Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Времена меняются - празднование Нового года и Рождества остается


Программу ведет Никита Татарский . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская .



Никита Татарский : Времена меняются - празднование Нового года и Рождества остается. О том, что значили эти праздники для наших предков, и как они их отмечали, с заместителем директора по науке петербургского Института истории искусств Анной Некрыловой беседует моя коллега Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Анна Федоровна, не так давно у вас вышла замечательная книга о народных праздниках. Понятно, что в ней немалое место занимают Рождество и Новый год. Наверное, стоит вспомнить и деревенские обычаи и городские.



Анна Некрылова: Новый год и Рождество праздновались, естественно, очень давно на Руси. Отличия в праздновании были. Раньше все это основывалось на крестьянском миропонимании. Городские, да, конечно, появились. XIX век уже знал и дворянский Новый год, и дворянское Рождество, и купеческое Рождество. Но все-таки об этом мы знаем меньше. Наверное, говорить нужно, если об исконных формах, то надо вспомнить, что Новый год не был очень большим праздником. Это была дата. Но большим праздником было Рождество и, соответственно, Крещение, то ест эти две даты, которые обрамляли святки.


Что касается традиционного отмечания все этого, то в нем были, конечно, очень любопытные моменты, и очень интересные вещи, которые сегодня чуть-чуть начинают как бы входить в нашу жизнь. Скажем, Рождество всегда ведь отмечалось обязательным постом. До первой звезды не ели, и затем весь этот день, Рождество Христово, проходил под знаком именно Рождества младенца Спасителя. Здесь важно все - и Рождество, и младенец, и Спаситель. Рождественский стол всегда был умиротворенным, тихим, торжественным, без всякой объедаловки. Можно было выпить, но чуть-чуть. Главное, как даже мне еще объясняли в экспедиции, это поразительно, как крестьяне даже сегодняшние это понимали, родился Христос. Он маленький совсем. И только что родился Новый год или рождается. Поэтому нельзя шуметь, их нельзя спугнуть, их нельзя потревожить. Их нужно лелеять и, народное замечательное слово, пестовать. Новый год, именно Рождество, это было время детей - начало года, детство человечества, Христос, который еще младенец.


Интересное такое явление, когда, действительно, дети, которые воспринимались как искорки младенцев Христа, они воплощают эти идею чистоты, безгрешности, начало года, начало истории человечества, начало рода и семьи. Во-первых, дети ходили колядовали. Если ко взрослым колядованиям относились всяко, то к детям относились архисерьезно, архипочтительно. Нельзя было себе позволить детей не приветить. Их надо было выслушать и одарить. Пекли специальные печенья в виде домашних животных - козочки, баранчики, коровки.



Татьяна Вольтская : В виде тех животных, которые могли прийти к яслям Христа, да?



Анна Некрылова : Естественно, но вкладывали в это еще одно. Давали в принципе одинаковые печенья, но при этом обязательно произносили "бычки - мальчикам", а "коровки - девочкам", "овечки - девочкам", а "баранчики - мальчикам". Еще как бы утверждался их пол, их назначение.


Новый год отличался столом, конечно, - обильным таким, сытным столом, разнообразным, мясным, жирным. Если рождественский стол был скромный, тихий, спокойный, то вот этот был прямая противоположность. Потом ведь исстари ведется, что вхождение в другой отрезок времени должно быть оформлено, и проходить гладко, то есть нельзя прерывать. Скажем, спать нельзя в эту ночь, что мы сегодня и делаем.


Сегодня мы говорим, можно, хорошо, не возбраняется. А тогда же это было обязательно. Ты обязан был веселиться, обязан был есть, обязан был пить, обязан был прыгать, танцевать и прочее, созвать гостей, самому ходить в гости. Потому что если ты всего этого не сделал, то это скажется и на космоприродном универсуме, то есть очень поздно наступит весна, урожай будет плохой. В Новый год надо было изобразить благополучие.



Татьяна Вольтская : Настоящая такая бытовая, домашняя магия.



Анна Некрылова : Конечно.



Татьяна Вольтская : Как следует попляши, поработай, чтобы все вокруг сделалось хорошо, да?



Анна Некрылова : Да, то, что мы съели на Новый год, оно у нас потом и будет в течение года. То, что мы пропели, исполнили и разыграли, оно и получится. Почему, скажем, на Новый год ходили снег пололи, извините? Почему вытаскивали плуг? Почему мужики ходили где-то в Новый год, идет снег, красота необыкновенная, а они в красных рубахах с косами косят этот снег? Потому что надо было, как программа, изобразить все. И если я тут это изображу, то оно потом случится, и будет хорошо.



Татьяна Вольтская : А в городе было что-нибудь подобное?



Анна Некрылова : Новый год в городе до того, как появилась елка и все остальное, отмечали практически как в деревне. Те же были обходы дворов. Именно в городе возникли такие полусветские что ли увеселения, скажем, всякие шарады, домашние спектакли очень любили ставить, живые картины в такой мещанско-пролетарско-грамотной среде. А потом начались маскарады, балы, елки. Тут уже другое, именно городское было начало. Потому елка в деревню не приходила до ХХ века, а в городе это было.



Татьяна Вольтская : А на улице елки ставили?



Анна Некрылова : Нет. Елки выносные начались, когда... Еще во времени Достоевского появились елки "для". Скажем, для детей, елки как украшение бала новогоднего, как центр празднества. На улицах, насколько я знаю, довольно поздно стали они появляться. Это, видимо, ХХ век. И то не просто на улице, а на катке. В начале ХХ века все увлекались катками. И в Юсуповском саду или где-то еще ставили эти елки, и вокруг них кружились.




XS
SM
MD
LG