Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги 2007 года


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Виктор Нехезин: Канун Нового года - это хороший повод подвести итоги года минувшего, определиться с ожиданиями на будущее. Как оцен ивают россияне экономические итоги 2007 года, в том числе свое собственное материальное положение? Чего ожидают они в этом плане от нового года? Об этом наш корреспондент Вероника Боде беседовала с социологами и экономистами и выяснила, что ожидания россиян в целом радужные, а вот экономические перспективы весьма неясные.



Вероника Боде: В конце декабря аналитический "Левада-центр" провел ряд исследований, посвященных итогам года. По свидетельству социологов, 2007 год был отмечен ростом позитивных настроений, надежды, уверенности в будущем и снижением негативных ощущений - страха, озлобленности, безнадежности. О том, чего ждут россияне от нового 2008 года, рассказывает Борис Дубин, заведующий отделом социально-политических исследований "Левада-центра".



Борис Дубин : Если так в одном предложении говорить, то ждут, чтобы ситуация не ухудшилась. Потому что восприятие этого года по самым разным признакам - экономическая ситуация, как себя люди чувствуют, какое настроение у окружающих их людей, как страна живет, как ее место в мире, как ее статус великой державы и так далее, и так далее - по всем показателям оценки за последний год очень заметно повысились. Поэтому люди ждут того, что это будет так, как он есть сейчас.



Вероника Боде: А с чем вы это связываете? Почему повысились оценки?



Борис Дубин : По целому ряду причин - по причинам экономическим. Все-таки люди почувствовали некоторый рост своего благосостояния.



Вероника Боде: А что касается политической составляющей, тут какие моменты имеет смысл отметить?



Борис Дубин : Как бы все сконцентрировано на фигуре номер один, на Путине. Это фигура для населения, вызывающая поддержку, одобрение, внушающая спокойствие. Единственный беспокоящий момент - это вопрос о преемнике. Он не так уж волновал население, но вся эта операция «преемник» настолько была раздута властями и им послушными средствами массовой информации, что, так или иначе, все население России втянулось в ожидание этого самого преемника. Но как только преемник вроде бы был назван, тут все глубоко выдохнули и показали у Медведева какие-то невероятные совершенно рейтинги, которые превышают даже лучшие путинские.



Вероника Боде: Насколько я понимаю, ситуация каждый год повторяется, то есть россияне каждый год ждут от следующего года, что он будет лучше прежнего или, по крайней мере, не хуже. С чем вы это связываете?



Борис Дубин : Действительно, конструкция повторяется. Она связана, конечно, с двумя вещами. Первое - это сама конструкция ожидания, она такая - мы не ждем, что будет лучше, мы хотели бы, чтобы не было хуже, и боимся как бы не стало, хуже. Вторая очень важная составляющая - это то, что, в общем, это от нас не зависит, это, господин государство, от тебя зависит, это, господа власть, от вас зависит, а от нас, людей, это не зависит. И вот соединение двух этих черт и выдает такую устойчивую структуру ожидания от будущего, что оно хотя бы будет не хуже того, что есть.



Вероника Боде: Социолог Борис Дубин говорил о политических факторах, влияющих на новогодние ожидания россиян. Не менее важна тут и экономическая составляющая. Об этом рассказывает сотрудница "Левада-центра" Наталья Бондаренко.



Наталья Бондаренко : Наиболее характерной особенностью 2007 года стало некоторое улучшение субъективных оценок текущей ситуации в стране в целом, а также оценок личного положения россиян. В частности, это отслеживается по вопросам "как изменилось материальное положение вашей семьи?" и "как изменилась ситуация в экономике страны за последние месяцы?". Следует отметить, что происходил рост позитивных оценок, но он сопровождался повышением также уровня удобрения действий правительства.



Вероника Боде: Как это в цифрах выражается?



Наталья Бондаренко : У нас есть некие индикаторы, когда мы просим респондентов отнести себя к какой-либо группе по материальному достатку. Доля тех, кому не хватает денег даже на продукты, составляет где-то 12-13 процентов, а доля тех, кто не голодает, но все остальное для него трудность, составляет где-то треть, а доля тех, кто, собственно говоря, уже накормлены, обуты, одеты, но кто сейчас стремится приобретать товар длительного пользования, таковых 37 процентов. Ну, а тех, кто, в общем-то, лучше всех себя ощущает в материальном плане, таковых где-то 16 процентов. Если сравнивать с началом 2000-х годов, то большинство (примерно 44 процента) было тех, кто не голодал, но все остальное для него было большой трудностью приобретать.



Вероника Боде: Чего ждут россияне от 2008 года?



Наталья Бондаренко : Ожидания на ближайшее время достаточно стабильные. Что означает стабильность? Несмотря на то, что текущие оценки стали более оптимистичными, улучшились, но ожидания не стали более оптимистичными. По ответам респондентов скорее можно сказать, что усиливается неопределенность в прогнозах, причем, чем мы спрашивали на более длительную перспективу, тем больше происходит рост за последние год затруднившихся в оценках на будущее. Все же большинство - 42 процента - не ожидают никаких изменений своего материального положения на ближайший год.


Ожидания по поводу изменений экономической ситуации в стране на ближайший год на конец 2007 года практически не отличаются от тех прогнозов, которые строились россиянами в конце 2006 года. Если сравнивать ответы, то где-то 17-19 процентов ожидают чего-то хорошего, где-то 14 процентов ожидают в основном плохое, а вот доля затруднившихся ответить за последний год выросла с 30 процентов до 40 процентов. В принципе это подчеркивает, что среди населения пока нет некоего внутреннего потенциала уверенности в том, что ситуация в стране в экономической сфере на длительную перспективу будет иметь стабильное развитие.



Вероника Боде: И похоже, что такие настроения имеют серьезные основания. Во всяком случае доктор экономических наук Евгений Гонтмахер считает, что, скорее всего, в социальном плане грядущий год будет для России неудачным.



Евгений Гонтмахер: Инфляция сохранится на прежнем уровне. Я даже думаю, она будет больше. Вот эти все копеечные прибавки, которые будут сделаны, все будут обесценены уже летом, не говоря уже про осень, все будут обесценены ростом инфляции. Сложности на мировых рынках, в мировой экономике полным образом отражаются и будут отражаться на экономике России. Уже начало снижаться количество кредитов, которые выдают населению, и ипотечных, и обычных кредитов. Уже сильно ужесточили доступ к этим кредитам, а люди только-только распознали это, как форму приобретения необходимых товаров. Надо налаживать диалог с обществом, вместо того, чтобы принимать решения келейно, и эти решения потом, как оказывается, являются ошибочными - и по монетизации, целому ряду других социальных решений. Надо выстраивать механизм диалога сотрудничества с обществом, чтобы был мониторинг, чтобы была постоянно обратная связь, чтобы было видно, что если людей что-то не устраивает, надо что-то быстренько в этих реформах менять. Надо демонополизировать нашу экономику, из-за чего, кстати, мы сейчас имеем такую высокую инфляцию, а никаких реальных шагов в последнее время, кроме слов, к этому нет. Надо каким-то образом находить точки роста во всех субъектах федерации. Надо развивать местное самоуправление. Ну, и так далее, и так далее. Очень много задач, очень много проблем, которые накопились за последние годы.


Если объявлена преемственность курса, это означает, если понимать это буквально, что эти проблемы так и останутся. А если они останутся, то они и дальше будут обостряться, и это, к сожалению, может с неизбежностью привести через два, три, четыре года к какому-то очень серьезному кризису. Поэтому нужна смена экономической политики.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG