы не пострадал народ, ради того, чтобы мы не получили 91-й год в Грузии, ради того, чтобы никто не начал стрелять, убивать и так далее, я готов за его гражданскую позицию, так, чтобы никто не знал, заплатить деньги.


- И все-таки, действительно ли оппозиция, как утверждают грузинские власти, планирует вывести людей на улицы в том случае, если вас не устроят результаты выборов?


- Я думаю, что вопрос уже с помощью грузинской власти стал риторическим. Потому что вопрос примерно звучит так: вот если я делаю что-нибудь противоправное, ты восстанешь против этого или нет. Я считаю, что никакого призыва не нужно. Народ сам мудрый и сам поймет, что нужно делать в случае, если его обманывают. Я считаю, что голоса обязательно нужно защитить, и у нас уже на сегодняшний день, у всей оппозиции, подано несколько сот исков в избирательные комиссии и так далее о нарушениях, которые происходят в ходе избирательной кампании. Естественно, народ все это видит. Мы сделаем все... если будет все-таки такая фальсификация, сообщить и показать это народу, а дальше уже пусть народ решает, каким образом защищать свое право на свое будущее.


XS
SM
MD
LG