Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Ирония судьбы" как элемент русской натуры


Елена Рыковцева: Мы поздравляем тех наших слушателей, которые празднуют сегодня католическое Рождество со всем западным миром. Хотя я не думаю, что таких слушателей очень уж много. Россия – все ж таки не заграница, и вряд ли когда-нибудь россиян на Западе станут принимать за своих, уж очень они особенные.



Звуковой фрагмент из программы «Наша Russia» (ТНТ): Мы живем в самой прекрасной стране на свете, а все остальные страны нам завидуют. Люди – это венец творения природы. А наши люди – полный венец. Ведь именно мы первыми догадались есть макароны с хлебом и пить водку с пивом. Это мы придумали переключать телевизионные каналы плоскогубцами. Благодаря нам в наших женщинах что-то есть, по меньшей мере, четыре минуты в день. Мы гордо называем нашу страну Россия, а иностранцы завистливо говорят Russia , но все-таки она – наша. Наша Russia .



Елена Рыковцева: Будут ли когда-нибудь на Западе принимать россиян за своих? А если нет, то почему? Вот главный вопрос нашей сегодняшней программы. Сходства и различия в отношении русских и западных людей к политике и культуре на примерах уходящего года в день католического Рождества обсуждают обозреватель «Российской газеты» Юрий Богомолов и преподаватель русского языка Лондонского центра русской культуры Юлия Мик, которую мы особенно благодарим, ведь сейчас в Лондоне восемь часов утра, а она нашла силы и возможность поучаствовать в нашем разговоре.


Мы сразу же начнем с той особенности русских людей, о которой Юлия, может быть, уже забыла, потому что она давно живет в Англии - каждый год смотреть один и тот же фильм под Новый год. Как с друзьями ходят в баню герои этого фильма, так каждый год люди в России и, наверное, даже во всем СНГ, смотрят «Иронию судьбы или С легким паром». Уже 32 года, по-моему, не устают, рейтинги зашкаливают по-прежнему. И раз настолько не устают, руководитель Первого канала Константин Эрнст, который занимается продюссированием кино, решил этот интерес еще больше подхлестнуть и даже снял продолжение «Иронии судьбы».


Юрий Александрович, что это такое, когда люди не устают смотреть одно и то же? Это вообще нормально?



Юрий Богомолов: Ну, в принципе, я думаю, что «Ирония судьбы» - это уже не фильм, это новогодняя елка. Не устаем же мы ее каждый год покупать.



Елена Рыковцева: Не надоедает.



Юрий Богомолов: Наряжать, и даже как бы считаем… Это редкое свойство какого-нибудь фильма иметь такой статус – статус новогоднего события, как салат оливье или как «Ирония судьбы».



Елена Рыковцева: Без которого никакой Новый год просто невозможен.



Юрий Богомолов: А то, что Эрнст решил подхлестнуть, здесь я бы сказал, что он не столько решил подхлестнуть, сколько попаразитировать на интересе, как бы въехать в рай на не своем горбу.



Елена Рыковцева: Удалось попаратизировать? Судя по тому, что 7 миллионов долларов фильм собрал уже по крайней мере за выходные.



Юрий Богомолов: Честно говоря, эту цифру надо проверять и перепроверять, так же, как я думаю, надо было перепроверять те цифры, которые показала «Единая Россия». Но это уже как бы другой вопрос. Мы можем сегодня судить не только о зрительском интересе, но и о самом качестве этого фильма. Я не знаю, на Западе есть какой-нибудь аналог?



Елена Рыковцева: Юля, скажите, пожалуйста, есть ли что-то такое, какой-то продукт телевизионный, может быть, это не кино, может быть, это какая-то программа, без которой елка – не елка, Рождество – не Рождество?



Юрий Богомолов: Что-нибудь кроме индейки.



Елена Рыковцева: Да, кроме индейки, что-то такое из телевизора доносится регулярное?



Юлия Мик: Трудно, конечно, сказать. Может быть, вы даже не по адресу обратились, потому что телевизор я смотрю мало. И, конечно, как всякий русский человек, 31-го числа я вместе с нашими любимыми актерами «хожу в баню», я смотрю «Иронию судьбы».



Елена Рыковцева: На DVD . Это очень смешно.



Юлия Мик: Да. А здесь, насколько я понимаю, выпускается новый фильм. Как раз к каждому Рождеству выпускают то очередную серию «Звездных войн», то «Властелин колец» был, сейчас «Гарри Поттер» идет. Как бы оно старое, но в новой форме.



Елена Рыковцева: В общем «Ирония судьбы-2» в каком-то смысле.



Юрий Богомолов: В этом смысле, конечно. Но все-таки мы же знаем, существуют отличия между ремейком и сиквелом, между вариациями того фильма, который мы видели, или продолжением того фильма, который мы знаем, любим. Я то думаю, в чем проблема второй «Иронии судьбы» прежде всего: в том, что они решили продолжить сказку. Ведь «Ирония судьбы» - это жанр сказки, что бы там ни говорили. Попробуйте нам сказать, что давайте воспринимать не как сказку, а как реальность рязановскую «Иронию судьбы». Это просто невозможно. Предположим, что кто-то рискнул бы написать продолжение сказки «Золушка». Интерпретировать по-своему ее можно, а продолжать после того, как произошло самое главное событие, принц женился на Золушке, это уже невозможно. Так же как и с «Гадким утенком». Поэтому в этом проблема и в этом споры сегодня и раскол как зрительской аудитории, так и критической.



Елена Рыковцева: А существует ли раскол? Мне просто очень любопытна судьба дальнейшая этого фильма, его перспективы, станет ли «Ирония судьбы-2» (наверное, миллионы долларов – это хорошая вещь, приятная, которая греет душу Константина Эрнста, но, думаю, он рассчитывает на большее, на то, что появится еще один такой странный символ, без которого не обойтись уже другому поколению) таким символом через два года, когда ее разрешат показывать по телевизору (пока нельзя, пока только в кино), с годами может она стать?



Юрий Богомолов: Я думаю, что это невозможно, потому что я так понимаю, что авторы, создатели «Иронии судьбы-2» не уловили, в чем главная суть первой «Иронии судьбы», и в чем ее главное волшебство, прелесть, удача. Они не сообразили, что эта сказка существует в определенном контексте. И пока живы воспоминания об этом контексте, а контекст в чем состоит? В том, что мы жили в закрытой стране, в закрытом обществе.



Елена Рыковцева: И унифицированном.



Юрий Богомолов: Тем, что у нас не было каких-то выходов на внешний мир, тем, что пространство душевности было очень ограничено во все дни, а Новый год – это была возможность его расширения. И когда столько лирики выливается на сантиметр экрана, как это было… А здесь что? Здесь лирика ушла. Я имею, прежде всего, конечно, Таривердиева и всю лирическую поэзию, которая там была представлена. А без этого – это сдернули одеяло.



Елена Рыковцева: Самый главный дефект, который я вижу как зритель - совершенно непонятно, откуда взялся роман-то, почему люди полюбили друг друга. В первом фильме понятно, а во втором фильме непонятно. И когда нет развития отношений, то уже просто неинтересно, уже скучно.



Юрий Богомолов: Да.



Елена Рыковцева: Вам просто объявляют: вот он влюбился.



Юрий Богомолов: Да, этот фильм Первый канал, я не думаю, что через два года, я думаю, что уже через пару месяцев они его дадут, но не в этом дело. Будут крутить к Новому году, да, будут крутить. Но все равно, мало ли что? Вон «Казанскую сироту» каждый раз крутят, а кто ее помнит?



Елена Рыковцева: Хорошо, значит, второго символа не будет, это наш прогноз. Юлия, скажите, пожалуйста, когда вы наблюдаете в Лондоне ажиотаж по поводу романов о Гарри Поттере, вам не кажется, что странные какие-то эти люди, англичане, чего они бесятся? Что такого в этой книге, чтобы такой устраивать хэппининг вокруг нее? Вас не удивляет их поведение?



Юлия Мик: Честно говоря, я это плохо понимаю, с трудом. Тем более, что книгу не читала. Начала первую, посмотрела несколько страниц и решила, что отложу.



Елена Рыковцева: Не ваша.



Юлия Мик: Да. А почему? Тоже, видимо, сказку хочется людям.



Елена Рыковцева: Будем считать, что это роднит.



Юрий Богомолов: Да. Лена, вы говорили, будут ли нас принимать за своих? Тогда существует и обратный вопрос: а будем ли мы принимать их за своих?



Елена Рыковцева: Я пока пытаюсь на примерах массовой культуры понять, что же тут такого разного, если каждый просто выбирает свой символ? Там символ волшебства – вот этот, здесь символ – вот этот. И одинаково сходят по этому символу с ума. Просто там ждут продолжения, а здесь смотрят одно и то же. Может, только в этом разница. А так то же самое.



Юрий Богомолов: Действительно, с одной стороны, сходство есть, как всегда, но также есть и нечто общее, но вот я вспоминаю Честертона, я очень люблю его, он говорил: «Чтобы понять, что такое человек, надо все-таки представить человека животным».



Елена Рыковцева: То есть каким животным вы его представите, такой он и человек.



Юрий Богомолов: Нет, не в этом дело.



Елена Рыковцева: А как?



Юрий Богомолов: Животные являются ключом к пониманию человека. Как анатомия обезъяны - ключом к пониманию. Во всяком случае, такого рода сравнения и сопоставления очень нужны. Тот же Честертон в свое время говорил, что «есть разница между увлеченностью и любовью. Если англичанин увлечется Францией, то он станет французом, а если он полюбит Францию, он останется англичанином». Вот в отношениях между нациями, народами разными, с разными корнями существует такая проблема. Кто увлекается? Поверхностные люди, как правило. А кто любит? Глубокие люди. Поэтому в этом есть некоторая…



Елена Рыковцева: Ну, глубокий человек иногда тоже может поувлекаться перед тем, как полюбить глубоко.



Юрий Богомолов: Естественно, но он не ограничится этим.



Елена Рыковцева: Я сейчас буду читать пейджерные сообщения. Пишут нам: «Никогда западные люди не будут принимать россиян за своих, потому что русских объединяет две черты: жлобство и ханжество. Эти черты, эти качества отвратительны для западного человека». Что вы скажете, Юлия? Действительно, в представлении западного обывателя жлобство и ханжество олицетворяют русского человека, это присущие ему черты самые главные?



Юлия Мик: Это стереотип, пожалуй. Такой стереотип существует, но мне кажется, что этот стереотип существует у русских людей…



Елена Рыковцева: …по отношению к самим себе.



Юлия Мик: Да, по отношению к самим себе, по отношению к тому, как их воспринимает западный человек.



Юрий Богомолов: И к англичанам по отношению к ним.



Юлия Мик: Да, это уж наша черта. Конечно, люди разные. Это банально, но так.



Елена Рыковцева: Но представить себе, что англичане вот так воспринимают русских людей как жлобов и ханжей…



Юрий Богомолов: Ну, кто-то, наверное, так воспринимает. Я думаю, что ведь человек как бы двоится в его сознании. Он на каком-то обобщенном уровне может так воспринимать, а когда дело доходит до конкретного общения с конкретными людьми, там все это пропадает. Это закон человеческого общежития.



Юлия Мик: Безусловно, существует какой-то стереотип, как мы относимся к американцам, наверное. А когда речь идет о каждом отдельном человеке, допустим, о наших друзьях американцах, то совсем другая ситуация. Милейшие люди.



Елена Рыковцева: Юлия, когда вы приехали в Англию и пожили там уже достаточное количество лет, у вас сложился какой-то стереотип об англичанах или, наоборот, сломался какой-то из тех стереотипов, с которым вы приехали туда? Потому что по поводу ханжества – это как раз стереотип существует у русских в отношении к англичанам. Такие чопорные ханжи.



Юрий Богомолов: Ну, пуритане.



Елена Рыковцева: Да, пуритане, чопорные.



Юлия Мик: Да, пожалуй, стереотип сломался. Но появилось много других. И дело здесь не в чопорности, а в таком их соблюдении пространства их своего личного и невторжения в чужое. Это было новостью.



Елена Рыковцева: Это вот западное.



Юлия Мик: Да, это, наверное, даже слишком, слишком они его блюдут. С русской душой хотелось бы немножечко растормошить.



Елена Рыковцева: Но русскую душу они ограничивают во вторжении в свое пространство.


Ирина поздравляет любимое радио и слушателей с Рождеством и Новым годом, здоровья желает, любви друг к другу, свежего воздуха и свободы.


Вера реагирует на наш разговор о ремейке, точнее об этом сиквелле: «Продюсеры ТВ обольщаются и этим путем делают косвенную рекламу своему ремейку. На самом деле, через 25-й кадр на население России будет идти психотропное воздействие этим фильмом».


«Будут русских принимать за своих, когда они избавятся от большого московского мифа, что все русские обязаны жить в стране с административным центром в Москве», - Владимир Киселев из Междуреченска пишет. Есть ли, Юлия, подобная ревность жителей провинции Англии к жителям к Лондона? Что вот эти лондонцы, они такие-сякие, весь свет на них клином сошелся.



Юлия Мик: Не думаю, не замечала. Мне кажется, что жители маленьких городков вполне довольны своим местом, своей жизнью. Дело в том, что здесь передвигаться можно довольно свободно. Это их выбор. Они там родились или там, может быть, но их выбор – не уезжать оттуда.



Юрий Богомолов: Тут есть действительно эти пространства, которые многое определяют. У Фазиля Искандера есть одно замечательно соображение о русской литературе, о том, что две доминируют темы в русской литературе 19-го века, это тема дороги, пути и тема дома. По этому принципу он разделяет Толстого и Достоевского. И действительно, наверное, это привлекает, кстати, Западную Европу. Вот этот конфликт дороги и дома, когда они увлекаются Достоевским, Толстым. И меньше Пушкиным, поскольку в Пушкине это гармонизировано достаточно.


Я хотел прокомментировать те соображения по пейджеру насчет административного центра. Действительно, вот что невозможно в Англии, Америке или какой-нибудь другой европейской стране, когда продюсер того или иного фильма, возмущенный оценкой критиков в той или иной газете, даже в государственной, а это случилось с «Иронией судьбы-2», начинает ябедничать начальству страны.



Елена Рыковцева: В административный центр.



Юрий Богомолов: Да, в административный центр насчет того, что так плохо отнеслись к этому фильму, и в связи с этим там предпринимаются ответные меры. Конкретный случай в «Российской газете», где в субботу была напечатана довольно резкая статья по поводу «Иронии судьбы-2» профессионального кинокритика, человека с опытом, Валерия Кичина.



Елена Рыковцева: Очень уважаемый человек.



Юрий Богомолов: И в субботу было напечатано, а в понедельник уже поднялся скандал, пошли звонки.



Елена Рыковцева: Туда?



Юрий Богомолов: Туда. Оттуда пришли тоже звонки. И вот уже во вторничном номере появляются тексты, которые в какой-то степени в завуалированной форме должны дезавуировать вот это выступление. И даже в моей авторской колонке последовали купюры, связанные не с фильмом, а с рекламной кампанией.



Елена Рыковцева: С тем, как ведется рекламная кампания.



Юрий Богомолов: Да, как ведется рекламная кампания по поводу этого фильма. Вот это действительно такое кардинальное и радикальное отличие того, что происходит в нашей стране. Юлия, возможно ли такое?



Елена Рыковцева: Юля, возможно ли такое, тем более, что я еще добавлю один недавний пример, когда телеобозреватель «Известий» Ирина Петровская критически отозвалась о фильме Никиты Михалкова, сделанного по поводу дня рождения Владимира Путина, сказала, что очень похоже на брежневские времена все это. Не прошло и трех дней, как ей нашли сначала оппонента на страницах своей же газеты. Редактору отдела культуры понравился этот фильм срочно, через три дня, а потом также нашли деятелей культуры, которые тоже написали, что им то этот фильм нравится. Но там, по-моему, обошлось без звонков в Кремль. А просто внутри газеты решили дать отпор своему критику. А здесь, видите, какой круговорот. Возможно ли, что выходит на экраны страны Англии фильм, критическую получает оценку, и создатели этого фильма жалуются Тони Блэру или кто там у вас сейчас, на то, что фильм достойный, а его вот так ругают, и газета пересматривает свою позицию? Реально?



Юлия Мик: Абсолютно нереально, уж в Англии то… Думаю, что такое невозможно. Конечно, обсуждать можно все, в любом тоне, где угодно. Думаю, что последствий никаких не будет.



Елена Рыковцева: Понятно. Значит, мы живем в самой уникальной стране мира в этом смысле, как говорят создатели сериала «Наша Russia » канала ТНТ, который мы цитировали.


И вот Андрей решил выступить с критическим словом в адрес еще первой «Иронии судьбы», пишет так: «Ирония судьбы» по своей сути жестокий и аморальный фильм, потому что там издеваются над добропорядочным женихом героини, а поступок героини легкомысленный, аморальный и не щадит чувств бывшего жениха». Я уже сказала, Андрей, если там есть какая-то логика поведенческая в ситуации первой «Иронии судьбы», то во второй, когда вот этот новый герой, Мягков номер два, подло совершенно, обманным путем выдавливает соперника с площадки, где происходят события, это уж совсем никуда не годится, потому что тут мотивации никакой.


Юрий Александрович, давайте объективности ради скажем, что во время новогодних праздников россияне с огромным удовольствием и с большим энтузиазмом и тоже в тысячный раз смотрят и западное кино вроде «Один дома», «Один дома-2», три уже, по-моему, их.



Юрий Богомолов: Еще «День сурка» есть. Вот это все так называемые буржуазные комедии.



Елена Рыковцева: Воспринимают.



Юрий Богомолов: Воспринимают, и мы их смотрим. В общем, мы ведь вступили на путь обуржуазивания нашей действительности. Кто-то это склонен называть омещаниванием, но в принципе мы вступили на этот путь. Нравится он – не нравится – тут вопрос гуманизации этого процесса. Так вот, поскольку западная цивилизация на этот путь вступила давно, у нее есть громадный опыт. И я смотрю каждый раз эту картину…



Елена Рыковцева: Какую?



Юрий Богомолов: Ну, например, «Один дома». Я смотрю, я понимаю, что для такого фильма, как для английского газона нужно несколько веков, а здесь по крайней мере, нужен один век хотя бы буржуазного существования.



Елена Рыковцева: Чтобы эти ценности сложились.



Юрий Богомолов: Чтобы эти ценности сложились, чтобы они воспринимались, чтобы вот эти взаимоотношения не казались совершенно фантастическими и так далее. И вот этого у нас пока нет. Мы не можем такого делать. И почему мы все время оглядываемся на «Иронию судьбы», на «Карнавальную ночь», на комедии Гайдая или Данелия? Потому что они были сделаны исключительно в советское время, когда существовали жесткие ограничения. И каждый шаг влево или вправо давали определенную передышку человеку. Частная жизнь была фактически в советское время на нелегальном положении или на полулегальном. А здесь ей давался простор. И это подкупало. И воспоминание об этом в генах сидит. И мы поэтому до сих пор готовы этим восхищаться и этому радоваться. А у них это уже как бы норма жизни. И они требуют новых фильмов, они не будут 125-й раз смотреть «Красотку», которая является в сущности калькой с известного романа Льва Николаевича Толстого «Воскресение», если вы вспомните.



Елена Рыковцева: (Смеется). Да, вспомним.



Юрий Богомолов: Они не будут это 125-й раз смотреть.



Елена Рыковцева: Ценности в развитии буржуазные.



Юрий Богомолов: Захочется чего-то нового. Вот этот момент обновления. И я так понимаю, что и для англичан новогодний праздник – это не праздник у телевизора.



Елена Рыковцева: Ну, конечно.



Юрий Богомолов: А у нас это до сих пор гость наш за столом.



Елена Рыковцева: Номер один. Мы, получается, эти фильмы уже с удовольствием воспринимаем, но делать, создавать такого рода продукт еще не научились. У меня попутное замечание, что ведь тогда, а в 1975 году вышла «Ирония судьбы», в голову не пришло Эльдару Рязанову, а может, и пришло бы кому-то из его руководства, но он не дал, в 12 часов запустить, под бой курантов выступление Леонида Ильича Брежнева, этого в фильме нет. В новом фильме современным создателям прекрасно пришло в голову в 12 часов показать нам подробненько Владимира Владимировича Путина, который говорит непременно духоподъемные слова о том, что все будет у вас хорошо, надежды сбудутся. И все это, конечно, проецируется на судьбу главных героев. Не знаю, как к этому относиться. То есть я то отношусь к этому совершенно определенно.


Владимир из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Я сейчас выскажу свою точку зрения. Она, может быть, немножко жестковата, но как вы уже упомянули, это наша действительность. Пока мы будем влезать или залезать на унитаз с ногами и делать это не потому, что нам так удобнее, а потому что они у нас все время грязные, мы будем чужими в этом цивилизованном мире.



Елена Рыковцева: Очень важная вещь. Туалеты – это то, что, конечно, отличало всегда Россию от западных стран. Я знаю, мои американские знакомые специально коллекцию создавали, фотографировали туалеты ездили по всей стране.



Юрий Богомолов: Я больше того скажу. Я в свое время когда-то заинтересовался проблемой того, как у нас называется туалет в истории. Ведь сначала он назывался нужником просто. Потом он слишком грязный, и его решили немножко на иностранный лад назвать, сортир, потом туалет, потом стали думать и называть уборная. В связи с этим я вспомнил, как Максим Штраух, великий артист, покойный, к сожалению, рассказывал, как он играл у Островского на детском утреннике спектакль. Там героиня актрисы, она ему говорит: «Приходите ко мне в уборную, мы чай будем пить». Это такой взрыв хохота школьников, которые знают, что такое уборная. Можете себе представить, спектакль был сорван практически.



Елена Рыковцева: Юлия, скажите нам для баланса, есть ли у англичан жаргонное обозначение слова «туалет»?



Юлия Мик: Не могу вспомнить.



Елена Рыковцева: Пока послушаем Андрея из Москвы.



Слушатель: Мне кажется, что еще очень нескоро, если совсем никогда, будут русских и россиян воспринимать на Западе как представителей западной цивилизации. Ввиду того, что абсолютная незаконопослушность и абсолютная недемократичность каждого. Я понимаю демократию как ответственность за все сделанное, сказанное и не выполненное. Вот этого, к сожалению, у многих у нас нет.



Елена Рыковцева: Согласитесь?



Юрий Богомолов: Я бы так сказал, я не думаю, что долго. Если мы будем более-менее правильно развиваться, в правильном направлении, то это все быстро пройдет. Я очень вспоминаю свое потрясение, когда я оказался на Западе впервые, как машины меня пропускали через дорогу. Теперь я смотрю, я часто хожу по Москве пешком и обращаю внимание, что практически все водители уступают и приглашают перейти дорогу. Если ты стоишь перед светофором.



Елена Рыковцева: Как-то вы очень авторитетно выглядите, видимо, для них. Какую-то они в вас чувствуют угрозу.



Юрий Богомолов: Нет, почему? Я иду иногда с собакой.



Елена Рыковцева: Вот.



Юрий Богомолов: А уж не говорю, когда идут женщины с колясками.



Елена Рыковцева: Ну, чуть-чуть уже подхватили, уже поездили.



Юрий Богомолов: Идут процессы. Только вопрос в том, будем ли мы опять все время отгораживаться от Запада? В конце концов, что такое, Достоевский еще в 19-м веке говорил, что настоящий русский это европеец. И только тот, кто европеец – настоящий русский.



Елена Рыковцева: Вот, может быть, действительно это формула. Алексей из Климовска пишет, что «хорошо, что у нас есть хоть одна хорошая традиция. А «Ирония-2» - полное…(то, что производят в туалетах), как и «Карнавальная ночь-2». Юль, мы поняли, что вы, как и англичане, не считаете телевизор своим другом номер один за новогодним столом. А вот оказывает ли то же самое воздействие телевидение на политический выбор жителей Британии, как это происходит в России?



Юлия Мик: Я думаю, что это происходит немножко по-другому. Конечно, избирательные кампании по телевизору показывают. Особенно здесь есть то, чего нет в России, это дебаты, конечно же. Это источник информации. Но так, что давление какое-то оказывалось, - нет, насколько я знаю.



Елена Рыковцева: Вы считаете, Юрий Александрович, как-то с годами меняется эта вера в телевидение и доверие к телевизионному слову у россиян, или все так же в общем, что в 1996, что в 1991 и 1975?



Юрий Богомолов: Мне кажется, это не совсем так. Идет процесс с 90-х годов деполитизации населения. Что значит деполитизация? Определенная часть, категория людей по-прежнему все еще являются в этом смысле активными, поэтому они раздражаются и так далее. Но большая часть уже, для них политика это нечто совершенно отдельное от них, и они живут другими как бы вопросами. Вчера хорошо очень по телевизору говорил об этом Гарик Мартиросян в программе «Школа злословия», где его допрашивали на этот счет Татьяна Толстая и Дуня Смирнова. И он говорил о том, как юмор эволюционирует. Он помнит, он ведь из КВНа пришел, тогда все занимались политикой, и сказать какую-нибудь политическую шутку – это вызывало взрыв интереса, хохота и так далее. Потом настал период, когда сказать про тещу, как это делает Петросян со своим «Кривым зеркалом», тоже взрыв хохота. А теперь уже в основном вопросы межполовых отношений.



Елена Рыковцева: Я – поклонник этой программы «Комеди клаб», к которой принадлежит Гарик Мартиросян. У меня есть подозрение, что просто не дают им про политику. Они могут очень смешно. Они с удовольствием шутят про Буша Джорджа, но только однажды у них была, на заре их туманной юности ужасно смешная сценка про Путина, который смотрит сериал. Это все. Мне кажется, что канал ТНТ просто не даст им, даже если это будет здорово и смешно, а у них получится, они очень остроумные ребята, не даст им канал про политику, не даст.



Юрий Богомолов: Вот он говорил, что и на корпоративных вечеринках, где они частые гости, их никто не желает слушать на эту тему.



Елена Рыковцева: Вот это другое дело. Хорошо, хотя Бог его знает, хорошо ли это. Но я то считаю, что телевидение, которое с годами стало все более и более развлекательных, все-таки в период избирательной кампании сосредотачиваются и какую-то пропаганду из последних сил обрушивает на головы избирателей.



Юрий Богомолов: Да, у них не было дебатов между, то есть они были, но они были крайне формализованными и мало интересными, поскольку неинтересны были политики. Об этом, кстати, говорится, что политики теряют все более свою индивидуальность. Хорошая она или плохая – это другой вопрос. Но они теряют индивидуальность, они становятся неинтересными. В тот же вечер вчера был Галкин у Тины Канделаки, извините, что я так много про телевизор говорю…



Елена Рыковцева: Это же ваша работа.



Юрий Богомолов: Он говорит, что ему политики стали в основном не интересны, ему приходится пародировать в основном мастеров шоу-бизнеса.



Елена Рыковцева: Так потому что новых политиков не появляется, хотя, с другой стороны, и мастеров шоу-бизнеса новых не появляется.



Юрий Богомолов: Они стали, он говорит, правильно говорить. Потом их очень причесывают по телевизору. Уже такой подарок, как Хасбулатов или Черномырдин, ну, нет уже такого подарка.



Елена Рыковцева: Да.



Юрий Богомолов: Или Шандыбин.



Елена Рыковцева: Вся «Единая Россия», которая заполонила экраны, это же конструкции словесные, в которые не продерешься, в смысл этот.



Юрий Богомолов: Вот я думаю еще, в чем проблема современного нашего российского телевидения? В том, что оно в новую эпоху, в эпоху обуржуазивания не должно быть государственным. И оно не должно быть партизированным. Не должно быть, чтобы этот канал…



Елена Рыковцева: …был захвачен такой-то партией. И этот захвачен той же самой партией. И этот тоже этой партией.



Юрий Богомолов: Потому что если мы посмотрим рейтинги каналов – Первого и «России», предположим, и НТВ, то мы увидим совершенно зеркальное отражение рейтингов наших партий. Первый канал – это «Единая Россия» по рейтингу, абсолютное доминирование развлекательных программ и так далее. «Россия» - это «Справедливая Россия». НТВ – это ЛДПР, с ее «Программой максимум», а «Рен-ТВ» - это уже «Яблоко» и СПС.



Елена Рыковцева: Точно, все точно. Вот мы обсуждаем, будут ли когда-нибудь на Западе принимать россиян за своих. И судя по тому, что Юрий Александрович Богомолов говорит, не особенно будут принимать, потому что такого телевидения на Западе точно нет, где каждый канал, его рейтинг представлял бы примерно рейтинг такой-то партии.


Мы слушаем Вадим из Москвы. Когда это случится, скажите нам?



Слушатель: Я думаю, это случится тогда, когда наше общество, весь наш народ, начиная от политической и культурной элиты, вплоть до обывателя перестанут безнравственно лицемерить. Это лицемерие выражается в том, что мы пользуемся всем западным – машинами, мобильниками, компьютерами, стиральными машинами и так далее – и одновременно угрожаем Западу, заявляем, что их цивилизация нас не устраивает, как это сказал наш президент корреспондентам « Times ». И вот Проханов тут заявлял недавно, что Запад рушится, а мы дадим миру что-то новое. И соответственно, эта элита направляет своих детишек учиться туда. А если мы вспомним случай с сыном зама премьер-министра, который со своими дружками избил англичанина, пришедшего мирно с ними познакомиться, и оказался с выбитыми зубами в больнице. Я думаю, что пока это все будет продолжаться, конечно, нас там нормальные люди нормально воспринимать не будут.



Елена Рыковцева: Юлия, вот эти истории с сынками чиновников какой-то накладывают отпечаток на восприятие англичан русских в целом? Или все-таки они понимают, что это детки богатых или высокопоставленных родителей блажат, и не нужно делать каких-то особенных выводов?



Юлия Мик: Мне хотелось бы думать, что это второе. А потом и англичанин англичанину рознь.



Юрий Богомолов: Кроме того, мы помним, что принц Гарри одевался в нацистскую форму и тоже баловался таким образом.



Елена Рыковцева: Но они там очень осудили. Юль, осудили же очень?



Юрий Богомолов: Я тоже осуждаю. И все мои знакомые осуждают.



Юлия Мик: Да, потом такие известные факты, как англичанин, выезжающий отдохнуть на выходные куда-нибудь в Чехию и устраивающий там чуть ли не погром.



Елена Рыковцева: Я уж про ваших болельщиков молчу, про английских. Сейчас мы, наконец, покритикуем англичан.



Юрий Богомолов: Или про многочисленные в последнее время слухи немотивированного вроде бы расстрела. Я не про Англию говорю, это было в Германии, в Штатах, когда люди приходят с автоматом и начинают…



Елена Рыковцева: А, это сумасшедшие, которые расстреливают людей в супермаркетах.



Юрий Богомолов: И что-то от Достоевского вдруг возникает, что-то от раскольниковского бунта.



Елена Рыковцева: «Что-то не то с этим обществом, что-то не так!..».



Юрий Богомолов: В принципе мы, естественно, пытаемся идти на Запад, и это правильно. С другой стороны, мы должны тоже четко понимать, что путь западной цивилизации не так уж прям.



Елена Рыковцева: Но они сами это понимают, у них тоже дискуссии о свободной продаже оружия все время вспыхивают после таких историй.



Юрий Богомолов: Тут тоже есть проблемы, которые можно считать вызовом современной цивилизации.



Елена Рыковцева: Я прочитаю пейджерные сообщения. «Культ Гарри Поттера в Англии вызывает у нас в Одессе смех и издевки, потому что каждый одессит знает, от какой фамилии происходит фамилия Поттер». Мы просим каждого одессита написать нам на пейджер – от какой же?


«Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись, - сказал один англичанин, ему виднее. Это ответ на ваш вопрос», - пишет Оксана.


«На конкретный вопрос конкретный ответ: в будущем вряд ли. На вопрос почему ответ: потому», - Майоровы отвечают.


«Жлобство и ханжество навязаны русским СМИ», - пишет Николай. Как всегда, пресса виновата.


«Очень сложный вопрос, - пишет Добрый, - мы далеки и не далеки друг от друга, от европейцев. Нам не хватает внутреннего консерватизма. Сегодня не столько мы смотрим на Запад, сколько европейцы равняются на нас». Ага, Юля, теперь мы знаем, на кого вы там равняетесь.


«После сокрушительного культурно-нравственного разгрома, нанесенного России гнусными отечественными нуворишами в 90-х годах, в недалеком будущем россиянам, видимо, предстоит продемонстрировать сверхчеловеческую порядочность, чтобы хотя бы как-то вернуть к себе небольшое доверие. Будет чрезвычайно сложно», - пишет Александр из Сызрани.


«Мудрый Моисей водил свой народ 40 лет по пустыне, чтобы умер последний раб. Во-первых, 40 лет еще не прошло, во-вторых, Россия еще не пустыня. В-третьих, президент – не Моисей. В-четвертых, многие евреи уже выехали. Ну, что же тут может быть общего?» - спрашивает Николай Иванович.


«Бывали за границей, и, общаясь с иностранцами, сделали вывод, что нас, Россию как государство могут не любить за имперские замашки, за другие неблаговидные качества, но к каждому человеку конкретному относятся так, как он того заслуживает». То, что говорит нам Юлия, все зависит от человека.



Юлия Мик: Я хотела бы процитировать своего приятеля, который недавно сказал, что проблема России всегда в том, что она считала себя сверхдержавой, хотя никогда таковой не являлась, с точки зрения западного человека.



Елена Рыковцева: Желаемое за действительное выдавали.



Юрий Богомолов: Ну, тут разные были точки зрения.



Елена Рыковцева: Но у вас-то какая? Вы когда-нибудь так считали, в какие-то периоды жизни? В Советском Союзе, наверное.



Юрий Богомолов: Советский Союз – сверхдержава, естественно. Уже одно то, что он обладал ядерным оружием. Но я бы вот что хотел заметить, что все-таки с нами что-то происходит. Так как я не люблю телевидение в силу своей профессии…



Елена Рыковцева: Конечно, столько смотреть. Ужас какой!



Юрий Богомолов: Хотел бы объективности ради сказать, что все-таки у нас появляются иногда сериалы, которые выдают некоторые прогресс. Например, этот сериал про Варлаама Шаламова, который был весной.



Елена Рыковцева: «Завещание Ленина».



Юрий Богомолов: Он в этом смысле стал общественным событием. Или вот только что прошедший сериал «Ликвидация».



Елена Рыковцева: Сделан прекрасно.



Юрий Богомолов: Который не просто хорошо сделан, а он создал определенный миф об определенном времени, который рифмуется с сегодняшним днем. Ведь там национальным героем, который переплевывает национального героя Жукова, маршала Победы, одесский еврей Давид Гоцман с замечательным именем, которому противостоит монстр Голиаф – преступность. И это, я заметил по откликам отдельным, вызывает некоторую оторопь у наших антисемитов. Их чувства можно сравнить с чувствами антисемита, который полюбил еврейку, да еще женился на ней. Это же ужас – любить, ненавидя каждый день. Но вместе с тем рейтинг «Ликвидации» фантастический.



Елена Рыковцева: Так он вам понравился?



Юрий Богомолов: Очень.



Елена Рыковцева: И мне.



Юрий Богомолов: В этом и подвижка.



Елена Рыковцева: Борис Павлович: «Весь русский маразм был воплощен в советском коммунизме, когда комплекс неполноценности раба выдавался за комплекс превосходства советского человека. Это совковое мышление преобладает в России и несовместимо с Западом».


«В Германии каждый день 31-го числа показывают английский 25-минутный фильм «Диннер фор ван». Юля, знаете, о чем речь идет, «Обед для одного»?



Юлия Мик: Я не смотрела.



Елена Рыковцева: Спасибо, Антон, теперь Юля обязательно купит DVD и посмотрит.



Юлия Мик: Да.



Елена Рыковцева: Ефим из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Я думаю, что мы с вами станем тогда на Западе своими, когда все отсюда уедем.



Елена Рыковцева: Ефим, не надо.



Слушатель: Все нормальные люди оставят эту страну этим пяти миллионам идиотов, которые нами руководят.



Юрий Богомолов: Никогда не надо говорить никогда.



Елена Рыковцева: Вы о чем?



Юрий Богомолов: О том, что мы никогда не встретимся с Западом.



Елена Рыковцева: А я думала, что не говорить никогда, что мы никогда не уедем на запад все. И это тоже. Завершаем программу «Час прессы», где мы пытались найти отличия и сходства между жителями России и жителями Запада в день католического Рождества.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG