Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В жизни многодетной семьи Лебедевых из Челябинска накануне Нового года произошло чудо. Нижегородцы Еналиевы встретят Новый год в осажденном доме. В семье Андреевых из Самары мечтают о будущем. В Саратове есть место, где можно увидеть течение времени. Екатеринбург: Мать и дочь Поздняковы всего добиваются сами. Кызыл: Пенсионер Владимир Тутынин сделал сотням своих земляков дорогой новогодний подарок. Подмосковье: Погорельцы возвращаются домой. Красноярск: Семьи Усковых и Мельниковых к прошедшему году относятся по-разному. Псков: Елочные игрушки из бабушкиных сундуков. Мордовия: Новый год в Веселом поселке


В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Новый, 2008 год, многодетная семья Лебедевых из Челябинска запомнит надолго. Еще месяц назад Александр и Надежда мысленно готовились к тому, что в любой момент их лишат крыши над головой. И вот нежданно-негаданно, после трехлетней борьбы и отказов - 4-комнатная квартира. Пусть служебная, но все равно - своя.



Надежда Лебедева : Год 2007 начался для нашей семьи очень тяжело, то есть с предупреждения о нашем выселении, так как мы живем в студенческом общежитии. Был приказ из Москвы, что кто не имеет трудовых отношений, либо учится в этом колледже, к которому относится это общежитие, люди должны освободить жилье. Было предупреждение в феврале, было предупреждение в апреле, мае. Дальше было исковое заявление в суд. С исковым заявлением мы уже пошли по инстанциям.



Александр Валиев : С исковым заявлением Надежда Лебедева начала ходить по инстанциям, но как до этого на чиновников не производили впечатления предупреждения о выселении многодетной семьи из общежития, так же они остались равнодушны к тому, что дело уже дошло до суда.



Надежда Лебедева : С 2004 года мы обращались и в соцзащиту. У меня все на руках, у меня все документы на руках. Я их никуда не дела. Везде был отказ на такое количество выделить жилье. Пусть бы они даже минимально нам дали, хотя бы 60 метров, и то это получается уже три комнаты. Дальше я обращалась в наш райисполком. Тоже мне письменный ответ, что вы стоите на очереди, и будете жилье получать, как подойдет ваша очередь. В жилищном отделе Ленинского района нам так и говорили – снимайте жилье, они вас выселят на законном основании, ищите жилье, снимайте. Я так удивилась. Я говорю – вообще, вы себе представляете, семье из 10 человек снимать жилье?! Кто меня куда пустит?!



Александр Валиев : Я искренне удивлялся, глядя на эту самоотверженную женщину и ее мужа. И не смог удержаться от вопроса - как же вы решились на такую большую семью?



Надежда Лебедева : Почему решились? Я сама из большой семьи. У нас 9 выросло. Для нас большая семья – это не проблема, не дикость, не новость. У мужа в семье четверо. В нашей семье 8 детей. Две девочки - старшая и младшенькая, шесть мальчиков. Семья из 10 человек живем в студенческом общежитии. Платим койко-место 5 тысяч в месяц у нас за жилье.



Александр Валиев : Татьяна сама ребенок из многодетной семьи. Ее отцу, Александру Ивановичу Дунаю 78 лет. Старости не удается застать его дома, он всегда в движении, всегда с кем-то из детей или внуков. Вот и сейчас пришел в гости к дочери.



Александр Дунай : Она, когда была маленькой, сидит и говорит – мама, а сколько будет, если это нас 9 и у каждого будет по 9? Считай, сколько будет, когда она вырастит! Но до 9 не дотянула – 8. У нас 9 детей. У старшего сына – 9, у второго – 8, у третьего – 3. У Надежды – 8, у второй ее сестры – 7, у третьей – 6, у Люды – 2, у Ольги – 5. В общей сложности получается у меня 51 внук, две правнучки. Слава богу, мы не жалуемся.



Александр Валиев : И, тем не менее, в контексте разговоров о неблагополучной демографической ситуации в России, отношение государства к таким семьям, как Лебедевы, кажется странным. Как можно вырастить 8 детей, не имя своей крыши над головой и перебиваясь на маленькие зарплаты, - это тайна.



Надежда Лебедева : Я проработала на заводе на трубном 22 года. Обращалась и к руководству завода, сказали – бесплатного жилья у нас нет, приобретайте жилье за деньги. 33 тысячи квадратный метр. Я говорю – я не в состоянии даже за квадратный метр заплатить с нашими доходами. Мы оба работаем, 6 школьников и двое ребят у нас находятся дома. Средний заработок у меня 9 тысяч. Саша у нас бюджетник, то есть заработная плата у него со всеми премиями, со всеми накрутками – 6-7 тысяч.



Александр Валиев : И все же, судьба оказалась добра к Лебедевым. Эта история и впрямь похожа на сказку со счастливым концом. Примерно год назад Татьяна повела одного из своих сыновей, инвалида, устраивать в реабилитационный центр. Александр, на тот момент безработный, разговорился с сотрудниками центра и узнал, что здесь есть вакансия водителя.



Александр Лебедев : Поговорил с механиком. Он говорит – вот стоит машина, пожалуйста, приходи. На следующий день я принес уже трудовую. Потом посмотрел и устроился на работу. Но у нас и предупреждение было, и выселяли нас. Я такой человек – ничего не говорил, молчал. Потом, когда уже коснулось, и в суд нас вызвали, я пошел к директору Дружининой Валентине Павловне, рассказал это дело.



Александр Валиев : Валентина Павловна Дружинина взяла дело в свои руки. Она записалась на прием к вице-мэру Давыдову, и случилось чудо. То, чего Лебедевым не удавалось сделать за три года, Валентине Дружининой удалось буквально за время непродолжительной аудиенции у большого начальника. Надежде и Александру пообещали квартиру в здании бывшего общежития. Почти полгода не было никаких вестей, и вот месяц назад, когда они снова потеряли всякую веру, им показали будущую квартиру.



Надежда Лебедева : Для нас это была просто радость. Мы зашли в квартиру, но кухня, правда, была маленькая. Мы с Сашей походили по квартире, залы огромные – 23 метра, по сравнению с тем, что у нас было. Мы позвонили и сказали, что нас все устраивает.



Александр Валиев : Надежда не может сдержать слез. Ее дети, наоборот, улыбаются, когда рассказывают о своей новой квартире.



Ребенок : Та квартира лучше, потом что там места много. Здесь тоже, в принципе, нормально, но здесь как бы выселяют, а там будет наше жилье. Там комнаты большие – две ванны, два балкона, евроокна везде. Здесь их нет и не ставят.



Александр Валиев : Новый год семья и ее челябинская родня будут праздновать в новом жилье. Пока в нем стоит лишь одна табуретка, но Лебедевых это не смущает. Поэтому 31 в 4-комнатной квартире соберутся 30, а то и 35 человек.



В эфире Нижний Новгород, Лира Валеева:



Галия Еналиева : Вот уже полтора года мы живем на войне. Мы не можем уходить из дома. Все готовятся к Новому году, мы же, видите, даже гирлянды не вешаем.



Эльмар Еналиев : А мы готовимся к штурму!



Галия Еналиева : Мы готовимся к штурму. Кругом пьяные люди. Эти взрывы, петарды… Вот этой вот обстановкой могут воспользоваться и нас поджечь.



Лира Валеева : Галия Еналиева и ее дочь Маша живут в старинной усадьбе в историческом центре Нижнего Новгорода. Прохожим этот розовый дом с традиционной нижегородской резьбой, над крышей которого развевается имперский флаг, наверное, кажется странным. На его стенах - несколько распечаток с оппозиционных сайтов. Надпись на заборе гласит, что собственность важнее всего. А рядом с этим домом не по дням, а по часам растет новостройка.


Семья Еналиевых отстаивает свой дом уже несколько лет. Крупный нижегородский застройщик возводит по соседству жилую многоэтажку, а «гнилушка» на Малой Ямской улице, 50 строительству мешает. Галия Еналиева не слышит ни просьб, ни угроз главы «Волгажилстрой-НН» Виталия Киселева и, как утверждает ее брат Эльмар, никуда из своего дома не переедет.



Эльмар Еналиев : Застройщик это изначально понял, ее позицию, что она не собирается отсюда уезжать. Она, как сюда приехала, сразу все отремонтировала. Тут крыша текла, все разваливалось. Хотя по структуре дом очень хороший. Дерево было взято изумительное. Ему больше ста лет, но он еще двести простоит, если его не сожгут в ближайшее время. Обшит профессионально. Все сделали, тут ни на чем не сэкономили. Пробит великолепно. Дом классный.



Лира Валеева : 2007 год для Еналиевых был тяжелым. Группа строителей, а вернее молодых людей в новеньких строительных касках во главе с начальником охраны нападала на них несколько раз. Милиция, вызванная на место происшествия, молча стояла в сторонке, уже не стесняясь журналистов. 11 ноября во дворе дома Еналиевых раздалась стрельба. Через несколько часов «скорая» отвезла раненых супругов Галию и Илью в больницу. Свою дочь женщина каждый день отвозит в школу на машине, так как боится оставить ее без присмотра даже на некоторое время.



Галия Еналиева : Я ее отвожу, я ее забираю обязательно, потому что я очень боюсь. Когда вообще обстановка была очень напряженная, я думаю, что сейчас она опять возникает со всеми этими проблемами, опять придется мне просить кого-то, чтоб ее сопровождали по школе. Вот все время жить с этим осознанием, что с твоей дочерью… Вот она на пять минут с крыльца не выходит, я уже рассчитываю, куда мне бежать, какой мне звонок раздастся, что мне делать, где мне взять те самые деньги, которые надо на выкуп… Жива ли она!



Лира Валеева : В этом году Маша ходила на прием к ни ж егородскому мэру Вадиму Булавинову с плакатом : “Отдай мне мой дом!” Но нижегородская администрация никак не реагирует на произвол фирмы-застройщика. Областная инспекция государственного строительного надзора заявляет, что не может вмешаться в события на стройплощадке, так как всем этим - сломанным ребром, забором, установленным в неположенном месте, а также пожаром – должны заниматься милиция, судебные приставы и пожарные. Перед самым Новым годом Маша написала письмо Деду Морозу с одной-единственной, недетской просьбой.



Маша Рипун : Я?.. Чтоб война закончилась, чтоб меня перед Новым годом не выкинули отсюда! У меня здесь есть свой дом. Он двухэтажный. Там есть двор, где можно с собакой погулять. Деревья есть, а где это в городе-то найдешь?



Галия Еналиева : Вот здесь вот клубника растет. У нас огород. Вот здесь, вот сейчас установится погода немножко, думаем, каток здесь сделаем. Мы же ей горки строим!



Лира Валеева : Чем еще запомнился 2007 год Еналиевым? В уходящем году вся семья осталась без работы. Под давлением работодателей Галие, Эльмару и Илье пришлось уволиться. Так что 2008 год, видимо, начнется с поисков новой работы.


Еналиевы – это не единственная семья, пострадавшая от произвола нижегородских застройщиков. Такие есть не только на Малой Ямской улице, но и в кварт а ле Сергиевской-Заломова, на Ковалихе, на улице Горького .В отличие от них, Еналиевым все еще удается сохранить свой дом. Так что, по крайней мере, наступающий Новый год для них будет домашним праздником.



Галия Еналиева : У нас будет во дворе стоять елка. Обязательно будет что-то готовиться на костре. Обязательно будет дом, будут песни, танцы! Но при этом у нас видеонаблюдение круглосуточное, мы всегда будем осматривать округу. Новый год, он, встречай его - не встречай, он все равно наступит. Будем встречать! А что же, выгонять, что ли?!



В эфире Самара, Сергей Хазов:



В конце года разные социологические агентства публикуют результаты статистических исследований, рассказывая, что как в песне, «жить стало лучше, жить стало веселей». Чтобы выяснить, каким запомнился уходящий год простым самарцам, я, решил, что называется, далеко не ходить, а зайти в гости к своим соседям – Андреевым. В семье Андреевых – три человека, три поколения: пятилетний Никита, его мама, Дарья Владимировна, и в свою очередь, ее мама, Вера Михайловна. Никита ходит в садик, Даша – поет, она солистка ансамбля «Жигули», Вера Михайловна – пенсионер, но продолжает работать педагогом. «Чем был памятен 2007?», - спрашиваю Веру Михайловну.



Вера Михайловна Андреева : То, что в садик ходит Никита. Его каждый день водишь, приводишь. Маму отпускаешь на концерты. Трудно жить, конечно, тяжело. Этим тоже запомнился год. Повышают на 300 рублей зарплату, например, а все подскакивает под 1 тысячу. Много требуется сил. Везде надо успеть, везде все надо достать, что нужно по дому, сделать что-то. Москвичи даже завидуют, как так мы в Москву ездили за продуктами раньше в свое время, за одеждой, за обувью, а сейчас все можно купить на рынках. Были бы деньги. Ремонт в подъезде делали. Ремонт в коридоре мы сами делали своими силами.



Сергей Хазов : Конечно, главная гордость для Андреевых, что их семье, при довольно скромном бюджете, удалось сделать в уходящем году крупные покупки.



Вера Михайловна Андреева : Телевизор новый приобрели. Это плюс. Ингалятор новый появился – тоже плюс. Внук летом поехал на море с мамой, я их отпустила немножко подлечить здоровье. Много новых впечатлений – и дельфинов видел, и хорошо отдохнули. Мне нельзя, я гипертоник. Не разрешили врачи. И для него, и для мамы очень хорошо. Я рада. Накопление какое у меня было, я все сняла, чтобы они поехали.



Сергей Хазов : Здесь прошу Веру Михайловну остановить свой рассказ. Пусть пятилетний Никита сам расскажет о поездке на Черное море. Это для малыша было действительно, главным событием года.



Никита : Катался на лодке там. Лодка большая, только стекло разбитое. Есть еще военная лодка. С мамой, со Светой. Мы там купались в Черном море. Туда уехали «Жигули». А там большие волны сразу были. Они один раз купались, а мы много раз купались. Там медузы еще были. Она меня не щипала. Мне медуза хорошая попалась. Она меня не щипала, меня боялась.



Сергей Хазов : С мамой Никиты Дашей поговорить не удалось. Поясняет Вера Михайловна.



Вера Михайловна Андреева : Мама творческая у нас, артистка. Поет в ансамбле «Жигули». Сегодня уехала в Мордовию. В 2:30 ночи только явится.



Сергей Хазов : Пятилетний Никита быстро-быстро, торопясь, чтобы не забыть слова, рассказал стихотворение, которое приготовил для новогоднего утренника. (Никита читает стихотворение). По словам малыша, в новогоднем празднике ему больше всего нравятся подарки.



Никита : Мне Дед Мороз понравился в садике, и Снегурочка, и Зима еще понравилась, и подарки. Баба Яга у нас украла всю Зиму. Она на ключик ее заперла, а мы выручили Зиму. Ключик нашли и выручили Зиму, открыли замок. А Дед Мороз нам помогал разбираться с Бабой Ягой. Я хотел, чтобы он мне подарил гараж с машиной. У меня уже есть гараж, и лошадка на пульте управления.



Сергей Хазов : Не мог я удержаться от соблазна и не задать Никите вопрос, который, наверное, все взрослые хоть раз задают детям - кем ты хочешь быть, когда вырастешь?



Никита : Я хочу быть солдатом, чтобы на танке ездить, чтобы стрелять из пушки.



Сергей Хазов : А не боишься, что война будет, если солдатом будешь?



Никита : Не боюсь. Я не боюсь никого.



Сергей Хазов : Среди игрушек Никиты нет танков и автоматов, так что будем надеяться, мечта стать солдатом или генералом так и останется для него мечтой. А пока Никита собирается на каток, покататься на коньках. Перед Новым годом к радости детворы на самарской набережной открылся огромный ледовый каток. Вера Михайловна, как представитель старшего поколения, помнит, что раньше катки и хоккейные площадки были почти в каждом самарском дворе.



Вера Михайловна Андреева : Я и на каток ходила, и на лыжах каталась. Очень любила это занятие. Много катков было – и на Металлурге, и во дворе у нас был, и около школы можно было покататься. Сейчас меньше становится, но уже все платное.



Сергей Хазов : И еще один вопрос, без которого не обойтись в новогоднем репортаже - пожелания на Новый год. Говорит Вера Андреева.



Вера Михайловна Андреева : От Нового года я жду, конечно, только хорошего, чтобы здоровье было – нового здоровья, нового счастья.



Сергей Хазов : А Никита оказался оригинален, и вместо пожеланий попросил разрешения спеть новогоднюю песенку. (Никита поет)



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



Почему-то решив пробить два раза, остановились старые часы. В Дом-музей Павла Кузнецова на рождественскую выставку их собирали со всего города. Настольные, напольные, с круглыми циферблатами и золочеными стрелками, тяжелыми гирьками на цепях – они должны были звучать попеременно, исполняя свою неповторимую мелодию. Но замысел часовщика не удался. При скоплении посетителей, пришедших на выставку, часы растерялись и замолчали. Говорит гость музея главный редактор Саратовской студии кинохроники Татьяна Зорина.



Татьяна Зорина : Мне на юбилей подарили часы. Я их не запускаю, они слишком для меня красивые. Мне кажется, что сейчас я их не могу запустить. Наступит какой-то момент, когда очень серьезное что-то сяду делать. Мне кажется, у всех так с часами связаны какие-то очень странные, мистические вещи. Говорят, что времени нет, просто есть день-ночь, день-ночь. Нет лет, нет месяцев, ничего нет, а вот эти странные предметы они нам структурируют время.



Ольга Бакуткина : Современные часы утратили мистическую сущность. Вернуть обыденному предмету – будильнику – сакральный смысл решил Сергей Петров. В его коллекции 88 артефактов, которые художник объединяет термином «будиарт».



Сергей Петров : Я могу сказать в двух словах, что в какие-то старые корпуса от будильников заключены разные бытовые предметы, которые подходят по диаметру, и приобретают некое такое звучание, отличное от привычного.



Ольга Бакуткина : Вот ситечко – это очень понятный образ, то есть время через это ситечко уходит. Будда, сидящий в будильнике – это, наверное, философское отношение ко времени. Кран, из которого время уходит, как вода. Видите, у меня получается.



Сергей Петров : Каждый решает по-своему.



Ольга Бакуткина : По-своему осмыслить время решил художник Николай Аржанов. Конструкция в человеческий рост, напоминающая одновременно песочные часы и противотанковый еж, называется «30 килограммов времени». Именно столько песка пересыпается из чаши в виде цветка, покрывая циферблат, хранитель времени, и детали компьютера, поглощающего наше время. О смысле инсталляции рассказывает автор Николай Аржанов.



Николай Аржанов : С одной стороны, время хоронит под собой цивилизацию и предметы материальной культуры. С другой стороны, она сохраняет их под собой. Каждый из зрителей, подойдя к инсталляции, может лопаткой специальной попробовать пересыпать часть времени, которая засыпает нашу цивилизацию, обратно и, таким образом, остановить мгновение.



Ольга Бакуткина : Постоянный гость музея – врач и художник Алексей Трубецков – так оценивает идею выставки.



Алексей Трубецков : Время будет неясным. Все равно в нем была, есть и будет загадка. Поэтому обсуждать время сегодня художественного творчества, создания различных объектов, арт-часов это всегда здорово, интересно. И классно, что музей дал такой повод.



Ольга Бакуткина : Почему часы стали объектом экспозиции в канун Рождества, рассказывает арт-директор Дома-музея Павла Кузнецова Ольга Бельская.



Ольга Бельская : Это сказочный бой часов. 12 часов пробьет и случится что-то волшебное – либо карета превратится в тыкву, либо расколдуется заколдованный принц в «Щелкунчике». Когда мы стали собирать часы, думали о том, что чем больше будет самых необычных старинных часов, тем будет лучше, а закончилось тем, что вспомнилась строчка из письма Павла Кузнецова – «Время летит очень быстро», и захотелось эту рождественскую выставку хотя бы этой строчкой посвятить Павлу Варфоломеевичу. Он начинал свои письма, адресованные брату Виктору, который прожил всю свою жизнь в домике, в котором мы сейчас с вами находимся, словами «Здравствуйте, дорогой брат Витя! Время летит очень быстро. Жду тебя к Рождеству».



Ольга Бакуткина : Все смешалось в доме Павла Кузнецова. Бой старинных часов и старая ирландская мелодия в честь католического Рождества, исполненная русско-кельтским квартетом с солисткой Еленой Караваевой, по совместительству сотрудницей музея. Но если, тихо скрипнув дверью, выйти на крыльцо, а затем в заснеженный сад с полной луной, как круглый циферблат без стрелок, время останавливается. Какое нынче милое у нас тысячелетие на дворе!



В эфире Екатеринбург, Светлана Кулешова:



Сейчас екатеринбургская семья Поздняковых состоит из двух человек – мать Галина, 57 лет, и дочь Лариса, на 30 лет младше. Мужчины – муж и сын Галины – несколько лет назад отделились. 2007 год стал для женщин переломным. Галина решила, что пора позволить себе отдохнуть, и в ноябре в последний раз съездила в Белоруссию по делам своего челночного бизнеса. В декабре продала последнюю партию товара и собирала долги.



Галина Позднякова : Не то, что трудно, даже очень трудно. Сейчас покупатель довольно избалован. Много приходится выбирать. А в Белоруссии климат, я бы сказала, не очень, особенно, в зимнее время теплый. Поэтому на рынке вымерзаешь, страшное дело. Бывает, идет дождь, бывает, идет снег, а там ходишь по шесть часов. Вот там получается сложно, чтобы закупиться хорошо. Потом, у меня нет носильщика, чтобы носить. Приходится это все еще и носить. Вообще, я считаю, что в торговле у меня, может быть, нет такой торговой жилки. Я считаю, что я попробовала 7 лет, и все-таки это не мое. Я не чувствую этого удовлетворения, кроме того, что ты имеешь деньги.



Светлана Кулешова : «Челноком» Галина стала в 2001 году после 25 лет работы школьным учителем. Дочь была студенткой в университете, денег катастрофически не хватало. Первый год она возила по 30 костюмов в месяц, в поисках клиентов ездила по екатеринбургским пригородам на электричке. Потом сдала на права, купила маленькую машинку «Оку» и стала каждый месяц привозить по 100 костюмов. Через год сменила «Оку» на «Тойоту», сделала дома ремонт, вложила деньги в будущую пенсию, и решила уйти из челночного бизнеса.


Переломным этот год стал и для Ларисы, дочери Галины. У нее два высших образования – инженерное и экономическое. Работала системным администратором, рекламным менеджером, администратором на съемках художественного фильма. 13 марта 2007 года вместе с двумя подругами зарегистрировала собственную фирму – общество с ограниченной ответственностью «Азимут». Сфера деятельности – книгоиздание. За девять месяцев работы девушки выпустили восемь книг, наладили дилерскую сеть, вышли на соседние области. Лариса считает, что не последнюю роль в этом сыграл мамин пример.



Лариса Позднякова : Когда она еще начинала, мне это казалось нормальным. Человек хотел, человек смог, все хорошо. А потом, на самом деле, начинаешь анализировать и понимаешь, что мама-то у меня – монстр! Смотришь вот так вперед непонятно – на самом деле, готов ли ты сейчас даже к таким переменам в своей жизни. Это, конечно, на самом деле, поражает. Человек может все в любом возрасте. Главное – быть готовым к трудностям, быть готовым преодолевать эти трудности.



Светлана Кулешова : В 2008 году Лариса будет продолжать работу в собственной компании. Уже запущено несколько новых проектов, и предстоящие каникулы кажутся лишними и неуместными. У Галины другие планы.



Галина Позднякова : Я сейчас буду отдыхать. Я уже пенсионер. Я считаю, что нужно поездить по родственникам, по друзьям. На Новый год уезжаю к своим тюменским туристам встречать. Можно посозерцать природу. Можно побегать на лыжах, походить в бассейн, записаться в кружок йоги, пожить как все нормальные люди. Потому что сейчас на это просто нет сил. Вот почему я последние два года доканываю, чтобы собрать определенную сумму, на которую можно было бы жить. Сначала была цель доучить дочь, потом вроде как хотелось сменить машину. Мне кажется, что я буду вспоминать об этом, как о кошмарном сне.



Светлана Кулешова : На политические события 2007 года мать и дочь Поздняковы внимания не обратили, даже на выборы ни та, ни другая не пошли – Галина болела, а Лариса сказала, что все слишком предсказуемо и участвовать в выборах отказалась. Личная жизнь 2007 тоже не принесла никаких особенных перемен. Обе были слишком увлечены работой. Возможно, какие-то сюрпризы обеим преподнесет 2008 год.



В эфире Кызыл, Александр Филатенко:



Кызылчане на Владимира Емельяновича Тутынина можно с полным правом отнести к самым щедрым дарителям года. В общей сложности он преподнес подарок 700 своим землякам, а суть вот в чем. По местному законодательству до нынешнего года труженики тыла пользовались одним перечнем льгот, в который не входила 50-процентная скидка на оплату коммунальных услуг, а ветераны труда – другим перечнем, в который эта льгота входила. Другими словами, старики были поставлены перед дилеммой – либо выбирай льготу, которая положена ветерану труда, либо льготу, предусмотренную для тружеников тыла. Трудно было сориентироваться тем, кто одновременно является и ветераном труда, и ветеранам тыла. А почему каждая категория социальных льготников должна пользоваться только одним перечнем? Почему нельзя предусмотреть их совмещение? Над этими вопросами крепко задумался ветеран Великой Отечественной войны Владимир Емельянович Тутынин. Он рассказывает:



Владимир Тутынин : Я по двум получал. А почему я теперь, говорю, должен получать по одной, допустим? Или эти люди, почему их зажали? Почему? Потом, я говорю, почему созданы такие мизерные в денежном выражении лекарства для ветеранов войны, которым 70 с лишним лет? 150 рублей определили. Не хватит на таблетки от поноса.



Александр Филатенко : Сначала 76-летний ветеран написал письмо в местную газету «Тувинская правда», затем – заявление в республиканскую прокуратуру. Если в газете его письмо опубликовали, то в прокуратуре, как это часто бывает, отделались отпиской. Вот ответ, который процитировал мне сам Владимир Емельянович.



Владимир Тутынин : «Прокурору республики поступило ваше заявление по вопросу о предоставлении ежемесячной денежной выплаты ветеранам труда на территории республики. В ходе проверки установлено, что в газете от такого-то числа, указанная вами публикация «Трое за всех» отсутствует. Газета «Тувинская правда» не выходила, искомая статья отсутствует. В связи с изложенным, прошу представить в прокуратуру республики копию указанных в вашем заявлении публикаций».



Александр Филатенко : Получив отписку, ветеран не стал повторно обращаться в прокуратуру, а пошел на прием к депутатам Великого хурала. Колесо законотворчества завертелось. В результате на последней в этом году сессии 19 декабря тувинский парламент внес изменения в республиканский закон о мерах по социальной поддержке тружеников тыла. И с 1 января 2008 года 774 человека, подпадающие под эту категорию, получили дополнительную льготу.


Кстати, для Владимира Емельяновича этот случай, когда он отстаивает свои права, уже не первый. Рассказывает его супруга Галина Николаевна Тутынина.



Галина Тутынина : У него уже были случаи, когда он в таком же плане сражался с энергетиками, потому что нам не разрешали подключить трехфазный счетчик к системе водоснабжения. Он также нашел нормы расхода, что были завышены расценки, что нельзя было платить за опломбирование 500 с лишним рублей за то, что пришел человек и поставил пломбу. Он доказал, и у нас теперь все установлено. Мы платим по реальному энергопотреблению.



Александр Филатенко : Супруга, как и сам Владимир Емельянович, не считает, что бороться с зарвавшимися чиновниками бессмысленная трата времени и сил. Они уверены, что свои права необходимо отстаивать до последнего.



Галина Тутынина : Надо сказать людям, что сейчас мы живем в другом государстве. То, что нам говорят, что должно возникать гражданское общество – это и есть, когда каждый человек не надеется на чиновника, а он сам бьется за свои права. И вот вы видите реально, что можно добиться, даже если ты не имеешь юридического образования. Просто нужно идти и во все двери стучаться.



Александр Филатенко : Преподнеся под Новый год столь щедры подарок 700 своим землякам, ветеран не собирается сидеть сложа руки. В его ближайших планах – добиться от местных властей, чтобы они привели площадку возле его дома в надлежащий вид. Учитывая прошлый опыт, можно уверенно сказать своего он добьется.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Анна Шепелева : Первый раз, и не дай бог.



Вера Володина : Так о пожаре вспоминает Анна Сергеевна Шепелева. Эта беда случилась почти год назад. Теперь дом отремонтирован, часть жильцов в него вернулась, соседка Анны Сергеевны, как говорят, самая требовательная к тому, как ремонтируется ее квартира, вспоминает:



Соседка : 27 января в 3 часа ночи разбудили нас. Страшно было ужасно. Потеряли много – и мебель, и все. Все гнилое было.



Вера Володина : Тот пожар в Климовском жилом доме на улице Заводской был локализован и потушен за несколько часов, но почти год ушел на обследование, затем восстановление и ремонт дома. Елена Петрушина с семьей готовится Новый год встретить снова в своем жилище – в двух комнатах в коммунальной квартире.



Елена Петрушина : Год прошедший как мы его можем вспоминать? Конечно, ужасно. Это очень страшно. Не дай бог, никому пережить. Очень тяжело. Проснулась от звонка в дверь. Позвонила соседка с четвертого этажа – вставайте, мы горим. Стала собирать в первую очередь документы, собрала документы, деньги, и мы вышли на улицу. Нас эвакуировали. Мороз был больше 20 градусов. Затем нас переместили в кафе, покормили, посадили в автобус и повезли в профилакторий «Надежда» для того, чтобы дать нам какое-то жилье. Маленькие комнатушки, наверное, метров по 10. Стояли три кровати, гардероб. Потом была серия, когда мы все вывозили, это было страшно.


В первое время мы это не осознавали. Мы думали, что сейчас потушат, и завтра мы вернемся на свои места. Нет. Очень долго шли экспертизы, ремонт. У них были конкурсы, между строительными компаниями. В конце концов, взялись. Браться никто не хотел, дом был в ужасном состоянии.



Вера Володина : Почему-то устоялось мнение, что погорельцам толком не помогают. Пережившие этот трудный год погорельцы из дома по Заводской, практически не интересовались, что в таких случаях им гарантируют законы, они просто рассчитывали на помощь городской администрации и получили ее. Есть и недовольные ее уровнем, но Лена, человек здравомыслящий, добивается устранения каких-то недоделок, но признает, что после ремонта старый дом стал все-таки лучше.



Елена Петрушина : За это спасибо большое, что нас не выкинули. Потому что сплошь и рядом люди остаются просто на улице. Смотрим телевидение, в конце концов. Нам сказали – мы вам сделаем безопасное для проживания жилье. Они сделали больше, чем обещали, потому что, когда начали делать, проводка вся посыпалась. Дом очень старый – с 1938 года. Какие-то коммуникации менялись, правда, частично. По сей день, с первого числа мы здесь заселены, нас заливают каждый день – 2-3 раза в день. В ванной комнате у нас постоянно течет. Там какие-то неполадки. Сейчас в туалете течет, течет в ванной. Пока боремся с этим. Изо дня в день хождение по мукам, ходим по инстанциям. Все равно до ума надо доводить самим, как всегда, даже в новом жилье, не говоря уже о старом.


Денег было очень мало выделено на ремонт дома. Стало, хочу сказать, лучше, чем было, хотя много недоделок, переделывали все от и до, практически начиная с потолка и кончая полом. Хотя бы поменяли старые стены. Они были в ужасном состоянии. Дом практически можно было сносить.



Вера Володина : Семья Лены вернулась в свое жилье одной из первых. Сами поменяли окна на пластиковые, и продолжают ремонт. Им компенсировали потерю имущества на 35 тысяч рублей. Размер компенсаций был разным в зависимости от ущерба - от 6 до 50 тысяч рублей, в целом на всех жителей этого дома – полмиллиона. Сам ремонт налогоплательщикам обошелся в 10 миллионов рублей, а всему виной были бездомные бомжи, гревшиеся на чердаке в тот 20-градусный мороз.



Елена Петрушина : Выделили компенсацию некоторую, хотя ею, конечно, недостаточно для того, чтобы устранить, восполнить все наши потери, но все-таки они дали – 35 тысяч. По минимуму можно было самому простенькому. Естественно, мы не хотели самое простенькое, потому что не менее как на 10-15 лет. Заказали хорошую мебель. Почему-то даже не радует этот Новый год. Стулья-то, конечно, принесем какие-то. Сидеть будем за этим журнальным столом. По сей день проблемы еще какие-то возникают. Но, конечно, в родных стенах лучше встретить его, чем где-то.



Вера Володина : Кстати, часть погорельцев предпочла пережить этот год на съемных квартирах. Так и Новый год встретят, пока не добьются более качественного ремонта.



Жительница : На съемной квартире встречаем со слезами, честное слово.



В эфире Красноярск, Наталья Бурмистрова:



Новый год для сибиряков по традиции обещает стать морозным и снежным. Отмечать праздник все буду по-разному - на берегу теплого моря или может в зимовье охотника, далеко в тайге. Но все-таки Новый год - это праздник семейный.


Дмитрий и Дарья Усковы - молодожены. Поженились еще в прошлом году, но жить отдельно от родителей стали недавно, когда смогли переехать в новую квартиру. Покупка собственного жилья - главное событие года для этой семьи. Успели вовремя, сейчас бы это было не по карману. За последние месяцы цены взлетели в два раза, а вот зарплата осталась прежней.



Дарья Ускова : Я считаю, что этот год достаточно удачный. Мы с моим мужем обзавелись нашим гнездышком – купили квартиру. Давно об этом мечтала. Хорошо, что получилось все так, как мы хотели. У нас появилась маленькая черная кошечка, которую мы безумно любим. Это, наверное, два самых главных приятных события, которые произошли в этом году.



Дмитрий Усков : Действительно, очень рады, что мы купили квартиру. Потому что сейчас, на конец года, она уже выросла в цене. Мы ее брали за 1,5 миллиона рублей, а сейчас цена приближается к 3 миллионам. Это очень дорого, поскольку нам, молодым, жилье взять практически невозможно. А еще я был очень счастлив, когда сборная России вышла в финал Евро-2008. Вышла она, конечно, туда несколько позорно, но все-таки победа нашей команды над командой Англии не забудется точно никогда.



Наталья Бурмистрова : Подводя итоги года уходящего, признаются, что вспоминаются лишь радостные события. Из плохого - только болезни близких, которые уже идут на поправку. Планов на будущий год много и все глобальные. Например, стать родителями и поменять работу. Еще загадали повышение зарплаты.



Дарья Ускова : Я надеюсь, что следующий год будет еще лучше. Не будет больше каких-то свершений. Надеюсь, что новый год принесет нам еще одного маленького члена семьи.



Дмитрий Усков : В первую очередь жду качественного повышения самого себя с точки зрения работы. Потому что мое ощущение, что я изрядно засиделся на своем рабочем месте. Хочется новой работы. Я не исключаю того, что это будет, возможно, за пределами Красноярского края.



Наталья Бурмистрова : Иосифу Мельникову исполнилось 60. Через две недели он уходит на пенсию. Сейчас работает водителем в одной небольшой компании. Продолжать крутить баранку дальше, уже не позволяет возраст и здоровье, но уходить на покой - не собирается. Хмуро признается, что без подработки, на одну пенсию, они с женой не протянут. А хочется еще и помочь детям и внукам, которых у него уже двое. Считает, что жить сейчас стало очень тяжело и убежден, что дальше будет только хуже.



Иосиф Мельников : Выросли цены на все. Квартплата для пенсионера непосильная, совершенно грабительская. Отдыхать не придется, сдохнешь с голоду. Просто невозможно слушать ни радио, ни смотреть новости по телевидению. До того это все вранье, надоела наглая ложь, обман. Нет сил уже. Загадывать лучшее, нет смысла – не сбудется это.



Наталья Бурмистрова : Припомнить хорошее в уходящем году красноярский пенсионер смог не сразу. Потом, подумав, рассказал, что ему удалось помириться с женой. Ссора была долгая, дело даже чуть до развода не дошло, но все наладилось.



Иосиф Мельников : С женой мы помирились, все встало на свои места. В этом плане.



Наталья Бурмистрова : А вот его невестка Юля и внучка Настя Новый год ждут с нетерпением. Настроение самое праздничное.



Юлия : Это был очень хороший год для нашей семьи. Дочь наша, наконец-то, пошла в первый класс, стала взрослой. Мы очень ждали этого события. Сейчас мы с мужем думаем о третьем ребенке. Я начала сейчас учить испанский язык. Хочу, чтобы моя работа была связана каким-то образом с испанским языком. На Новый год желание поехать в отпуск всей семьей, чтобы дети хорошо учились и не болели.



Наталья Бурмистрова : Для маленькой Насти школа тоже стала самым ярким событием. От предстоящего года она, как и мама, в отличие от дедушки, ждет только хорошее.



Анастасия : Я пошла в школу, и у меня появились новые друзья. Очень хорошие друзья, еще лучше, чем те, с которыми я играла в садике. Желание загадаю, чтобы все было хорошо.



Наталья Бурмистрова : Последние предпраздничные дни - самые хлопотные. В обеих семьях ждут много гостей. Встречать новый год к ним приедут все близкие родственники. Незадолго до полуночи соберутся за большим столом, а уже потом поедут на главную городскую елку, чтобы поздравить с праздником еще и друзей.



В эфире Псков, Анна Липина:



Мария Кузьмина : Елочку ставили, ясли с новорожденным Христом и святое семейство все это с животными, связанное с рождение Христа. Много было ангелочков с такими восковыми очень изящными личиками, и крылья делались из натуральных перьев.



Анна Липина : Псковичка Мария Кузьмина вспоминает, как наряжали елку, когда она была маленькой девочкой. Рождественские игрушки из семейного архива ей запомнились больше всего. Она родилась в середине 20-х прошлого столетия, детство ее пришлось на середину 30-х. Тогда рождественские елки запрещали, игрушек не продавали. Но родители на даче под Петербургом елку ставили, несмотря на запрет, для своих детей.



Мария Кузьмина : Птички, бабочки - они подвешивались на таких цветных резиночках. И от нагретого свечами (ведь раньше на елку свечи ставили) они колыхались, и создавалась иллюзия полета.



Анна Липина : Пскович Николай Ковалев вспоминает свою елку. В середине 50-х он работал молодым специалистом в Сибири. Елочные игрушки, говорит, привозил из Ленинграда. Часть из них дожила и до наших дней. Николай достает большую пожелтевшую от времени картонную коробку. А в ней, в толстых слоях ваты тематические игрушки советской эпохи - стеклянные звезды и сосульки, самолеты, гимнасты, початки кукурузы. И самая главная семейная новогодняя реликвия - красный шар 1950 года. Его Николай купил с женой на первую совместную первую новогоднюю елку. Пятиконечная звезда - обязательная макушка каждой елки. На ветках стеклянные бусы. Почетное место под нынешней елкой занимает старенький Дед Мороз из папье-маше.



Николай Ковалев : Дед Мороз это, как бы сказать, существует для того, что сюда, под него ложатся подарки, да. Вот сюда - подарки. И ставится к этому сам. И маленькие дети уже знают, где подарки - у Деда Мороза.



Анна Липина : Супруги сокрушаются - любимых игрушек опять не досчитались, стекло недолговечно, как не береги. Но именно эти игрушки в семье по-прежнему ценятся больше всего.


Сегодня елка и красная, серебряная и золотая. Стеклянные игрушки конкурируют с вечными - из пластика и ткани. В моде снова ангелочки и то, что сделано руками - сундучки, сапожки, напоминающие уже прапрабабушкину рождественскую елку, говорит продавец елочных украшений Людмила Александрова.



Людмила Александрова : В магазин приходят за стилизацией, за игрушками, изготовленными в виде елочек, красных сапожков, елочек, колокольчиков, все эти игрушки расшиты бисером, дорогими тканями.



Анна Липина : А Дед Мороз под елочкой уже больше похож на европейского Санта-Клауса.


Украшают к Новому году не только елки, но и стены, и двери квартир. Говорит покупательница Надежда Смирнова.



Надежда Смирнова : Хотим сделать набор маленьких шаров на стену. Кроме того, изменить освещение новогоднее. Всегда у нас или на окне, или на стене гирлянда, кроме елки, а сейчас хотим венок приобрести, и в нем сделать освещение на стене.



Анна Липина : Елочная игрушка - знак своего времени, его идеология. А главное на Новый год, чтобы в своей душе создать атмосферу праздника и веселья.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



Звучит песня



Игорь Телин : Весело в эти предновогодние дни в селах Мордовии. Люди живут ожиданием любимого праздника. Особо весело в одном из сел Темниковского района – его жители в полной мере настроением поддерживают название своего населенного пункта. Так и называется он – поселок Веселый.



Звучит музыка



Игорь Телин : Повод для радости – не только наступающий Новый год, но и отмеченный совсем недавно юбилей – появился Веселый на карте республики ровно 80 лет назад.



Звучит музыка



Жительница : Деревня Веселая, в городе таких нет. Наша деревня очень хорошая, люди дружные.



Звучит музыка



Игорь Телин : Пройти по поселку и спросить немногочисленных местных жителей – откуда такое название, затрудняются с ответом.



Жительница : Я даже не знаю. Как вам объяснить? Может быть, Валентина Ивановна объяснит, так как у них история. Я даже не могу сказать.



Игорь Телин : Валентина Ивановна – это Валентина Ломайкина, учительница местной школы и главный краевед Веселого. Собирает данные об известных земляках и об истории села, благо она совсем небольшая – всего 80 лет.



Валентина Ломайкина : Думаю, наверное, от месторасположения. На самом деле, выбрали очень веселое место, веселую полянку, по-видимому. Сначала горку выбрали жители. Здесь же кругом лес был, как рассказвают.



Игорь Телин : Чем-чем, а лесами Темниковский район богат. Именно с лесом и лесозаготовками было связано то, что в двадцатых годах прошлого века здесь был создан один из самых зловещих островков ГУЛАГа – Темниковский лагерь, известный просто как ТемЛаг. Возможно, есть какая-то связь, но большое количество жителей Веселого за последние годы перебрались в соседний, Зубово-Полянский район, работают вольнонаемными в колониях Мордовского Управления исполнения наказаний, бывшем Дубравлаге. Молодежи осталось в селе мало, в местной школе – только один ученик. Стареет село – пытаюсь спросить у местных жителей, а серьезный разговор не получается.



Житель : Самое главное – здоровый колхозный бык был бы.



Игорь Телин : Вот и развлекают себя веселовцы шутками, а также пением частушек под гармошку, да игрой на деревянных ложках.



Звучит музыка



Жительница : Народ здесь, конечно, добрый, отзывчивый. Если какой вопрос надо решить, они все-таки решают, помогают.



Звучит музыка



Игорь Телин : Около колодца – очередь. Виной тому – мужичонка, старательно заполняющий водой две объемные фляги. На вопрос – зачем ему столько воды? – отвечает:



Житель : Воду не любите? А я иногда с похмелья много пью.



Игорь Телин : Это шутка такая – пьющих в Веселом нет совсем. Даже на праздники. За последние пять лет в поселке – ни одного преступления, рекорд для Мордовии. Вино нам не нужно, мы и без него веселые, говорят и поют местные жители.



Частушка : «Вот Веселовская деревня,


До чего понравилась


Хорошими ребятами,


Хорошими девчатами!»


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG