Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рождество в «Фонтанном доме» - традиции музея Анны Ахматовой


Ирина Лагунина: В Петербурге открылось "Рождество в Фонтанном доме". Этот рождественский проект, уже традиционный для музея Анны Ахматовой, рассчитан на участие детей из обычных и коррекционных школ - и на здоровых, и на детей с ограниченными возможностями. Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Рождество в музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме отмечается уже много лет, проекты разные, но каждый раз - волшебные. В этом году Рождество проходит под знаком Астрид Линдгрен, и выставка художницы Вероники Франца, и спектакль "Маленького театрика Фонтанного Дома" посвящены 100-летию шведской писательницы. Выставочный зал неузнаваем - он превращен в "шведскую деревню": все дома сшиты из ткани, стены красные, оконные рамы белые - так, как чаще всего и бывает в настоящих шведских деревенских домах. А в окнах и на открытых верандах - детские работы, конечно же, воплощающие чудеса из книг Астрид Линдгрен. Сколько здесь домиков Карлсона, многие сделаны из конфетных коробок. Только "начинка" другая! Сколько стокгольмских крыш, веснушчатых кукол - Пеппи Длинный чулок, фантастических насекомых, бабочек, комаров, таинственных шкатулок, корзинок, невероятных ламп, меня особенно пленила та, у которой абажур в виде половинки глобуса. В центре зала растет огромное дерево, в его дуплах и ветвях спрятаны детские "секретики" - тоже композиции по мотивам книг Астрид Линдгрен, подсвеченные изнутри. Для детских картин отведен специальный зал. Придумала все эти чудеса художница Вероника Франца, она родилась в Бразилии, живет в Швеции.

Вероника Франца: Я думаю, вдохновение для этой выставки дала Астрид Линдгрен. Это она вдохновила меня на поиск всего самого искреннего, самого оригинального и самого простого, я действительно верю, что самые простые вещи могут выражать основы бытия. Для моей работы очень важна идея интеграции, я полагаю, что следующее поколение может стать лучше, если оно будет воспринимать вещи сердцем, если оно будет внутренне свободным для творчества, для эксперимента. Я много лет работала со шведскими детьми, и эти интеграционные проекты были у меня в Швеции, где живет много детей из разных стран. Детские проекты, шведские и международные, связанные с театром и оперой, - вот с чем я много работала.

Татьяна Вольтская: Какие детали этой Рождественской выставки кажется вам самыми важными, и какие моменты в работе над ней запомнились больше всего?

Вероника Франца: Я думаю, что дерево - это символ жизни, и это сердце проекта. А больше всего запомнилось, как я была в школе "Озерки". Это было счастье - видеть, как дети пробуют работать с новыми материалами, ощущать их доверие, их свободу. Несмотря на то, что со мной у них не могло быть словесного общения - нам и не нужно было слов, чтобы понимать друг друга. Это самое важное в общении. Хоть я не могла сказать ни слова по-русски, у нас было замечательное общение. Это символ, благодаря которому и состоялся этот проект.

Татьяна Вольтская: Свободное общение - символ проекта, а символ свободного общения - дерево, не елка, между прочим, а береза, которая - не только в центре зала, но и повсюду, ее ветки висят на невидимых проводах везде над головами, провода тянутся из угла от весьма натуралистически сделанного столба. Сразу возникает образ пути, дороги - вероятно, ведущую и сюда, на выставку "В гостях у Астрид Линдгрен". Собственно, главная задача художницы была найти авторов выставки - детей, - объясняет куратор выставки Мария Коростылева.

Мария Коростылева: У нас две группы детей, одни учатся в школе «Озерки», а другие занимаются в художественной школе «Союз». В Швеции у нас участники подобраны по такому же принципу – половина учится в коррекционной школе, половина в обычной и занимается там в художественной студии. Всем им было дано задание сделать, склеить, слепить Карлсона, Пеппи Длинный Чулок, а также всевозможные истории на эту тему сочинить и выполнить из самых разных материалов. Все начинается с чердака, сюда можно залезть и здесь проходят мастер-классы. Здесь можно сесть, сделать вместе с художницей подарок маме, папе, другу или себе, например. Здесь висят рисунки наших петербургских участников выставки. Можно посмотреть в иллюминатор. С другой стороны огромный корабль, который плывет по морю. И когда вы смотрите в иллюминатор, вас обязательно сфотографирует фотограф. В центре у нас огромное дерево, на ветвях которого повешены сюрпризы, детские работы, которые как раз сделаны шведскими детьми и петербургскими. Мы оказываемся в шведской деревне. Справа и слева у нас огромные дома, окрашенные в типичный красноватый цвет, цвет шведской деревни. Можно залезть в шалашик и чувствовать себя Пеппи Длинный Чулок или Ронни, дочерью разбойника. Можно оставить на доске какое-нибудь вранье. Есть огромная доска для вранья. Потому что, помните, Пеппи очень любила врать. Можно залезть на кубик, если вы маленький, а если вы большой, то так дотянетесь, надеть перчатки огромные красные и попробовать поднять лошадь, которую пыталась поднять Пеппи.



Татьяна Вольтская: Почему именно в перчатках?



Мария Коростылева: Так удобнее, мы решили. Сразу поймете, в каком месте удобнее поднимать лошадь. В центре стоит огромный глобус, на котором можно найти разные истории Астрид Линдгрен. И еще можно залезть по крышам, посмотреть в печную трубу и увидеть то, что находится внутри домика Карлсона. Там кровать Карлсона, столик Карлсона, посуда Карлсона, все можно внимательно рассмотреть.



Татьяна Вольтская: И такой же беспорядок?



Мария Коростылева: Мы старались. У нас шведская художница, шведский порядок, все организовано. Можно попробовать почувствовать себя в роли приведения. Есть белая простыня огромная с дырками для глаз, страшным черным ртом и можно испугать кого-нибудь из гостей выставки.

Татьяна Вольтская: Честно скажу, желающих стать привидением я не увидела, а вот лошадь 9-летняя Снежана и ее подружка по очереди поднимали на моих глазах. Тяжело было поднимать лошадь?

Снежана: Нет, не тяжело.



Татьяна Вольтская: А интересно?



Снежана: Да.



Татьяна Вольтская: А тебе что было интересно?



Девочка: Мне интереснее было поднимать лошадь. Она тяжелая.

Татьяна Вольтская: 11-летняя Даша - участница выставки.

Даша: Я рисовала Пеппи Длинный Чулок, обложку на книжку.



Татьяна Вольтская: Что тебе больше всего понравилось?



Даша: Может дерево, может все эти оригинальные штуки. И все это сделано своими руками – это самое приятное.

Татьяна Вольтская: Какое Рождество без чудес? Некоторые дети написали к выставке свои чудесные и страшные истории, вот история 10-летнего Миши.

Миша: Однажды на Новый год открылся музей скульптур и все хотели туда попасть. Но у одного мальчика, когда он вошел в музей, появилось неприятное чувство, он увидел скульптуру и она ему показалась живой. Родители пошли смотреть другие скульптуры, а он остался один и услышал страшный хохот. Скульптура ожила. Мальчик сильно испугался и хотел убежать. Но скульптура схватила его и хотела съесть. Музей закрыли через сорок минут.

Татьяна Вольтская: Экскурсию по выставке ведет Татьяна Позднякова, и это уже само по себе представление.

Татьяна Позднякова: Скажите, пожалуйста, что, когда люди отправляются в очень сложное путешествие, когда корабль поплывет много дней и ночей под зведным небом, под ярким солнцем и будет проплывать мимо страшных рифов и будет грозить кораблю крушение, что необходимо взять с собой?



Дети: Еду.



Татьяна Позднякова: Еду, конечно.



Дети: Питье.



Татьяна Позднякова: Питье, потому что там соленое море, не напьешься. Еще что?



Дети: Спасительный круг.



Татьяна Позднякова: Спасательный круг. Еще?



Дети: Полотенце.



Татьяна Позднякова: Что еще?



Дети: Компас.



Татьяна Позднякова: Это очень важно. И все-таки самое главное не сказали. Я вам хочу напомнить, что когда Пеппи была еще в колыбели ее папа, негритянский король, такое наставление ей прислал. Давайте все внимательно прочитаем и узнаем, без чего нельзя отправляться в путешествие: «Ты можешь забыть надеть ботинки, когда тебя поведут представляться английской королеве, но упаси тебя бог забыть пустую бутылку, когда ты собираешься потерпеть кораблекрушение или сбиться с курса. Без бутылки лучше сразу отправляться домой». Зачем? Письмо. Пустая бутылка – это бутылочная почта. Как только начнем тонуть, нужно успеть в бутылку сунуть письмо, тогда нам могут придти на помощь.



Дети: А если очень долго будет и никто не придет?



Татьяна Позднякова: Это ужасно. Но ты понимаешь, в чем дело, в книжках Астрид приходят на помощь.


Татьяна Вольтская: Но как ни театральна по форме экскурсия Татьяны Поздняковой, все-таки Рождество в Фонтанном доме невозможно без настоящего театрального действа, тем более, что впервые за много лет в центральном зале нету традиционных елок - их заменяет ветвистая береза, как раз в соответствии с удручающе бесснежной, нерождественской погодой. А елка все-таки есть, но не на выставке, а в спектакле "Маленького театрика в Фонтанном доме". Говорит его художественный руководитель, сотрудница музея Ахматовой Лариса Артемова.

Лариса Артемова: У нас спектакль в этом году по повести Астрид Линдгрен называется «Знакомитесь – Эмиль из Лениберга». Поскольку мы так думаем, что каждый мальчик, каждая девочка и каждый взрослый дяденька или тетенька в прошлом были хулиганистыми придумщиками Эмилями. Рождественская выставка в Фонтанном доме уже какой год посвящена литературным произведениям, героям каких-то книг детских. Все детские писатели так или иначе детям про Рождество рассказывают. Поэтому «Эмиль из Лениберга», последняя глава посвящена как раз Рождеству и подвигу, который совершает Эмиль. Эмиль хулиганил, хулиганил, а потом, однажды когда случилось несчастье, буря, пурга, это было за месяц до Рождества, когда его друг поранил себе палец, он ночью потихонечку маленький вывел лошадь и в метель и пургу повез своего друга в город. А это далеко, и сани застряли, тем не менее, он друга спас.

Татьяна Вольтская: Так что все заканчивается рождественским чудом и рождественской елкой. Вот и актеры - кого играет 9-летняя Алина?


Алина: Иду. Это сестра Эмиля. Хулиганка.



Татьяна Вольтская: Что она делает?



Алина: Она пытается повторить за Эмилем, но у нее ничего не получается.



Татьяна Вольтская: Тебе интересно было играть?



Алина: Да.



Татьяна Вольтская: Как вы готовились?



Алина: Репетиции у нас были поздно вечером.



Татьяна Вольтская: Эта роль на тебя не повлияла? Ты не захотела хулиганить? Или ты тоже хулиганка?



Алина: Нет.

Татьяна Вольтская: А вот и еще один актер.

Вова: Меня зовут Вова. Мне 14.



Татьяна Вольтская: Ты кого играешь?



Вова: Эмиля. Озорник такой, прикольный.



Татьяна Вольтская: Где ты ему сочувствуешь больше всего, в каких эпизодах?



Вова: Наверное, когда он застревает в супнице.

Татьяна Вольтская: Есть и еще один исполнитель роли Эмиля - 14-летний Женя, ему близки другие ситуации, в которых оказывается его герой.

Женя: Когда он с папой разбирается.



Татьяна Вольтская: Похоже на твою ситуацию?



Женя: Бывает.

Татьяна Вольтская: В театральный зал в ожидании спектакля заглядывает 11-летний Богдан, я спрашиваю его, понравилось ли ему на выставке.

Богдан: Очень.



Татьяна Вольтская: А что тебе больше всего понравилось?



Богдан: Наши рисунки.



Татьяна Вольтская: Ты участвуешь как художник?



Богдан: Да.



Татьяна Вольтская: А что ты рисовал?



Богдан: Пеппи Длинный Чулок.



Татьяна Вольтская: А вообще дерево, пещеры – из этого что тебе больше всего понравилось?



Богдан: Дерево.



Татьяна Вольтская: Почему?



Богдан: Очень красивое.



Татьяна Вольтская: А кто такой великий Мумрик, ты знаешь?



Богдан: Нет.



Татьяна Вольтская: «Тут извещаем, что мы, ваши благородные рыцари Белой розы встретят вас в тайнике великого Мумрика». Тебе не хочется узнать, кто это такой?



Богдан: Хотелось бы.

Татьяна Вольтская: Понятно, всю Астрид Линдгрен дети, конечно, не прочли, да это и не страшно, что-то с восторгом узнается, что-то переосмысливается, что-то хочется узнать и прочесть. Проект задуман так, чтобы участие детей - не только юных художников, но и простых посетителей - было максимальным. Если ты не нашел великого Мумрика или забыл, кто такая Кукарямба, можешь подойти к стенду и оставить записку с каким-нибудь враньем - в память о слабости Пеппи к этому жанру, а можешь написать о каком-нибудь ужасном озорстве, которое тебе случилось совершить. Этим и занимаются сейчас дети, в их числе - Миша. О чем ты пишешь?

Миша: То, что ползаю, бегаю, плохо слушаюсь.



Татьяна Вольтская: Где?



Миша: В школе слушаюсь плохо.



Татьяна Вольтская: Ругают?



Миша: Да.

Татьяна Вольтская: А что кажется озорством 7-летней Маше?

Маша: Прыгаю как лягушка.



Татьяна Вольтская: А где ты так прыгала?



Маша: Дома.

Татьяна Вольтская: А о чем пишет Снежана?

Снежана: Как я разбила чашку и окно.



Татьяна Вольтская: Тебе сразу удалось?



Снежана: Да. Просто я что-то писала и размахнулась.



Татьяна Вольтская: Это был особенно удачный день?



Снежана: Да.



Татьяна Вольтская: И что тебе за это было?



Снежана: Ничего, мама не ругала.

Татьяна Вольтская: Пишут все вместе, шустрые дети из обычных школ и дети из школ коррекционных, многие из которых в инвалидных колясках. К ним относятся бережно, расступаются, чтобы они видели то же, что и остальные. Настя - не в коляске, но ей явно немного трудно говорить. Она тоже старательно пишет о своем озорстве. Я спросила ее, о каком.

Настя: Я буду писать о своей любви.



Татьяна Вольтская: А ты ее считаешь озорством?



Настя: Да.



Татьяна Вольтская: Почему?



Настя: Потому что хочу в царстве жить.

Татьяна Вольтская: Я не стала уточнять, в каком царстве хочет жить Настя. Но когда записки будут написаны, их них надо сложить кораблики и пустить - наверное, в то самое царство.


XS
SM
MD
LG