Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Санкт-Петербурге создан первый банк стволовых клеток


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Кирилл Кобрин: В Санкт-Петербурге создан первый банк стволовых клеток. Ученые возлагают на них большие надежды в поиске методов лечения онкологических прежде всего заболеваний, однако предупреждают: чудо уже в ближайшее время ждать не стоит - слишком много остается еще нерешенных проблем.



Татьяна Вольтская: Сегодня человечество получило шанс излечивать с помощью стволовых клеток более 50 заболеваний, еще вчера считавшихся неизлечимыми. Исследования в этой новой отрасли знаний активно продолжаются во всем мире. Но вместе с новыми возможностями открываются новые риски появления опухоли, что пока серьезно ограничивает применение стволовых клеток в медицине. Тем не менее в Петербурге открыт первый банк стволовых клеток. Создала его компания "Транс-Технологии", занимающаяся не медицинскими, но чисто научными проблемами. Говорит генеральный директор компании Дмитрий Полынцев...



Дмитрий Полынцев: Мы занимаемся изучением собственно предмета, то есть стволовых клеток, и разработкой новых методов лечения с применением этих самых стволовых клеток. Под этим словосочетанием "стволовые клетки" скрываются достаточно разные клетки. Очень часто принято под этим словосочетанием понимать в первую очередь эмбриональные стволовые клетки. Именно с такой категорией стволовых клеток связаны и морально-этические проблемы, и опасения возникновения новой пластической трансформации, и некоторые другие беды. Вот к этому направлению исследований мы не имеем никакого отношения. Мы занимаемся так называемыми аутологичными, то есть собственными клетками пациента, которые получают во взрослом состоянии из красного костного мозга. На сегодняшний день компания имеет пять патентов, мы приступили к регистрации первой новой медицинской технологии, связанной с выделением, характеристикой, культивированием и криогенным хранением стволовых клеток. Четыре оставшихся патента посвящены вопросам, связанным с клиническим применением. И мы рассчитываем на основе этих патентов, проведя ограниченные клинические исследования, приступить к регистрации новых медицинских технологий в достаточно разнообразных отраслях медицины, это и кардиология, и травматология, и стоматология, и психоневрология, и некоторые другие направления.



Татьяна Вольтская: К сожалению, не все научные учреждения, занимающиеся стволовыми клетками, делают это добросовестно, говорит заведующий отделом клеточных культур Института цитологии Российской академии наук Георгий Пинаев.



Георгий Пинаев: Приходят люди культивировать клетки... Откуда стало так много людей, которые умеют вообще культивировать, когда их никто не готовит во всем мире? Вдруг стало очень много. А я знаю, что придет ко мне три человека... Спрашиваю: откуда ты взял клетки? "А мне, вот, Данила дал". "Ну-ка, Данила, иди сюда. Да они переросли". То есть вот это знание материала, оно прежде всего залог дальнейшего успеха.



Татьяна Вольтская: То, что происходит в этой области, не является чем-то уникальным, считает Дмитрий Полынцев.



Дмитрий Полынцев: К несчастью, нашу страну как-то так вбросили в другую жизнь, не подготовив ее, в том числе и законодательно. Дело в том, что бизнес далек от моральных категорий, это как трава - она не может не расти. Если говорить о поспешности разных людей, которые стремятся стричь купоны, лавры, дивиденды в этом направлении, так и тут тоже нет ничего странного и удивительного. В любой сфере человеческой деятельности происходит ровно то же самое, если там нет строгих критериев отбора.



Татьяна Вольтская: Нельзя ждать от серьезной науки слишком быстрых результатов, предупреждает научный руководитель Института цитологии РАН академик Николай Никольский.



Николай Никольский: Сначала создавались коммерческие фирмы, которые считали, что на основе одной линии эмбриональных стволовых клеток человека можно получить огромное количество трансплантационного материала, из которого потом можно делать любые органы и ткани. Капитализация одной из фирм, у которой было несколько миллионов только начального капитала, достигла миллиарда, так люди в это верили и покупали акции. А потом, когда оказалось, что это не завтрашний день, что это еще длинный путь, но путь, который приведет, в конце концов, к успеху, капитализация фирмы упала до 60 миллионов. Это типичный вариант ситуации в биотехнологии, когда часто рассчитывают на очень быстрый результат.



Татьяна Вольтская: Введение чужеродного гена в эмбриональную клетку не означает, что она будет правильно вести себя в живом организме, поясняет Георгий Пинаев.



Георгий Пинаев: Решили, что лучше всего лечить диабет путем введения гена инсулина. Чудесно, замечательно работали клетки, выдавали, как калоши. Но не понимали, есть сахар в крови, нет сахара в крови, и все равно работали. Вот это и есть та опасность, которая преследует нас всех, кто работает в этой области: как это работает в живом?



Татьяна Вольтская: Живые системы - это сложные системы, резюмирует академик Никольский, поэтому не стоит рассчитывать на быстрый результат, равно как и провоцировать публику на ожидание чудес.


XS
SM
MD
LG