Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Участие оппозиции в президентских выборах: комментарии Владимира Гельмана и Владимира Прибыловского


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие профессор Европейского университета Владимир Гельман и руководитель аналитического центра "Панорама" Владимир Прибыловский.



Андрей Шарый: Прокомментировать заявление оппозиционных политиков я прошу известного московского политолога Владимира Прибыловского, руководителя аналитического центра "Панорама", и петербургского политического эксперта, профессора Европейского университета Владимира Гельмана. Оба они в прямом эфире программы "Время Свободы".


Владимир Гельман, первый вопрос к вам, в Петербург. Как вы относитесь к заявлению Бориса Немцова, считаете ли его правильным, политически мотивированным?



Владимир Гельман: Я думаю, что для Немцова, наверное, это был единственно возможный шаг в такой ситуации, поскольку крайне затруднительно для него было, как организовать кампанию по сбору подписей, так и еще более невелики были его шансы на то, чтобы пройти через регистрацию в Центризбиркоме, в особенности после того, как Центризбирком отказался включить в список кандидатов Владимира Буковского. Ход Немцова достаточно предсказуемый и ожидаемый, но также понятно, что трудно рассчитывать, что и Касьянов, и Зюганов по своей воле откажутся от участия в президентских выборах, как на то, видимо, рассчитывает Борис Немцов.



Андрей Шарый: Вопрос в Москву к Владимиру Прибыловскому. Вы согласны с коллегой?



Владимир Прибыловский: В чем-то согласен. Но я просто хотел бы подчеркнуть, что ход Немцова, на мой взгляд, безупречный в данной ситуации, он и тактически верен, и Немцов прав по существу - это не выборы, это фарс. Далее, я склонен согласиться с Владимиром Гельманом, что Зюганов, скорее всего, не пойдет на снятие своей кандидатуры, хотя мне кажется, что это будет ошибка Компартии, ошибка Геннадия Зюганова.



Андрей Шарый: Как вам кажется, может ли появиться у демократически ориентированного избирателя единый кандидат, даже в условиях этой недемократичной избирательной кампании?



Владимир Прибыловский: Тут все-таки Михаил Касьянов не может быть реально единым кандидатом, несмотря ни на какие договоренности между кандидатами. Потому что, ну, да, Буковский, Немцов и Касьянов договорились, что будут призывать голосовать за того, кто дойдет до крайней черты, будет зарегистрирован. Но я просто уверен, что, скажем, электорат "Яблока", который был готов голосовать за Буковского, не перейдет к Касьянову, несмотря на соответствующие рекомендации Буковского. Все-таки у значительной части демократов, это в первую очередь "яблочники" и не только члены партии, но и люди, за них голосующие, для них Касьянов - это не оппозиционный кандидат, не демократический кандидат... ну, скажем так, оппозиционный, но это оппозиционная часть номенклатуры, фрондирующая номенклатура, а не демократический кандидат. Поэтому, если Касьянов останется, хотя я думаю, что он не соберет двух миллионов подписей, то он получит очень мало, он не сможет быть единым демократическим кандидатом. Единым демократическим кандидатом мог быть Буковский, с оговорками - Немцов.



Андрей Шарый: Для того, чтобы быть уж совсем беспристрастным, я замечу, что это личная позиция Владимира Прибыловского. Он, как известно, был членом инициативной группы по выдвижению Владимира Буковского в президенты России. Но вы имеете право на свою точку зрения, конечно.


Владимир Гельман, вы допускаете, что Кремль каким-то образом вдруг пойдет на уступки, Дмитрий Медведев выступит в избирательной кампании в публичных дискуссиях с другими кандидатами на пост президента и что по совокупности обстоятельств все-таки эта кампания может пройти как-то демократичнее, чем кампания по выборам в Думу? Или это все, как пищание комара?



Владимир Гельман: Я думаю, что для Кремля заявления, которые прозвучали сегодня, не имеют большого значения. Даже опросы показывают, что Зюганов обладает не более чем 10-процентной поддержкой, уровень поддержки Касьянова и Немцова до снятия его кандидатуры был значительно ниже. Для Кремля даже вариант совсем уж крайний, маловероятный, когда оба этих кандидата сойдут с дистанции, не являлся бы чем-либо значимым. Поэтому думаю, что эти призывы останутся неуслышанными. А что касается будущей реакции самих потенциальных кандидатов, то для Геннадия Зюганова сильным шагом отказ от участия в выборах не стал бы, поскольку он, по сути, создал бы угрозу его лидирующему положению в Коммунистической партии. На сегодняшний день стремление сохранить статус-кво внутри Компартии на самом деле является более значимым. До тех пор, пока Зюганов и его поколение не сойдут с политической сцены, ждать каких-то перемен по-видимому не приходится.



Андрей Шарый: Владимир Прибыловский, вы известны, как тонкий знаток внутренностей политических Кремля и наверняка знаете, существуют ли в действительности на бумаге те самые черные списки, о которых говорит Борис Немцов, списки тех политиков, которые не допускаются в эфир и которые нежелательны для публичного появления где бы то ни было в России? Как это в болтах и гайках выглядит? Действительно ли существуют такие бумаги, которые всем рассылают?



Владимир Прибыловский: Может быть, они не совсем в бумажном виде существуют, может быть, на Первом канале в бумажном, а на других - в устных рекомендациях. Что есть такой список, у меня никаких сомнений нет. Как он оформлен? Ну, кто его знает.



Андрей Шарый: Как вы прогнозируете дальнейшее поведение Кремля и избирательной комиссии в этой избирательной кампании? Вдруг останется, скажем, всего два или три кандидата. Кремль это устроит?



Владимир Прибыловский: Видимо, останется минимум три кандидата. То есть даже если Зюганов снимется, останутся Жириновский и Богданов к Медведеву. Снятие Зюганова, если он снимется, будет очень нежелательно для администрации, потому что обесцениваются выборы. Выборы между Медведевым, Жириновским и Богдановым - это смешно, честно говоря. С другой стороны, они не будут делать никаких шагов навстречу, в том числе потому что тоже так прикинут и решат, что, наверное, все-таки Зюганов не снимется. Они пойдут на этот риск. А если Зюганов снимется, это для них будет неприятно, но переживут. Явку они себе нарисуют, научились рисовать. Вот на этих выборах вообще 20% приписали явку, естественно, всю сбросив в "Единую Россию".



Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, Владимир, вы считаете, что Центризбирком может внести все-таки какие-то коррективы в свою деятельность, например, по части международных наблюдателей, их допуска к избирательным процедурам, поскольку уж очень много было критики на этот счет, или все останется как прежде?



Владимир Прибыловский: Я думаю, что все останется как прежде. Чуров же не сам все решает. Чуров сказал: "Путин всегда прав". Я не знаю, он непосредственно от Путина получает указания или через цепочку, но он несамостоятельное лицо совсем.


XS
SM
MD
LG