Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Лукин о кризисе в отношениях России и ОБСЕ


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимир Бабурин.



Андрей Шарый: Продолжается развитие кризиса в отношениях России и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. После резкого обмена мнениями, связанного с форматом работы наблюдателей ОБСЕ на выборах в Государственную думу и дипломатического демарша Кремля с предложением коренным образом реформировать ОБСЕ как неэффективную структуру Россия заявила о сокращении своего взноса в финансирование организации. Мой коллега Владимир Бабурин попросил прокомментировать это решение уполномоченного по правам человека в России Владимира Лукина.



Владимир Бабурин: В этом году сокращение уже было - порядка миллиона евро. Цифра сокращения следующего года пока не объявлена, предполагается, что она может быть достаточно значительной. На этой неделе заместитель главы МИДа господин Грушко довольно серьезно раскритиковал ОБСЕ, заявив, что эта организация не вышла из системного кризиса и используется отдельными странами в своих интересах. Господин Грушко посетовал, что ОБСЕ не прислушивается к многочисленным предложениям Москвы о реформировании этой организации, и, собственно говоря, сообщил о сокращении финансирования. Как вы полагаете, это продолжение кризиса между ОБСЕ и Россией?



Владимир Лукин: Я думаю, что, конечно, это такая нанайская борьба. Одни выражают свое недовольство одним способом, другие другим способом. Я, честно говоря, не думаю, что угрозы снижения финансирования - это наиболее эффективный способ решить свои проблемы. Если ОБСЕ в состоянии кризиса, а мы собираемся там работать, то надо помочь, наоборот, решать кризисные проблемы, а сокращение финансирования вряд ли... Имеется в виду, наверное, кризис в плане влияния российских мнений на ОБСЕ, но мне не кажется, что так они решаются. Хотя, конечно, со времен Макиавелли ничего, кроме политики, кроме дозированного применения кнута и пряника, не придумано. Вот в какой мере этот кнут без, насколько я понимаю, пряника будет эффективным? Мне так не кажется. Хотя вторая сторона вопроса - о том, устарело ОБСЕ или нет, - это тоже вопрос очень непростой. Я думаю, да, потому что вообще Европа перенасыщена различного рода организациями, дублирующими друг друга, хватающими друг друга за шиворот на предмет того, что "это я придумал, это мне надо делать". И конечно же, ОБСЕ, так же как и многие другие организации, требуют реформирования. Но к реформированию надо приступать, конечно, со значительно более конструктивной платформы, чем это сейчас имеет место.



Владимир Бабурин: Господин Грушко отдельно коснулся деятельности Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ. Все помнят, что их наблюдатели отказались приехать в декабре на думские выборы, обвинили тогда Россию в создании помех для проведения нормального мониторинга выборов. Господин Грушко накануне сказал, что Бюро по демократическим институтам нуждается в коренной реформе, и что Москва даже знает, как эту реформу осуществить. Как вы полагаете, действительно ли Москва знает, и ваш прогноз уже на весенние президентские выборы, удастся ли, по крайней мере, в этой сфере конфликт решить? И приедут ли наблюдатели ОБСЕ, в частности, представители Бюро по демократическим институтам, на президентские выборы? Насколько я знаю, проблемы уже есть, потому что вроде как приглашение им собираются направлять в январе, а надо бы, чтобы это было сделано чуть раньше. Как вы это можете прокомментировать?



Владимир Лукин: Я довольно давно наблюдаю за работой Бюро по демократическим институтам. Эта работа, в принципе, по задачам полезная. По исполнению, по реализации, на мой взгляд, сильно политизированная. Решения относительно тех или иных выборов со стороны команд Бюро по демократическим институтам можно предсказать с той же степенью точности, как и наблюдателей от СНГ, что не хорошо ни в том, ни в другом случае. Я считаю, что вообще эта деятельность по мониторингу выборов, по стимулированию каких-то институтов избирательных и так далее должна быть в максимальной степени деполитизирована во все стороны, только тогда она сможет быть эффективной. И в этом смысле изменения были бы полезными. Но изменения не с точки зрения перетягивания каната, так сказать, "у меня все хорошо, а у тебя все плохо", а надо искать какие-то компромиссные варианты. Я думаю, что они постепенно будут после периода выяснения отношений по принципу "ты дурак - нет, ты сам дурак" наступает период поиска компромиссом. И я надеюсь, что такое время настанет, может быть, скорее, чем мы думаем. Но это должны быть не компромиссы с точки зрения "ты плохой навсегда, и давай на этом договоримся", а именно компромиссных вариантов. А этот компромисс лежит, по-моему, на пути максимальной деполитизации и разработки определенных критериев, что такое приличные выборы и что такое не очень приличные выборы.



Владимир Бабурин: Оптимист вы, Владимир Петрович.



Владимир Лукин: Конечно, оптимист. А иначе зачем я здесь сижу?..


XS
SM
MD
LG