Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иван Мельников: "КПРФ - самая демократичная политическая партия"


Михаил Соколов: В Московской студии Радио Свобода - первый заместитель председателя ЦК КПРФ, вице-спикер Государственной Думы России Иван Мельников.


Мы поговорим на многие темы – и о выборах думских, и о работе Думы, и о предстоящих президентских выборах.


Ну что ж, начнем наш разговор с Иваном Ивановичем Мельниковым. И я бы начал все-таки с некоторого подведения итогов декабрьских выборов. Тем более что коммунисты на днях провели по всей России акцию «Нет - фальсификации народного волеизъявления!». Вот получается такая ситуация: вы не признаете итоги выборов, и вы же заседаете в Думе, – раздвоение некоторое.



Иван Мельников: Михаил, никакого раздвоения нет. Мы в первую же ночь после этих так называемых выборов заявили, что мы готовы сдать депутатские мандаты, и у нас на этот счет не было бы никаких колебаний. Но при одном условии: если эта наша акция привела бы к тому, что были бы новые выборы в Государственную Думу. А поскольку, к сожалению, законодательство не ведет к тому, что сдача нами депутатских мандатов автоматически означает перевыборы, а просто наши мандаты перейдут представителям трех других политических партий, то это означает, что мы одну из важных политических площадок бросаем и не ведем на этой площадке борьбу. Мы посчитали, что это неразумно, это просто глупо в нынешней ситуации. Надо продолжать бороться с учетом всего того, что произошло. Поэтому противоречия здесь нет.


Мы, действительно, итоги выборов не признали. Мы считаем, что они сфальсифицированы. Мы готовим иск в Верховный суд и надеемся на то, что в начале февраля этот иск будет подготовлен, и этот иск будет серьезно аргументирован, мы его направим в Верховный суд. Борьба продолжается, но бороться надо, используя все возможности, которые предоставляет сегодняшняя ситуация.



Михаил Соколов: А другие партии? Вот в этом вопросе о фальсификации как-то с вами координируют свои действия? Вы обмениваетесь информацией?



Иван Мельников: Да, мы обмениваемся информацией с теми партиями, которые не прошли в Государственную Думу. Вы же знаете, что и ЛДПР, и «Справедливая Россия» активно поддержали итоги выборов, они считают, что выборы были честными, справедливыми. Ну, их позицию можно понять. Потому что, по нашим данным, скажем так, этим партиям натянули, а они не проходили в Государственную Думу.



Михаил Соколов: А как вы считаете, сколько у вас взяли?



Иван Мельников: Мы считаем, что у нас по разным регионам взяли примерно от 7 до 10 процентов.



Михаил Соколов: Вот есть такой замечательный регион Мордовия. Насколько я знаю, КПРФ требует отставки президента Мордовии господина Меркушкина, и даже обратилась к президенту России по этому вопросу. Там все-таки на некоторых участках было и 104 процента (там обсчитались, видимо), и 109 %. Вот есть какие-нибудь отклики из Кремля?



Иван Мельников: Никаких откликов нет. Действительно, такое обращение есть. И аналогичное обращение есть по Кемеровской области, где была недопустимая кампания по отношению к КПРФ. Вплоть до того, что не было возможности проводить никакие встречи, были закрыты наши приемные. Ну, все самые «черные» и грязные технологии, которые существуют в последние 10-15 лет, они использовались против нашей организации в Кемеровской области. И по этим двум регионам Геннадий Андреевич написал аргументированные письма и направил их с нашим требованием освободить глав этих регионов от занимаемых должностей.



Михаил Соколов: Вот у нас был депутат Думы Андрей Макаров, он баллотировался как раз в Кемеровской области, и он утверждает, что там все было абсолютно идеально. А губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, насколько я понимаю, собрался в суд подавать на КПРФ.



Иван Мельников: Ну, защищаться каким-то образом надо. И я бы очень хотел, чтобы реально такой суд состоялся, и чтобы во время этого судебного заседания мы имели возможность представить те многочисленные факты безобразий, которые творились в Кемеровской области, чтобы хотя бы эти факты через механизм судебного разбирательства стали еще больше достоянием общественности. Мы не очень верим в то, что решение будет объективное и правовое, но это механизм еще нового, дополнительного привлечения общественности к тому, что творилось на выборах в Государственную Думу.



Михаил Соколов: Иван Иванович, вот в Ингушетии проходит акция, которая называется «Я не голосовал». Там было официально объявлено, что явка 98 процентов, а сейчас уже, насколько мы знаем, около 30 процентов жителей подписались, сдали паспортные данные и пишут заявления, что они не участвовали в выборах. Вот коммунисты там как-то в этой акции участвуют? Вы смотрите за этим?



Иван Мельников: Да, мы смотрим за этим. У нас есть там организация. Конечно, как вы понимаете, в Чечне и в Ингушетии не очень сильные организации, но они тоже участвуют в этой акции, используют свои возможности для того, чтобы эта акция проводилась. Но, с другой стороны, я думаю, тут ведь надо понимать, что мало у кого в нашей стране, кто следит за политикой, есть сомнения в том, что никаких 96 процентов на этих выборах в Ингушетии не было. А с правовой точки зрения, к сожалению, эта акция никакого результата не даст. Она могла бы дать, если бы у федеральных властей было желание реально разобраться с тем, что было на выборах. А поскольку все импульсы как раз по фальсификации шли от федеральных властей, то никакого реального разбора не будет. Поэтому и надеяться на то, что эти акции приведут к какому-то позитивному результату, вряд ли стоит.


Но, с другой стороны, это очень важно, мне кажется. Это очень важно, что люди набираются мужества, смелости и ставят свои подписи под подобного рода обращениями. И я думаю, что в итоге все-таки активность граждан, их активный протест против творимых безобразий во время выборной кампании, он даст свой результат.



Михаил Соколов: Посмотрим сообщения с пейджера. Вот Владимир вас спрашивает: «Если и президентские выборы вы будете проводить так же вяло, беззубо, без конкретных задач и программ, базироваться на лозунги, если будете сидеть на дне окопа и кричать «Ура!», то победы вам не видать. Если сможете, то прокомментируйте».



Иван Мельников: Ну, мне очень жаль, что до Владимира не дошли наши содержательные программы, которые были. У нас была, я считаю, очень хорошая программа, с которой мы шли на парламентские выборы. Помимо этого были разработаны конкретные 12 так называемых отраслевых программ, которые были направлены на решение проблем образования, науки, культуры, здравоохранения, пенсионеров, ветеранов и так далее. Мы достаточно много в этот раз выпустили газет, буклетов с тем, чтобы постараться эти программы наши донести до граждан. Но, видимо, до Владимира, тем не менее, эти материалы не дошли.


Но, с другой стороны, Владимир должен понимать, что если будет твориться то неравенство, которое есть в электронных средствах массовой информации, то бороться с этим при помощи печатных средств массовой информации, ну, невозможно эффективным образом. Поэтому мы, конечно, использовали максимально наши возможности скромные финансовые, - а мы потратили во время этой кампании в десятки раз меньше, чем представители других партий, которые прошли в Государственную Думу, - чтобы использовать телевидение, закупить эфирное время, но его, конечно, было явно недостаточно. И я не скрою, что перед нами сейчас стоит серьезная задача доступа к телевидению во время президентской кампании. Мы обратились ко всем нашим сторонникам, чтобы они нам помогли, в том числе, и материально, перечислили средства на наш счет. И тогда, наверное, будет больше возможностей доводить нашу программу, нашу реальную позицию до общественности.


И я, кстати, должен сказать, что одна из важнейших программных установок Геннадия Андреевича Зюганова состоит в следующем: если он становится президентом, то один из первых шагов, которые он сделает, - это шаги, направленные на то, чтобы разобраться с тем, что творилось на выборах в Государственную Думу в декабре 2007 года. И я понимаю, что такого рода шаг ему создает дополнительные трудности, потому что администрация разного уровня, власти разного уровня будут (по понятным причинам) еще более противодействовать тому, чтобы Геннадий Андреевич стал президентом. Но, тем не менее, граждане России должны об этом знать.



Михаил Соколов: А я думал, что вы скажете, что Геннадий Андреевич пообещает создать в России общественное телевидение. Я просто смотрю на сообщения, что сегодня проводился пикет КПРФ у здания Телецентра в Останкино с требованием прекратить информационную блокаду. Но если все телевидение государственное, то у кого власть, у того, собственно, и средства информирования.



Иван Мельников: Михаил, знаете, вы в точку, на самом деле, попали. Сегодня было подписание 11-ю организациями, ну, поддержки Геннадия Андреевича Зюганова как кандидата в президенты. И одна из организаций – Движение в поддержку российской науки - один из наказов, которые она высказала в адрес кандидата в президенты, как раз и состоял в том, чтобы обратиться к другим политическим партиям с предложением создать реальное общественное телевидение в России, чтобы иметь возможность для политических партий равного доступа к изложению своих позиций, своих программ с тем, чтобы общаться с гражданами России. И я думаю, что это очень серьезное предложение. Оно, конечно, не так легко выполнимо. Но то, что в России нужно реальное общественное телевидение, мы в этом убеждены. И то, что от нас зависит, мы в этом направлении будем необходимые шаги предпринимать.



Михаил Соколов: Я вот смотрю как раз сообщения об этой встрече. 11 организаций подписали соглашение о совместных действиях на президентских выборах с Геннадием Зюгановым. Вот эти организации: Движение в поддержку армии, Союз коммунистической молодежи, Союз офицеров, Движение за возрождение науки, СКП-КПСС. Все какие-то те же лица. Как-то ваша коалиция, я смотрю, не очень сильно расширяется. Новых не добавилось. Вот Бабурин был на парламентских выборах (видимо, от безысходности) со своей партией. А что-то его тут не видать, например.



Иван Мельников: Ну, это был, скажем так, первый этап подписания подобного соглашения. И я уверен в том, что это будет продолжаться примерно с периодичностью 10 дней – две недели. И вы увидите много новых лиц, интересных лиц, вы увидите новые организации, которые поддержат выдвижение Геннадия Андреевича Зюганова. И я практически уверен в том, что и Бабурин со своей организацией, и Тихонов с организацией «Союз» тоже поддержат выдвижение Геннадия Андреевича Зюганова.


Понимаете, вот то, что вроде бы одни и те же люди подписывают это обращение, ну, тут тоже требуется некое пояснение. У нас есть Штаб протестных действий, в него входят 28 организаций. Да, действительно, многие из этих организаций, примерно половину, возглавляют члены Компартии Российской Федерации. И ничего в этом плохого нет. Важно то, чтобы в этих организациях были не только члены Компартии Российской Федерации. Если это такое широкое общественное движение, которое возглавляет коммунист, ну, для нас это дополнительные возможности общения с соответствующими слоями населения, так сказать, донесения до них нашей программы. Это дополнительные возможности, и это нормально.



Михаил Соколов: Вот по Думе хотел бы вас спросить. Господин Грызлов был избран открытым голосованием на пост спикера без альтернативы – такого раньше вообще не было. И вот как-то странно, ваша оппозиционная партия не попыталась выдвинуть своего кандидата, не воспользовалась трибуной, не потребовала тайного голосования. Это что, такой размен за то, что вам дали два комитета возглавить?



Иван Мельников: Я напомню, что четыре года назад мы выступили с альтернативной кандидатурой. Вы, наверное, Михаил, с ходу и не назовете, чья это была кандидатура.



Михаил Соколов: Подзабыл, правда.



Иван Мельников: Вот я был альтернативной кандидатурой.



Михаил Соколов: Обидел...



Иван Мельников: Нет, не обидели. Я как раз специально задал этот вопрос.



Михаил Соколов: Виноват. Плохо готовился.



Иван Мельников: Нет-нет. Михаил, я объясню, почему я задал этот вопрос. Потому что, на самом деле, оказалось, что шаг этот был, ну, достаточно бессмысленный. То выступление, которое я от имени фракции КПРФ произнес как кандидат на пост председателя Государственной Думы, его кроме тех, кто находился в зале, никто больше не услышал. Средства массовой информации сделали все, чтобы вообще все это замолчать. Ну, получается некий абсолютно пустой выстрел. Мы долго думали, размышляли над тем, надо ли в этот раз выставлять альтернативную кандидатуру. Ну, итог голосования, я думаю, вряд ли у кого не только в зале Государственной Думы, но и у радиослушателей вызывает сомнения. Поэтому взвесив все это и понимая, что ничего из этого не попадет в эфир, ну, это будет, скорее, похоже на фарс, чем на реальный какой-то политический шаг. Поэтому мы решили с такой инициативой не выступать.



Михаил Соколов: А что ваш пост заместителя председателя Думы дает Компартии? Ведь все равно все реальные вопросы повестки дня решаются на заседаниях президиума фракции «Единая Россия» под председательством Грызлова. Главный докладчик там господин Резник обычно. Ну, все как, в общем, почти на Президиуме Верховного Совета СССР брежневских времен: договорились, а потом оформили.



Иван Мельников: Вы знаете, все-таки, я думаю, в этой Государственной Думе мы должны более активно заниматься законотворческой работой. У нас появилось много новых, активных депутатов. Кстати, появились молодые ребята в возрасте примерно 30 лет. И я считаю, что одна из корректировок, которые мы должны сделать по отношению к тому, как мы раньше работали в Государственной Думе, - это активная законотворческая деятельность. И я, как член фракции, член совета фракции, вице-спикер Государственной Думы, буду активно способствовать тому процессу, чтобы законы, написанные во фракции КПРФ, активно продвигать, выносить их на пленарное заседание Государственной Думы. У меня иллюзий больших нет по поводу того, что много какие законы нам удастся провести через этот состав Государственной Думы. Но я хочу обратить внимание на то, что большинство из этих законов, они будут явно отражать позицию КПРФ, но они будут соответствовать и той политической позиции, с которой выступали в предвыборный период и партия «Единая Россия», и «Справедливая Россия», и частично ЛДПР.



Михаил Соколов: То есть социальная направленность?



Иван Мельников: Да, социальной направленности. И в конце концов, истинное лицо каждого нашим гражданам должно быть ясно видно. Поэтому мы будем выносить эти законы, будем их активно отстаивать. Ну, надеемся на то, что что-то удастся провести. А то, что не удастся провести, надо активно доводить до граждан, кто и как голосовал. Кстати, вот именно этой информации в обществе не хватает, и когда проходят встречи с избирателями, то многие просто удивляются: «А что, действительно, вот по такому-то закону было такое голосование?». Ведь это тоже информация, которая тщательно от общества скрывается. Не только то, как идет обсуждение того или иного закона либо как решаются те или иные кадровые вопросы, но и то, какую позицию та или иная политическая партия высказывает, занимает при обсуждении этих законов и как голосует. Потому что это очень важная информация, и она вскрывает истинное политическое лицо всех депутатов и каждой фракции.



Михаил Соколов: Да, обычно говорят «Дума решила», хотя решила не Дума, а то большинство, которое было по тому или иному законопроекту, и оно состоит из разных партий. А тем более, просто теперь будет ясно, какая партия была «за», а какая «против».



Иван Мельников: И очень редко бывает единогласное голосование в Государственной Думе, по крайней мере, в последней... да и все четыре созыва.



Михаил Соколов: Давайте мы подключим слушателей. Петр из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Ивану Мельникову. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Наш уважаемый национальный лидер и президент изволил обратиться напрямую к потенциальным избирателям КПРФ и сказал, что преемник (или наследник, как угодно) вас «пересоциализмит». Иван Иванович, вот готова ли КПРФ «передомократить» нашего уважаемого преемника? И вот в связи с чем. Вот преемник говорит такую вещь, что демократия – это есть элемент политического режима. То есть это не сам режим, а только его элемент. Вот не может ли КПРФ занять такую позицию, что демократия – это и есть сам режим? Спасибо.



Михаил Соколов: Хороший вопрос.



Иван Мельников: Вы знаете, готовы. И одна из важнейших позиций предвыборной программы Геннадия Андреевича – что он, как президент Российской Федерации, будет всячески содействовать развитию демократии, развитию конкуренции во всех сферах общественной жизни – будь то экономика, будь то политика, будь то идеология. И я думаю, что, вообще, если посмотреть на последние годы, то реально кто защищал демократию из парламентских партий, это была Компартия Российской Федерации. Я помню, как еще лет шесть назад об этом говорили немножко шутливо, с сарказмом, что, мол, «вот коммунисты защищают демократию в России». Но мне кажется, что сейчас уже не до шуток.


И все, кто серьезно анализирует ситуацию, действительно, видят, что единственная партия, которая в Государственной Думе защищает демократию, защищает свободу слова, защищает права человека, защищает гласность – это Компартия Российской Федерации. И я думаю, что мы давно в этом смысле более демократичная, самая демократичная политическая партия. И не случайно круг наших сторонников растет.


Мы по этим выборам почувствовали, увидели, что за нас голосует думающая часть общества - за нас голосуют наукограды, за нас голосуют университеты, за нас голосуют крупные промышленные города – там, где люди более информированы, там, где люди, которые анализируют политическую ситуацию в стране, и вот в соответствии с этим анализом принимают решения, и часто – решения в поддержку КПРФ.



Михаил Соколов: Ну что ж, давайте еще звонок примем. Владимир из Нижегородской области, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Иван Иванович, ваш шеф (или босс, как угодно) на каждом углу кричал: «Обворовали, украли голоса!». Вот Геннадий Андреевич встречался с президентом. Говорил ли он ему в глаза, что украли? И что ответил ему президент? Спасибо.



Иван Мельников: Ну, понимаете, в том, что украли у нас голоса, я думаю, мало кто в этом сомневается. И я не воспринимаю то, что... первая ваша реплика, что Геннадий Андреевич (он у нас называется «председатель партии») везде говорит о том, что у нас украли голоса. Это, действительно, так. И мало кто сомневается в обществе, что такой факт на последних выборах... да и на всех последних выборах имел место. Да, Геннадий Андреевич говорил обо всех фактах нарушений, которые были во время этих парламентских выборов.


Собственно говоря, было две темы разговора во время встречи Геннадия Андреевича Зюганова и президента страны. Одна тема разговора касалась отношений России и Белоруссии, и это было за несколько часов до вылета президента в Белоруссию. А вторая тема – это итоги парламентских выборов и те претензии, которые мы имеем по итогам этих выборов.



Михаил Соколов: А что все-таки Владимир Владимирович Путин сказал вашему лидеру в ответ на претензии по выборам?



Иван Мельников: Ну, насколько я понимаю, ситуация развивалась таким образом. Геннадий Андреевич с собой взял несколько писем, в которых были отражены факты фальсификаций в целом и фальсификаций в конкретных регионах. Эти письма он оставил у президента. И пока реакции... мы все можем наблюдать, какая реакция. Пока реакции я лично никакой не вижу.



Михаил Соколов: Вот я вижу такую реакцию, что сейчас снимают разных губернаторов, глав администраций, мэров. Вот только в Краснодарском крае 14 глав муниципальных образований наказаны. И распустили три Законодательных собрания, где было много оппозиционеров. То есть такое впечатление, что система становится только жестче.



Иван Мельников: Да, система становится жестче. И в основном шаги предпринимают по тем регионам, по которым, может быть, у нас претензий-то меньше, чем по другим. Я думаю, что власть, на самом деле, предпринимает эти шаги не только по видимым результатам, по объявленным результатам выборов в Государственную Думу в этих регионах, действительно, где соответствующие жесткие шаги по отношению к властным структурам предпринимаются, действительно, ниже, скажем так, средних по России, но, я думаю, власть ведь имеет возможность знать и действительные результаты голосования за «Единую Россию» в этих регионах. И наверное, эти действительные результаты голосования за «Единую Россию» и, наоборот, результаты голосования за КПРФ, они настолько удручающие, что считают необходимым провести некоторые кадровые перестановки.



Михаил Соколов: А вот давайте мы подключим сейчас радиослушателей. У нас есть звонок из Смоленска от Константина Григорьевича. Там у них губернатор как раз сменился. Константин Григорьевич, ну и как вам смена власти в вашем регионе?



Слушатель: Ну, я не знаю, пока не видно результатов. Пока только сменили. Посмотрим... Пока неизвестно.



Михаил Соколов: Понятно. Ну, вопрос тогда задавайте.



Слушатель: Вопрос у меня, конечно, к Ивану Ивановичу как к представителю оппозиции. Вы знаете, как плохо живется пенсионерам. Пенсионеру на 3 тысяч рублей разве можно жить? Вот нельзя ли выступать с какой-нибудь законодательной инициативой от КПРФ, чтобы хотя бы изменили коэффициент к пенсии? Ведь полная же уравниловка – что уборщица или начальник производства с зарплатой такой-то и такой-то получают одинаково. Это первый вопрос.


И второй вопрос. Я ко многим уже обращался. Может быть, мне, инженеру высшей квалификации, кто-нибудь объяснит, как считается официальная инфляция. Официальная – 7-8 процентов, а на базаре – 40-50.



Михаил Соколов: Уже 12, Константин Григорьевич, вам обещают.



Слушатель: Ну, обещают, но все равно...



Михаил Соколов: А будет-то не 12.



Слушатель: Как она считается? Вот почему планируется повышение цен, скажем, на железной дороге? Повышение цен сразу на 25 процентов.



Иван Мельников: Константин Григорьевич, вот как раз ваш вопрос говорит о том, что реальная ситуация, реальные дискуссии, они не больно какие бурные и длительные, и не потому, что нет желающих выступить, а потому, что процедура такая, что делают все, чтобы эта дискуссия не состоялась, не допустить ее. Но, тем не менее, при обсуждении бюджета, каких-то базовых законов эта дискуссия происходит. Вот по поводу инфляции вы же абсолютно правы. Когда мы принимаем бюджет, нам говорят, что инфляция будет 13-14 процентов. А мы говорим, что большинство граждан страны пользуются теми товарами и услугами, инфляция на которые 40-50-70 процентов. Поэтому повышение на 7-8 процентов зарплат, пенсий – это означает только одно, что идет дальнейшее обнищание населения. Но, к сожалению, ни правительство, ни президент, ни большинство Государственной Думы, они не слышат этих аргументов.


Но у меня возникает вопрос и к пенсионерам. Вы правильно не удовлетворены размером ваших пенсий. Мы неоднократно вносили законы, которые кардинально решают эти вопросы. И у страны есть такая возможность. Есть возможность, что бы кто там ни говорил, которая не ведет к инфляции. Есть такие возможности. Не решаются. Ну а пенсионерам, к сожалению, им перед выборами добавят 200-300 рублей, и они идут и говорят: «А где тут нам проголосовать за президента Путина? Мы против «Единой России» - она плохие законы принимает. Но где здесь можно проголосовать за президента Путина?». Наши наблюдатели эту картинку наблюдали повсеместно по всей стране.


Мы считаем, что с этой точки зрения тот шаг, что президент встал во главе «Единой России», он добавил им 10-15 процентов, а может быть, даже и больше. Мне кажется, надо, понимаете, не только возмущаться своим положением, но тоже подумать, проанализировать, почему это происходит, почему эти вопросы не решаются не в течение года-двух, а они не решаются десятилетиями, эти вопросы.


Что, изменилось положение пенсионеров кардинально за восемь лет правления президента Путина? Не изменилось, и это очевидно. Или те национальные проекты, которые ведет господин Медведев? Что, у нас улучшилась ситуация со здравоохранением? Кто-то на себе это почувствовал? Или с жильем улучшилась ситуация? Когда Медведев возглавил национальные проекты, то в Москве квадратный метр жилья стоил 600 долларов, а сейчас он стоит 4 тысячи долларов. Это что, вообще, допустимо?!



Михаил Соколов: «Доступное жилье» и недоступное жилье...



Иван Мельников: Да, программа «Доступное жилье». Ну и по любому другому национальному проекту можно то же самое сказать.



Михаил Соколов: Давайте еще чего-нибудь политическое посмотрим. Вот «Справедливая Россия» сегодня провела первые переговоры с Аграрной партией по вопросу объединения. И как заявил ее лидер, «в перспективе рассчитывает на объединение всех левых сил, включая КПРФ, поскольку КПРФ – это не один Зюганов. Более того, КПРФ – это совсем не Зюганов». «И если Геннадий Андреевич будет упорствовать в своем нежелании идти навстречу современным веяниям, значит, сама жизнь что-то поменяет, в том числе и в руководстве Компартии», - заявил Сергей Миронов.


Как вам это нравится, Иван Иванович?



Иван Мельников: Вы знаете, ну, кто такой Сергей Миронов и что такое «Справедливая Россия», я думаю, с каждым днем будет все яснее и яснее. На самом деле, это некий профсоюз при правительстве Российской Федерации. И если внимательно посмотреть на вот то, что произошло уже после выборов в Государственной Думе, давайте проанализируем два эпизода конкретных. Один эпизод – это выдвижение кандидатом в президенты господина Медведева. Тут же оказалось, что Миронов вместе с Аграрной партией, с Барщевским и с «Единой Россией» в одной лодке и решают вместе одну общую задачу.


Или второй момент. Ведь не секрет... вот слышали вчера те дебаты, или тот нюанс, тот скандал, который произошел в связи с назначением нового председателя Комитета по культуре.



Михаил Соколов: Вместо Иосифа Кобзона.



Иван Мельников: Да, вместо господина Кобзона, который, действительно, был достойным председателем комитета, уважаемый человек, который реально пытался решать какие-то вопросы. И я считаю, что ряд вопросов ему удалось решить. Ну, чем-то, наверное, он не угодил партии власти и они решили другого человека назначить.


Но был и другой эпизод. Ведь «Справедливая Россия» хотела другого председателя поставить во главе Комитета по правам женщин, семьи и молодежи.



Михаил Соколов: Светлану Горячеву.



Иван Мельников: Да, Светлану Горячеву. Но из Кремля сказали: «Вы знаете, нет, Светлана Горячева не подходит. Мы вам даем другую кандидатуру из вашего же списка – госпожу Мизулину. Пожалуйста, вы голосуйте и выдвигайте эту кандидатуру». Ну, фракция долго обсуждала, раскололась почти 50 на 50, и в итоге выдвинула кандидатуру Мизулиной. Вот так и по всем другим вопросам. Уверяю вас, как только будет возникать принципиальный вопрос в Государственной Думе – принципиальный вопрос для страны, политический, экономический, социальный, - «Справедливая Россия», да, она будет колоться внутри, но большинство под давлением как раз господина Миронова, руководителя фракции, будет принимать решения в угоду нынешней власти.



Михаил Соколов: Иван Иванович, понимаете, есть такая вот тема. «Справедливая Россия» играет и на том, что Компартия показывает себя партией несовременной. Вот ваша фракция в декабре возлагала цветы к памятнику Сталину на Красной площади. И вот тут пишут господа Майоровы, что у них была не совсем оформившаяся мысль, что «если не будет кандидата от оппозиции на президентских выборах, то голосовать за КПРФ», но после вашего демонстративного возложения цветов эта идея растаяла. Вот видите, сделали такой шаг – и пожалуйста.


Или вот Людмила пишет: «Мне очень понравилась программа вашей партии, но не нравится идеализация Ленина и Сталина». Знаете, в 70-летие террора 1937 года, в общем, это не очень акция разумная и своевременная для партии, которая считает себя современной.



Иван Мельников: Вы знаете, ну, не видеть изменений в нашей партии невозможно. Я думаю, что любой человек, который следит за КПРФ, он видит серьезные изменения в нашей партии. И главное изменение, я еще раз, может быть, повторюсь, что мы стоим на абсолютно жестких и четких принципах, что везде должна быть конкуренция – должна быть конкуренция в политике, в идеологии, в экономике, в средствах массовой информации. Только при наличии конкурентной среды общество может двигаться вперед, но реальной конкуренции, а не той, которую называют, провозглашают и так далее.


Вы знаете, почти на каждом эфире, где я бываю, напоминают про 1937 год, про годы репрессий и так далее. Ну, можно еще раз, в очередной раз ответить про эти годы, что и партия КПРФ достаточно четко и ясно ответила на все эти вопросы. Но, с другой стороны, не нужно не видеть, что Сталин, действительно, сложная, противоречивая фигура. И в истории нашей страны с именем Сталина связан не только 1937 год, но и великие победы нашей страны. И мы не можем, так сказать, великие исторические завоевания отбросить, забыть и не отдать дань уважения человеку, с которым связаны эти завоевания.



Михаил Соколов: Ох, Иван Иванович, пока коммунисты с душегубством сталинским не расстанутся, так и будете вы получать только свои вот эти проценты: 11 и даже плюс 10, которые у вас украли, готов поверить.



Иван Мельников: Михаил, знаете, вы посмотрите, ведь в обществе все-таки оценка Сталина, времени Сталина и его плюсов и минусов, она тоже очень противоречивая. И если посмотреть реальные социологические опросы, то они, скорее, все-таки подтвердят мою точку зрения.



Михаил Соколов: Вы знаете, любовь к Сталину как-то, судя по последним опросам «Левада-Центра», несколько снизилась. Может быть, потому, что возросла любовь к Владимиру Путину.


Павел из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Геноссе Иван Иванович, вот я слушаю вас внимательно, и такое впечатление, что мы все умерли, я имею в виду, люди, которым за 50, и я в том числе. Я член партии старейший, я не выходил из партии. Просто когда я пришел платить партвзносы, мне сказали, что больше не надо платить. То есть она сама растворилась, эта партия, и все такое прочее.



Иван Мельников: Павел, у вас была возможность найти организацию...



Слушатель: Так зачем же я буду искать какую-то псевдо, когда была основная КПСС, в которой я столько лет состоял. Но суть не в этом.


Я никак не пойму, что вы можете предложить, какую альтернативу. Мы живем в новых экономических условиях. Хотя бы возьмем вашего партайгеноссе товарища Зюганова. Ведь известно же, что мадам Зюганова владеет одним банком и, по-моему, вторым уже, а он прописан...



Михаил Соколов: А вы откуда знаете-то?



Иван Мельников: Ну, слушайте, Павел, вы говорите, что это известно, а я вам говорю, что это ложь. Это ложь! Ну, не из ваших, наверное, уст, вы где-то это услышали, эту ложь, и транслируете на всю страну. Это ложь!



Михаил Соколов: Павел, может быть, зададите вопрос поконкретнее?



Слушатель: Это известный факт. Я потом вам скажу, если будет время, откуда я это знаю. Это все знают, а не только я.


И товарищ Зюганов, как и товарищ Лужков, прописан в однокомнатной «хрущебе» и так далее, а основной бизнес у жены, это все известно.



Михаил Соколов: Ну что ж такое-то!.. Вам же ответили. Все, выключаю. Просил задать вопрос, а вы воспользовались моей добротой.



Иван Мельников: Надежда Васильевна пенсионерка, она нигде не работает, у нее нет ни бизнеса, ничего нет. Она работала на часовом заводе. И когда Геннадий Андреевич занялся активной политической деятельностью, он посчитал, что нецелесообразно ей, так сказать, работать даже на заводе, что у них 8 внуков сейчас, и она занимается семьей и внуками. Ну, зачем же распространять... Уж про Геннадия Андреевича столько небылиц рассказывают, про него самого, а теперь, оказывается, уже и жена у него крупный бизнесмен.



Михаил Соколов: Такое впечатление, что иногда то эфир слушают, то в Интернет пишут люди, которые, ну, не очень сильно порядочны.


Александр из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, поздравляю Ивана Ивановича с вице-спикерством.



Иван Мельников: Спасибо.



Слушатель: И два коротких вопроса. Скажите, пожалуйста, отказалась ли Коммунистическая партия Российской Федерации от ленинского тезиса о диктатуре пролетариата? И второй вопрос. Допустим, Зюганов будет президентом, ваша партия будет иметь большинство в Думе. Не превратятся ли православные люди в новейших мучеников, как это было с 1918 по 1990-ые годы?



Иван Мельников: Александр, все понятно. Вы знаете, мы используем классовый подход для того, чтобы провести анализ ситуации в стране. Это не значит, что... анализ ситуации надо проводить с классовых позиций, а решение вопросов - надо опираться на те реалии, какие есть. Вы знаете, вот часто боятся: станет Геннадий Андреевич президентом России – и вся стабильность рухнет, пойдут неизвестные процессы. Ну, не надо так думать. Вся программа наша опирается на ту реальную ситуацию, которая сейчас есть в стране. И дальше двигаться можно, только находясь на той основе, на которой мы сейчас стоим. И менять ситуацию надо, но менять таким образом, чтобы, действительно, для граждан не было потрясений, был абсолютно предсказуем и завтрашний, и послезавтрашний день, и так далее. Мы это прекрасно понимаем. Не надо думать, что придет КПРФ к власти, придет президент Зюганов – все разрушит, отдаст фабрики, заводы рабочим, землю крестьянам и так далее. Да, мы считаем, что у нас абсолютно несправедливо решены эти вопросы, и их надо решать. Но надо решать разумно, спокойно, шаг за шагом и опираясь на законодательство.


Теперь что касается отношения к православной церкви. Ну, мы и по этому вопросу дали вполне ясные оценки по поводу того, что абсолютно по многим позициям здесь КПСС была неправа, а особенно на ранних этапах советской власти. У нас сейчас есть члены партии, которые являются верующими, и Устав партии это позволяет. Но, с другой стороны, я сразу, Александр, хочу сказать вам, что если Геннадий Андреевич Зюганов будет президентом, я думаю, что все-таки церковь должна, действительно, в соответствии с Конституцией быть отделена от государства. И вмешательства церкви в светские дела быть не должно. Вот попытка тех процессов, которые... в средние школы пытаются запустить и так далее, я думаю, что вот здесь, относясь с уважением к вере людей, к верующим людям, все-таки эти две вещи надо разделять, и здесь нужно регулировать все, как это правильно прописано в Конституции России.



Михаил Соколов: Александр вам пишет: «Геннадий Зюганов позволил сфальсифицировать выборы 1996 года и подарил свою победу Ельцину. А теперь коммунистов никто не боится. Еще меньше боятся демократов. Тех и других пускают на выборы. Власть боится только русских националистов».


Иван Иванович, что скажете?



Иван Мельников: Вы знаете, про 1996 год – это вопрос серьезный. Этот вопрос сейчас часто поднимают на щит. И часто, кстати, поднимают те, кто занимались этой фальсификацией. То есть они хотят с этой ситуации дважды снять сливки. Сначала они занимались фальсификацией в 1996 году, фактически совершили государственный переворот, а теперь еще пытаются при помощи этого факта в очередной раз не допустить победы кандидата от КПРФ.


Я не занимал такой пост в КПРФ, я не был первым заместителем председателя, но я хорошо помню 1996 год. И я хорошо помню утро после выборов. Вы знаете, вот было состояние такое, я абсолютно честно говорю, что вот мы выложились, сделали все возможное, но, к сожалению, проиграли.


И только спустя недели, месяцы мы стали получать огромный объем информации по поводу той фальсификации, которая была в стране. Я совершенно честно говорю, что первые несколько дней у нас даже такого ощущения не было, а тем более – информации. А когда начала появляться информация, ну, вы знаете, поезд далеко ушел. Дальше у нас суды принимают решение такое, что, да, эти факты имели место, но они решающим образом не сказались на итоге голосования, на итоге выборов. Поэтому я думаю, что в случае прихода Геннадия Андреевича на пост президента, то и факты 1996 года надо серьезно расследовать. И те люди, которые занимались фальсификацией, не важно – в пользу Зюганова, против Зюганова или против какой-то другой политической партии... вы знаете, с этим надо решительно бороться и решительно прекращать.



Михаил Соколов: Хорошо бы законодательство изменить в этом вопросе, когда получается, действительно, так, что ни фальсификаторов практически невозможно наказать, ни итоги выборов сфальсифицированные невозможно отменить.



Иван Мельников: Я с этим, Михаил, абсолютно согласен. Вот мы сейчас поставили перед собой практическую цель – по итогам этих выборов хотя бы несколько человек, ну, извините, я просто скажу, посадить. Конечно, это решение должны принимать суды. Но те конкретно, кто занимался фальсификацией, подтасовкой, если хотя бы 5-10 человек по стране не условный срок получат... а мы добились по итогам выборов 2003 года, когда больше 100 человек было осуждено, они понесли большие штрафы, некоторые были осуждены условно, но никто не понес реального уголовного наказания, не сел в тюрьму. Вот если мы хотя бы несколько человек по итогам этих выборов посадим в тюрьму, то это будет очень важным шагом в нужном направлении.



Михаил Соколов: Сергей Васильевич из Москвы, задавайте вопрос Ивану Мельникову. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Первый вопрос. Вот вы говорили, что вроде бы готовы сотрудничать с Русской православной церковью. Но вот подпись академика Алферова с десятью академиками против деятельности Русской православной церкви, против введения православной культуры...



Михаил Соколов: Понятно. То есть какова позиция по поводу письма академиков.



Иван Мельников: Вы знаете, я вам очень советую почитать после опубликования этого письма статью Жореса Ивановича, которую он опубликовал в «Советской России», где он четко объяснил, в связи с чем он подписал это письмо. Он не был согласен, скажем так, со всеми нюансами этого письма, но он был согласен с двумя принципиальными положениями, которые находились в этом письме. По поводу того, чтобы была новая ВАКовская специальность утверждена – теология, он был против этого. И второе – насколько я помню, он был против того, чтобы православие проникало, как и другая религия, в школу. Вот он против этих двух конкретных позиций выступил. И я думаю, что позиции Жореса Ивановича в этом смысле абсолютно нормальные. Но уверяю вас, что Жорес Иванович дружит с очень многими нашими священниками и православными, и наверное, других конфессий, встречается с ними. У них у самих нет никаких сомнений в том, что он очень уважительно относится к религии, к верующим людям. И не надо здесь со стороны ни конкретных людей, ни партии в целом видеть какую-то опасность.



Михаил Соколов: Иван Иванович, есть вот такие суждения о том, что вашей партии лучше было бы выдвинуть как раз Нобелевского лауреата Жореса Алферова кандидатом в президенты. Тем более - беспартийного.



Иван Мельников: Вы знаете, я не скрою, что такой вопрос, скажем так, в каком-то виде обсуждался. Ну, я не могу здесь все-таки раскрывать все, что в связи с этим связано. Но если бы со стороны Жореса Ивановича Алферова был более ясный импульс о готовности его участия в этой кампании, и этот импульс был бы, скажем, за несколько месяцев до проведения нашего съезда, то я думаю, что этот вопрос был бы очень серьезно обсужден на нашем съезде, очень серьезно. Большего я сказать не могу.



Михаил Соколов: Ну, наукой человек занимается, скажем так.



Иван Мельников: Да, человек занимается наукой. И он хочет продолжать заниматься наукой. И второе, он с уважением относится к своему возрасту.



Михаил Соколов: «Мельников, вы должны конкретно в цифрах и фактах доказать избирателям, что Путин не занимается народом, а занимается миллионерами», - пишет вам Владимир.



Иван Мельников: Ну, мы и стараемся это делать. Владимир, помогайте нам в силу своих возможностей и сил. Но главное, я думаю, вопрос не в том, что у нас не хватает фактов. Фактов у нас достаточно много. И если вы будете регулярно читать наши газеты «Правда» и «Советская Россия», то я уверен в том, что вы увидите, что мы серьезными фактами и доказательствами здесь обладаем. Важно, как эти факты и доказательства донести до людей. А вот с этим есть большие проблемы у нас, и я этого не скрываю.



Михаил Соколов: И слушаем Евгению Витальевну. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Я хочу сказать, что мой дед был священником, и он погиб от советской власти. Но я хочу сказать, что этот дух священника был у нас всегда в семье. И церкви при советской власти были более угодны Богу, они были скромнее. Советская власть не искушала, главное, в религии наш народ. И вера – это дело интимное. Веру нельзя запретить. Все, что сейчас церковь, - это, извините, сатанизм.



Михаил Соколов: Евгения Витальевна, а вопроса-то нет, я вижу... Это мнение.



Слушатель: А вопрос такой. Почему вы Сергея Глазьева, например, не предложили? Потому что у вас есть такое: «Ах, надоели все лица...».



Михаил Соколов: Хороший вопрос. Спасибо.



Иван Мельников: Вы знаете, ну, мы многие возможные варианты обсуждали. У нас партия серьезная, и у нас в партии есть своя процедура принятия решений. Может быть, потому, что мы не шарахаемся, а имеем вот такую свою в соответствии с Уставом процедуру, мы в этих сложных условиях и оказались самой устойчивой политической партией. И в этой процедуре обсуждалось много вариантов, много кандидатур. И она привела к тому, что большинство высказалось за Геннадия Андреевича Зюганова. Да, Евгения Витальевна, я, наверное, с вами согласен. У Геннадия Андреевича, собственно, есть один недостаток, который ему будет мешать во время этой президентской кампании. И мы это понимаем, и будем стараться минимизировать этот недостаток. Речь идет о том, что, конечно, политик, который находится в активной политической жизни 15 и больше лет, ну, конечно, он немножко, так сказать, приедается обществу, и хочется увидеть какие-то новые, свежие лица. Да, эта проблема существует. Но я уверяю вас, что по всем другим параметрам наш кандидат во много раз сильнее кандидатуры партии власти, и по всем другим параметрам. И это мы будем доказывать во время выборной кампании.



Михаил Соколов: Ну, давайте для финала немножко о прогнозах поговорим. Как вы думаете, останется ли вот такая большая «тройка» - Медведев, Зюганов, Жириновский, и там есть страхующий такой товарищ незаметный, или все-таки кому-то из самовыдвиженцев, а их два есть – Немцов и Касьянов, дадут поучаствовать?



Иван Мельников: Я все-таки думаю, что еще будет, скорее всего, два самовыдвиженца: один из пары «Немцов – Касьянов», и возможно, Богданов еще будет.



Михаил Соколов: То есть для прикрытия?



Иван Мельников: Да.



Михаил Соколов: Ну что ж, посмотрим, что будет во время этой кампании.


Спасибо Ивану Мельникову, вице-спикеру Государственной Думы России, заместителю председателя Центрального комитета КПРФ. Надеюсь, мы не последний раз беседуем в такие «жаркие» зимние дни.


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG