Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лучший тренер года – Евгений Трефилов, лучшая молодая спортсменка года – Юлия Ефимова


Валерий Винокуров: В последнюю субботу уходящего года, как всегда, по субботам в течение всего года программа «Час прессы – Спорт».


Объявляем, что с вашим участием определен лучший тренер. По нашей версии программы «Прессинг» и Радио Свобода лучший тренер России минувшего года – это Евгений Трефилов, под чьим руководством сборная женская по гандболу России стала чемпионом мира.



Дмитрий Морозов: Третий раз за последние шесть лет: 2001, 2005, 2007.



Валерий Винокуров: Из последних четырех чемпионатов мира выиграла три. Это, естественно, достижение очень большое. И особенно в преддверии Олимпийских игр, на которых всегда гандбол был представлен хорошо россиянами, пожалуй, был единственным игровым командным видом спорта, в котором большие достижения, в том числе и золото олимпийское добывалось, правда, мужской командой, а не женской. Но можно надеяться на то, что и женская в этом году, возглавляемая нашим лауреатом Евгением Трефиловым, добьется успеха на Олимпиаде. А больше не будет никаких событий гандбольных в следующем году?



Дмитрий Морозов: Крупных событий не будет.



Валерий Винокуров: А лучшей молодой спортсменкой стала Юлия Ефимова.



Дмитрий Морозов: Чаще всего у нас получается спортсменка.



Валерий Винокуров: Потому что, видимо, молодые девушки как-то раньше добиваются.



Олег Винокуров: Есть девушки в русских селеньях, короче говоря.



Дмитрий Морозов: А что, перевелись на Руси богатыри?



Валерий Винокуров: Как раз Юлия Ефимова сейчас находится не в селении, а Волгодонске, у своих родителей. У нее вообще интересная жизненная судьба, поскольку родилась она в Грозном, это было в 1992 году, и семья ее из Грозного вынуждена была уехать, когда начиналась там война. И с грудным ребенком с Юлей они перебрались в Волгодонск. И она стала трехкратной чемпионкой Европы по плаванию. Это уникальное, конечно, достижение, пусть даже в бассейне коротком, 25-метровом, но выиграла и 50 метров , и 100, и 200. Причем две дистанции, по-моему, 50 и 200 с рекордами Европы.



Дмитрий Морозов: И получила за это ключи от трехкомнатной квартиры в Волгодонске вчера от мэра города.



Валерий Винокуров: Вчера это произошло?



Дмитрий Морозов: Торжественное вручение было.



Валерий Винокуров: А к чему мы говорим? Потому что мы, конечно, сделаем все возможное, чтобы связаться с Юлией, так же как и с Евгением Трефиловым, и чтобы в программе новогодней и рождественской выступил один и другой. Потому что «Прессинг» выйдет новогодний 30-го числа, а рождественский – 6-го. Все объявления, какие мог, я сделал.


Роберт, что самое главное вы не успели сказать в течение года? Есть что-то такое?



Роберт Воскеричян: По-моему, я все успел сказать. Но если что-то вспомню, то обязательно в течение этой передачи добавлю.



Валерий Винокуров: Все успели сказать. Это редко кто может так.



Дмитрий Морозов: Потому что и существо есть у профессора, и лирика.



Олег Винокуров: Уж не закрыли ли вы тему? Вот чего я опасаюсь.



Роберт Воскеричян: Эта тема не закрывается никогда.



Олег Винокуров: Прекрасно. Ведь впереди у нас, я надеюсь, много лет плодотворного сотрудничества.



Роберт Воскеричян: Да, я очень рассчитываю на это.



Валерий Винокуров: Поскольку программа новогодняя, можно немного отвлекаться, я так думаю. Я вспомнил, как один известный поэт советский, не буду называть его имя и фамилию только для того, чтобы не опозорить в глазах наших слушателей. Я как-то присутствовал, это было на отдыхе в Доме творчества Литературного фонда, там писатели, поэты отдыхали. А он работал над большущей поэмой, в течение какого-то времени он завершил свою поэму. Поэму о любви он писал. И как-то не участвовал в основном в разных мероприятиях, потому что напряженно трудился. И вот мы сидим все в столовой, за обедом, и он приходит усталый, все на него смотрят, и он говорит: «Все, закончил поэму о любви, закрыл тему». Тут, естественно, весь зал грохнул от смеха.



Олег Винокуров: Куда там Петрарке? Петрарка открыл в свое время.



Валерий Винокуров: А кто-то закрыл. Это я к вопросу о Роберте, который действительно все, оказывается, осветил. Никто из нас похвастать этим, я думаю, не может. Может быть, пока я рассказывал эту историю, Роберт что-то вспомнил, что он недосказал или нет?



Роберт Воскеричян: Такого, чтобы действительно мучило меня, нет. Но, конечно же, я пошутил, когда сказал, что все успел. Конечно, были какие-то темы, которые казались мне сначала очень важными, а потом не столь важными, и я их обошел стороной. Такое, конечно, было. Но в главном, безусловно, да, удалось все сказать.



Дмитрий Морозов: Ориентировали же слушатели во многом, естественно. Очень многие темы обозначили наши слушатели сами.



Валерий Винокуров: Конечно. И Роберт совсем недавно для нас открыл тему бадминтона, о котором мы вообще не вспоминали.



Олег Винокуров: Дозвонился Олег из Москвы.



Слушатель: Вы назвали тренера, а не назвали еще лучшего молодого игрока?



Валерий Винокуров: Как игрока? Мы же объявили, Юлия Ефимова.



Слушатель: Я не смотрел статистику, но мне кажется, что должны преобладать и тренеры, и игроки летних видов спорта. Потому что вы спрашиваете только в конце года, когда зимний сезон новый только начался, а зимний предыдущий:



Олег Винокуров: :уже все забыли.



Слушатель: Да, уже все забыли. У меня такое предложение, может быть, открывать второе окно по окончании зимнего сезона где-нибудь в мае, чтобы слушатели высказывали свое мнение, и тогда это будет более объективно.



Валерий Винокуров: Идея хорошая. Но действительно, если посмотреть на статистику, хоккеисты в ней присутствовали. Я помню, что Максим Афиногенов был у нас. Олег, есть же виды спорта круглогодичные. Поэтому мы как-то не делаем разницы. Предположим, теннис, сейчас начнут играть и будут играть весь сезон. Таких видов спорта много. И к тому же надо заметить, что вообще в зимних видах спорта, это уже такое общее соображение, молодежь как-то не так часто появляется.



Дмитрий Морозов: Да и вообще, россияне не так часто добиваются успехов в зимних видах спорта.



Валерий Винокуров: Дело в том, что еще зимние виды спорта в основном на выносливость. Там молодым спортсменам тяжеловато.



Дмитрий Морозов: Их меньше, чем летних видов спорта, естественно.



Валерий Винокуров: Значительно, на много меньше.



Олег Винокуров: В любом случае мысль хорошая.



Валерий Винокуров: Идея хорошая.



Дмитрий Морозов: На манжете записана мысль.



Олег Винокуров: Под корку занесена.



Дмитрий Морозов: В домовую книгу.



Олег Винокуров: Станислав из Москвы.



Слушатель: Я поздравляю с наступающим Новым годом как спортивную редакцию Радио Свобода , так и любые другие редакции, а также всех спортсменов года. Я все равно очень рад, что определился новый тренер года, это Евгений Трефилов. Хотя у меня позиция другая: между Гусом Хиддинком и Станиславом Черчесовым. Еще вопрос. Вячеслав Фетисов – министр спорта, хотя если бы он занялся тренерской работой, он тоже мог бы быть хоккейным тренером.



Валерий Винокуров: Станислав, он занимался, надо признать. И не слишком удачно. Он же одно время возглавлял на Кубке мира сборную России.



Дмитрий Морозов: Один единственный раз. Он работал в «Нью-Джерси» в тренерском корпусе.



Роберт Воскеричян: Не совсем провальная тренерская карьера.



Валерий Винокуров: Я не говорю, что провальная.



Роберт Воскеричян: Но больших призов не было.



Дмитрий Морозов: И потом, что значит «если бы»? Откуда мы знаем если бы? Мало ли кто, если бы был кем-то?



Валерий Винокуров: Это не важно. Это Фетисову решать, чем ему заниматься. Я думаю, что гораздо лучше быть министром, вроде как ни за что конкретно не отвечать, а только всех критиковать. Но это опять же новогодняя шутка, потому что министр, конечно, отвечает за многое. Но, Станислав, главное, спасибо вам большое за поздравление, за то, что вы всегда нас слушаете. И вас поздравляем, и всю вашу семью, желаем в наступающем году всего самого хорошего.



Олег Винокуров: Слушаем Ивана из Москвы.



Слушатель: Это тот самый доминошный Иван, который вас доставал. Постольку поскольку сам спортсмен с молодости и им стал, хочу всем пожелать три вещи: здоровья, здоровья и здоровья всегда, поздравить мужчинам непосредственно Беллу Калоеву с ее таким бархатным голосом. Такая приятная русская речь, такой бархатный голос. Мужчина должен оставаться мужчиной, и это здоровье даст мужчине полное понимание. Я надеюсь, меня все поймут правильно.



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: Поздравляю вас с Новым годом, желаю, желаю, желаю… И всем нашим радиослушателям.



Валерий Винокуров: Иван, спасибо от имени радиослушателей, от нашего имени. А вот вы еще не слышали и не можете услышать голос продюсера Натальи Гуреевой. А у нее тоже голос очень приятно звучит. Я не буду сравнивать, у кого из них, но мы поздравим их обеих, Иван, от вашего имени и от имени всех слушателей.



Олег Винокуров: На проводе Сергей Иванович из Москвы.



Слушатель: Я поздравляю вас с наступающим Новым годом. И хотел задать вопрос по теннису. Скажите, пожалуйста, вот вы, конечно, убедились в том, что немного изменили правила в волейболе, и игра стала динамичнее, то есть одна подача только. Нельзя ли все это сделать в теннисе, потому что там тоже часами проходят эти игры утомительные? Так было бы все короче, динамичнее, быстрее.



Валерий Винокуров: Сергей Иванович, в теннисе вообще, надо сказать, что руководители его не дремлют, как и спортсмены. Они все время что-то придумывают. И такие матчи проводились экспериментальные с одной подачей. Но почему-то пришли к выводу, что это, наоборот, зрелищность теряется, потому что человек хочет посильнее подать, часто подача срывается и так далее. Поэтому что касается этого конкретного про подачу. А там многоэкспериментируют. Там же и мячи, вес их меняется. Многое что происходит.



Дмитрий Морозов: Видеоконтроль появился.



Валерий Винокуров: Вот это очень важно, кстати. Это последняя новинка хорошая, когда имеет право попросить и участник, и судья, если хочет, может проверить разные вещи.



Олег Винокуров: Андрей из Чимкента поздравил всех с Новым годом и прибавил: « Свобода – супер!»



Валерий Винокуров: Имеется в виду Радио Свобода , конечно. Потому что сама свобода – тоже супер.



Олег Винокуров: Александр из Сызрани спрашивает: «Чем, помимо любви к хоккею, был еще знаменит врач Карл Шпенглер, если проводящийся в честь него с 23 года хоккейный турнир имеет огромную популярность и сегодня?» Как чем? Он был знаменит тем, что этот турнир основал.



Валерий Винокуров: Причем очень давно.



Олег Винокуров: В 1923 году. Просто любил сам, это же не турнир его имени, а он его устроил. Как Кубок Дэвиса. Дэвис взял и организовал.



Роберт Воскеричян: Как Нобелевская премия.



Олег Винокуров: Не в честь, а вообще. Он же был хирургом, бактериологом, какие-то принципы гомеопатии организовал, иммунотерапией занимался. Короче говоря, выдающийся был врач, а попутно любитель хоккея.



Валерий Винокуров: А когда раньше не было такого количества турниров разных в хоккее, то этот турнир вообще был безумно популярен в Европе. Я помню, во времена моей молодости, тогда не было Кубка европейских чемпионов и многих турниров не было, и туда действительно съезжались сильнейшие команды. Почему там, например, сейчас играет сборная Канады постоянно? Это канадцы, которые играют в европейских клубах, они объединяются и традиционно она называется сборная Канады, хотя какое она имеет отношение? А это все потому, что когда-то сборная Канады действительно приезжала, она участвовала тогда в чемпионатах мира и участвовала в Кубке Шпенглера, настоящая сборная Канады. Поэтому по традиции обязательно там канадские игроки объединяются и так называется.



Дмитрий Морозов: Но не самая слабая, надо сказать, эта канадская команда из европейских канадцев.



Олег Винокуров: А еще Александр из Сызрани предлагает нам в Новом году одну из программ «Час прессы» посвятить теме документального спортивного кино, пригласив режиссера Евгения Богатырева и писателя Александра Нилина.



Валерий Винокуров: Ну, Евгений Богатырев не режиссер. Он тоже автор сценариев. А в принципе документальному кино можно посвятить. У нас, кстати, был в гостях Коновалов Владимир.



Дмитрий Морозов: Не только, в этом году у нас был еще в гостях:



Валерий Винокуров: Борис Венгеровский?



Дмитрий Морозов: Нет.



Олег Винокуров: Олег Хамраев.



Валерий Винокуров: Который, помимо художественных фильмов, и документальные снимал. Воспользуемся, конечно.



Олег Винокуров: При случае всегда объединить спорт с искусством мы рады. А теперь слушаем Владимира из Москвы.



Слушатель: Я тоже вас поздравляю с Новым годом и с Рождеством Христовым. Желаю вам здоровья, счастья, активности, долголетия. Пусть ваши сотрудники тоже занимаются спортом, физкультурой. Большое спасибо Наталье Федотовой, которая ведет интересные передачи. Я не знаю, есть ли смысл и будет ли у вас возможность поздравить любителей Подмосковья, потому что год 2007 был объявлен годом спорта. Может быть, этому тоже можно будет посвятить какую-то передачу?



Олег Винокуров: Сейчас мы послушаем Константина из Московской области как раз и все узнаем, и в его лице поздравим всех слушателей Подмосковья.



Слушатель: Я присоединяюсь к поздравлениям. У меня такой вопрос, продолжение темы, которую вы вместе с Робертом Воскеричяном предлагали - перевести футбольный чемпионат на режим осень-весна. У меня такое предложение есть, футбол – такой вид спорта, где большие деньги, и риск определенный – такие изменения вносить. А может быть, потренироваться на менее значимом виде спорта для начала? Например, хоккей с мячом есть. Там и денег меньше, и не олимпийский вид спорта. То есть перевести для начала в качестве эксперимента хоккей с мячом на режим весна-осень. Посмотреть, как это будет, будут ли проблемы со льдом. Если все нормально будет, тогда…



Дмитрий Морозов: Похоже, Константин иронизирует. Это шутка, похоже, была.



Валерий Винокуров: Вы шутите или серьезно говорите?



Слушатель: Футбол зимой – это то же самое, что хоккей летом.



Валерий Винокуров: Ну, почему футбол зимой то? Никто же не предлагает играть в футбол зимой. Люди не слышат, видимо, что мы говорим. Играть точно так же, как сейчас, ничего не меняется, сроки сезона не меняются. Только первый круг называется вторым, а второй – первым. Никакие сроки не меняются. А в хоккей с мячом, кстати, можно и летом играть на закрытых катках. Просто никому это в голову не приходит.



Олег Винокуров: В хоккей с шайбой играют когда угодно.



Валерий Винокуров: Люди почему-то думают, что переход на осень-весна связан с расширением рамок сезона. Сперва не надо ничего расширять, только поменять местами. Все равно сейчас разыгрывается так, все равно летом перерыв полтора месяца.



Олег Винокуров: Хотя куда денешься без футбола зимой? В декабре играют в футбол, в феврале играют в футбол, в российских клубах в том числе.



Валерий Винокуров: Люди не слышат, что им говорят, вот что меня поражает.



Дмитрий Морозов: Ничего, будем спокойно напоминать.



Олег Винокуров: Слушаем Александра из Москвы.



Слушатель: Прежде всего, отвечаю, что Наполеон желал денег, денег и денег, за которые, как известно, здоровья не купишь. Я желаю всего наилучшего, поздравляю с наступающим Новым годом и поздравляю с уже наступившим Рождеством тех, кто празднует по новому стилю, и с приближающимся Рождеством тех, кто празднует по старому стилю. А у меня два вопроса из области спортивной истории по поводу документальных фильмов на спортивную тему. Я вас как-то спрашивал по поводу Спасского. Рассказывали в фильме про Спасского, который шел по «Культуре», что он якобы пока Фишер день и ночь рассматривал его партии, работал не покладая рук, Спасский все это время вообще ничего не делал, наслаждался жизнью на Южном побережье Крыма.



Валерий Винокуров: На этот вопрос я отвечу, потому что я присутствовал на этом сборе Бориса Спасского, когда он готовился к матчу с Фишером.



Слушатель: Но даже как-то непонятно, не вяжется одно с другим. Говорят, якобы он был жаден, и наши власти ему не доверяли. Но тогда ведь было очень просто вопрос решить, если бы это было на самом деле. Могли бы предложить ему какую-нибудь сумму большую, чтобы он просто не отстаивал свой титул, и послать вместо него кого-нибудь другого. Так что не вяжется одно с другим.



Валерий Винокуров: Правильно, это все неправда.



Слушатель: И второй вопрос. Был фильм месяц назад по Второй программе про «Пахтакор», как он разбился в 1979 году. И там излагали разные версии, то будто бы расчищали место для самолета с Брежневым, хотя Брежнев в это время отдыхал в Крыму и никуда не летал. То говорили, что якобы была какая-то вражда между Щербицким и Рашидовым, и что чуть ли не Щербицкий все это подстроил. И упоминали при этом, что в 1950 году разбилась хоккейная сборная ВВС, и в этом тоже обвиняли Берию, который враждовал с Василием Сталиным. Но я думаю, что нужно вообще не знать психологии советских бюрократов, будь то Берия или Щербицкий, которые как они могли совершить теракт и поставить под угрозу всю свою карьеру ради такой, с их точки зрения, ерунды, как спортивная команда. Если бы еще шла речь о том, чтобы убрать политического соперника, тогда понятно.



Валерий Винокуров: Александр, вы абсолютно правы. Это полная чушь. И что касается команды ВВС, все это известно. Что касается команды «Пахтакор», там единственная есть одна тонкость, что расчищали коридор, действительно там летел самолет, но, по-моему, это был самолет Черненко. Но вообще, все равно авария не с этим была связана, с массой других обстоятельств. Там виноваты же были диспетчеры, которые неправильно… Там мог лететь любой другой самолет.


А вот что касается Бориса Спасского, тут я просто киплю от злости на создателей этого фильма. Я уж не говорю о том, что готовился он, не наслаждался жизнью, а серьезнейшим образом работал и готовился не в Крыму, а в Сочи. В помощь его тренеру Игорю Бондаревскому, гроссмейстеру, еще приехал мастер эстонский Иво Ней, который и шахматист хороший был, и очень он был хороший теннисист. Поэтому они занимались еще физической подготовкой с Иво Неем и попутно шахматами. Я просто присутствовал там в это время. А в это время проходил матч Фишер – Петросян. И интереснейшее мы там проводили время, разбирались партии. Я там даже поспорил и выиграл один спор у Бориса Спасского. И не был он жадным совершенно. Это вообще какая-то чушь и бред. Какое счастье, я подумал, слушая Александра, что я не смотрю эти фильмы. Я бы, наверное, у телевизора подпрыгивал в этом кресле, если бы смотрел фильм про Спасского или этот идиотизм, что нарочно сбил Щербицкий против Рашидова самолет. Это галиматья какая-то. Так же как и с командой ВВС. Как можно на трагедии?.. Спасский – это просто клевета на человека. А как можно на таких трагедиях, как гибель выдающейся хоккейной команды ВВС и футбольной «Пахтакор», как на этом можно спекулировать?



Роберт Воскеричян: Чего не сделаешь ради рейтинга, думают те, кто работает на каналах.



Валерий Винокуров: Это вообще какая-то катастрофа. Я не понимаю, кто их выпускает в эфир?



Олег Винокуров: Как их после этого приглашать в программу, как предлагает Александр из Сызрани?



Дмитрий Морозов: Есть же достойные документалисты.



Валерий Винокуров: Нилин и Богатырев могут присочинить в области спорта, но ничего подобного, конечно, не могут.



Олег Винокуров: Слушаем Юрия из Москвы.



Слушатель: Я присоединяюсь к новогодним поздравлениям и хотел бы высказать пожелания в футболе и волейболе. Первое касается того, что раз сейчас судьи имеют технику, с которой они могут посмотреть назначение пенальти правильного. Из-за этого многие матчи страдают. Непонятно, почему они не имеют такие часы, кнопку нажал, и с разных ракурсов показывают эту ситуацию. А второе, в отношении волейбола. Вадим Хамутских, уже пять лет я смотрю с удовольствием на игру сборной, но он хорош как распасовывающий и поднимает свой уровень, но как игрок то не может добросить до сетки. На нем потерь, если так посмотреть, в матче на нем больше всего потерь.



Валерий Винокуров: Про Хамутских сразу отвечаю, что вообще он игрок великолепный, выдающийся, играет столько лет. Может быть, действительно, я не знаю сколько потерь. Он настолько хитро играет. Он, естественно, может все добросить, просто он пытается сделать очень тонкий прием, чтобы мяч через сетку перевалился, но иногда ошибается. Я думаю, что поскольку статистика в волейболе очень хорошо налажена, там известно, сколько каждый волейболист приемов сделал, сколько очков туда-сюда. И если бы у него были такие показатели, как Юрий сейчас говорит, то, наверное, тренеры его бы в сборную не брали. Что касается футбола, Роберт, ответьте.



Роберт Воскеричян: Это известная история по поводу всех технических новшеств. Мое мнение такое. Не надо никаких видеоповторов. Не только мое, кстати говоря, но и мнение тех людей, комиссия есть специальная по правилам, которые чрезвычайно консервативны, и слава Богу, что никаких особых новшеств не нужно, в том числе видеоповторов, потому что это просто засушит и убьет игру. Это каждый раз бегать, выяснять, было – не было. Единственное, на что они могут пойти сейчас – появилась возможность в связи с тем, что мячи появились с чипами встроенными, появилась возможность избежать трагической ошибки, которую допустил покойный Тофик Бахрамов, засчитавший несправедливо гол.



Валерий Винокуров: Да, пересек ли мяч.



Роберт Воскеричян: Да, пересек – не пересек после удара перекладину. На это можно пойти, потому что здесь не надо ничего смотреть.



Валерий Винокуров: Вообще, очень редко бывает.



Роберт Воскеричян: Редко бывает, но бывает в решающем матче. Поэтому здесь можно. Здесь не надо бегать к видеомонитору. Чип, если засек этот момент, тут же принимает небольшой прибор, который имеется на запястье, допустим, у судьи. Но все остальное – превращать футбол в хоккей с точки зрения арбитража - это ни к чему. Потому что там же чистое время, а там – нет.



Олег Винокуров: Вот даже сейчас волейбол мы затронули. Ну, волейбол, казалось бы, где все близко, где бесконечные паузы, и можно смотреть сто раз со всех повторов. Но там тоже существуют такие ошибки. Судья стоит в полуметре от всего на этой вышке.



Дмитрий Морозов: Сидит, все видит прекрасно с высоты.



Валерий Винокуров: И на другой стороне сидит.



Олег Винокуров: Да, и даже на этой же стороне коснулось – не коснулось потом видно. Но в волейболе даже никто этого не делает.



Дмитрий Морозов: Никто физиономии же не бьет друг другу.



Валерий Винокуров: А вот, кстати, что касается пенальти. Я сколько раз себя ловил. Пять раз тебе дадут повтор с разных позиций, и каждый раз сомнения. Одному кажется, что так, другому – так. Попал мяч в руку – не попал… Сейчас в матче просто конкретном «Челси» с «Астонвиллой», когда на линии ворот Эшли Коул от плеча задел руку – не задел… Там назначили пенальти, «Астонвилла» сравняла счет, Эшли Коула удалили. И все повторы я никак не мог усечь, попал мяч в руку – не попал. Он на линии ворот выбивал. Юрий, столько всего прекрасного в спорте и без этого, без судейства, скажем так.



Олег Винокуров: Слушаем Эмиля Викторовича, московского слушателя.



Слушатель: Во-первых, естественно, мои поздравления и наилучшие пожелания. А теперь немножко ретроспективы и вопрос. Я вспоминаю футбол 40-х – 50-х – 60-х годов. Сколько было личностей, если взять даже 40-е годы. Хомич, Бесков, Федотов, Бобров, потом появились Нетто, Симонян.



Олег Винокуров: Сейчас всех нельзя перечислить, не хватит программы.



Слушатель: Да, давайте поглядим теперь. Сколько личностей? Я лично вижу только Егора Титова. Может быть, еще кто-то кого-то найдет. В связи с этим вопрос: наш уродливый рынок не убивает ли личности, начиная от футбола и кончая политикой? Ваше мнение?



Валерий Винокуров: Отдадим этот вопрос Роберту как очень острый.



Роберт Воскеричян: Во-первых, у меня очень большой вопрос по поводу Симоняна, Боброва, Хомича, а потом Титова. Я думаю, что в этот ряд его ставить – это уже ошибка. Второй момент – при чем здесь рынок? Вы, по-моему, не чужды экономике, насколько я понимаю? Вы знаете, что такое волны Кондратьева, они не только в экономике присутствуют, но и в жизни. Все волнообразно развивается.



Олег Винокуров: Роберт, а кто не знает, ему что делать?



Роберт Воскеричян: Я разговариваю с Эмилем Викторовичем.



Олег Винокуров: Нам всем выйти?



Валерий Винокуров: Нам тоже объясни, пожалуйста.



Роберт Воскеричян: Идея в том, что экономика развивается волнами. Есть длинные волны, есть более короткие волны. Наиболее длинная волна – это 40 лет, соответственно волны повышающие, понижающие. Развитие неравномерное. То же самое происходит и в природе. Если мы возьмем хоккей, например – Скворцов, Кобин, Варнаков. Это была четвертая тройка в сборной СССР по хоккею. Сейчас в России, я уверяю вас, уверен на сто процентов, равных по таланту игроков практически нет. Какая четвертая? Если бы такие были бы, они бы сейчас все писали: «Варнаков был в таком-то клубе, девушка его с разбегу поцеловала», только о нем бы и говорили, потому что суперзвезда. Просто время было такое, что рядом с ним был Харламов, например, Петров, Михайлов. И где там Кобину и Варнакову до них дотянуться? А сейчас и такого нет. То есть сейчас безрыбье такое. Так что рынок здесь ни при чем. Личности просто исчезли, потому что, может быть, такое безрыбье сейчас. Но, может быть, появятся.



Валерий Винокуров: Я все-таки не очень понимаю. Как это могли вдруг? Что такой период, что личности не появляются? Все-таки должна же быть какая-то среда, которая выдвигает, или обстановка.



Роберт Воскеричян: Я убежден в одном, что такие масштабы личностей в спорте, как Харламов или Мальцев, или Якушев, если мы говорим о хоккее, или Стрельцов, например, это не связано с тем, что построили сто полей, стал Мутко президентом РФС или Винокуров стал президентом РФС. Это земля рождает или не рождает таких людей.



Валерий Винокуров: Нет, если Винокуров – то, конечно, бы появились, я уверен просто.



Роберт Воскеричян: Это божий промысел. Другое дело, если ты хочешь, чтобы имели доступ многочисленные миллионы мальчишек, из этих миллионов, может быть, появится волна 20-30 человек, которые будут входить в сборную. Но это не значит, что из этих 20-30 появится новый Стрельцов или Пеле. Это не связанные вещи. А Эмиль Викторович говорит про личности.



Валерий Винокуров: Он говорит, что с рынком связано может быть.



Роберт Воскеричян: Рынок здесь вообще ни при чем. Рынок только может помочь раскрыться личности, которая может.



Валерий Винокуров: Я понимаю, теоретически, конечно, можно сделать массу музыкальных школ, а Шаляпин все равно не появится.



Роберт Воскеричян: К консенсусу пришли.



Валерий Винокуров: А насчет рынка, мне кажется, что здесь есть зерно, что большие деньги, которые сейчас в футбол вошли, которые расходуются на приобретение легионеров, закрывают какие-то места, может быть, для кого-то. Это трудно сказать.



Дмитрий Морозов: Это специфика российского именно рынка, судя по всему.



Валерий Винокуров: Эмиль Викторович и имел в виду российский рынок.



Дмитрий Морозов: А не рынка вообще как такового, о чем говорит Роберт.



Валерий Винокуров: А, Роберт вообще о рынке.



Роберт Воскеричян: А какой рынок? В России то по большому счету рынка то нет. Какой в России бизнес? Прислонился к власти – вот твой бизнес.



Валерий Винокуров: Заодно и политики коснулся Роберт. Эмиль Викторович про политику призывал, Роберт и коснулся чуть-чуть.



Олег Винокуров: Когда говорят про личность, это имеется в виду не мастерство техническое какого-то спортсмена, как он там с шайбой управляется или с мячом. А качество характера имеется в виду. Ну, так они должны воспитываться в коллективе. Кто был тренером у Боброва? И кто тренер у современных футболистов?



Валерий Винокуров: Такой человек, как Бобров, конечно, его талант был настолько, что никто не помнит его тренера. Он из училища омского. Это уже другой вопрос. Это индивидуально может быть все что угодно. Конечно, когда нет таких тренеров, то какие были.



Олег Винокуров: Слушаем Владимира из Москвы.



Слушатель: У меня, конечно, есть много что сказать. Тем более сейчас в студии собралась такая сильная команда. Конечно, присоединяюсь ко всем пожеланиям и хочу процитировать такого советского спортсмена замечательного и тренера Михаила Иосифовича Якушина. Очень давно это было, он сказал такие слова начинающему тогда журналисту Льву Филатову, вашему товарищу.



Валерий Винокуров: Нашему учителю.



Слушатель: «Мы ведь вас, журналистов, как различаем? Если только похвалит – значит, до нас ему дела нет. А ежели ругает, да еще сердито, в сердцах, то вот этот за нас». Так вот вы относитесь к категории журналистов, которые за российский спорт, за Россию. А сейчас много таких, которые называются журналистами, на самом деле, это какие-то пресс-атташе, которые в принципе ни в спорте, ни в журналистике не разбираются. Поэтому я считаю, что радиостанция « Свобода » - это та радиостанция, которая за российский народ. И желаю вам всего самого наилучшего. Думаю, что услышу ваш тысячный выпуск «Прессинга» в следующем году.



Валерий Винокуров: Владимир, спасибо вам большое. И Михаила Иосифовича, конечно, замечательная фраза. А вот что действительно Радио Свобода за российский народ – мне очень понравилось высказывание. Тем более, что оно очень точное. Потому что есть злопыхатели, которые иначе относятся к Радио Свобода . А Владимир – молодец в этом смысле, просто правильно понял.



Олег Винокуров: Игорь Анатольевич из Москвы.



Слушатель: После Зимней Олимпиады в Турине мы собрались, были деятели драматургии, говорили, что сейчас якобы, вот уже прошло два года почти, а результата нет, будут создаваться кинофильмы о спорте, чтобы делать спортивную идеологию, привлекать население. Но я задаю вопрос деятелю драматургии: «Назовите мне хоть один кинофильм, кроме «Первая перчатка», где бы не был показан спорт, что это такое внутри? Это злоба, интриги, зависть, вражда. И вот это все преподносится на экраны зрителю. Но этого же на самом деле не было. Это выдумки драматурга». Значит, какой-то человек, деятель культуры сидел и измышлял злобу. Зачем, с какой целью? Ведь это нужна специальная психология. Что, больной, озлобленный? И вот мне не мог деятель культуры на это ответить. Я говорю: «Так как вы будете создавать новые кинофильмы? А школа у вас есть? Опять за старое возьметесь? Теперь этого нельзя. А нового вы за столько десятилетий не наработали».



Валерий Винокуров: Вы говорите сейчас про художественные фильмы. А вот поразительно, что в документальных, когда говорили про Бориса Спасского, человек же жив, здоров, живет во Франции, часто приезжает в Россию, вот это же поразительно, что в документальном фильме клевета идет.



Слушатель: Борис Спасский, когда жил в Москве, пытался здесь шахматный журнал издавать, но не получилось у него.



Олег Винокуров: Слушаем Игоря из Лыткарино.



Слушатель: Я присоединяюсь к всеобщим поздравлениям, и творческих успехов вам в будущем. Я хочу к старшему Винокурову обратиться. Павлюченко и Титов заключили контракты до 2011 года, и я не слышал, чтобы разорвали контракты с Шишкиным, Адам Винге и прочими слабыми игроками.



Валерий Винокуров: Адам Винге же в «Локомотиве».



Слушатель: Как вы думаете, мое мнение, что «Спартак» не будет иметь до этого срока, до 2011 года высоких достижений, если вот такая политика будет. Футбол не современный, не скоростной. Куда Черчесов смотрит?



Валерий Винокуров: Вообще, чтобы долго не рассусоливать, я в целом с вами согласен. Я не знаю, кого Игорь имел в виду. Жедера? Мне лично кажется, я не знаю, как тут связать с контрактами долголетними, но мне просто кажется, что Станислав Черчесов при огромном моем уважении к нему как к игроку и как человеку, мне с ним доводилось много раз беседовать, но как тренер он еще, мне кажется, не состоялся. Не буду дальше эту тему развивать. Поэтому что будет со «Спартаком», я не знаю. Это связано еще и со многими другими обстоятельствами: как соперники будут выглядеть, какие игроки молодые появятся. Но в принципе, я с Игорем согласен. Пока перспектив у этой команды нет.



Дмитрий Морозов: Неизвестно, будет ли Черчесов работать до 2011 года еще, вопрос большой.



Олег Винокуров: Вячеслав Георгиевич из Подмосковья.



Слушатель: Вы все многоуважаемые, и вас слушают больше, чем любые другие темы и программы. Но я Роберту, хотя я его очень уважаю, хочу возразить. Он говорит, что рынок не влияет на результаты выступлений наших сборных и прочих команд.



Валерий Винокуров: Нет, он говорил на появление звезд.



Слушатель: Это одно и то же. Но неправильно это. Ведь было советское время, когда под руководством Тарасова и Чернышова в Канаде мы побеждали сильнейшую команду, которая во сне не видела, чтобы ее кто-то победил. А мы победили. Мы за что, за деньги это победили? Нет. За честь своей родины. Этот стимул гораздо сильнее, чем деньги. И поэтому сейчас, несмотря на то, что я всю жизнь люблю и смотрю спорт, я уже с гораздо меньшим удовольствием смотрю на игроков, которые стремятся набить карманы. Вот поэтому не знаю, сумеет ли мне возразить Роберт. Но то, что мы уже не чемпионы и везде занимаем третьи-четвертые места и так далее… Это то, что мы потеряли стимул – честь родины, державы.



Роберт Воскеричян: Я не буду возражать, потому что действительно когда игрок играет за свою сборную, деньги должны быть для него даже не то что на втором, а на последнем месте. Но речь шла о том вопросе Эмиля Викторовича, рынок влияет или не влияет на появление звезд. Я как был при своем мнении, так при нем и остался. И вообще, рынок сам по себе – это просто форма организации экономической жизни общества, не более того. А то, что отдельные люди, увидев огромные деньги, забыли все остальное, это вопрос воспитания. Куда смотрит Черчесов, спрашивали в предыдущем вопросе. Куда смотрит милиция, школа, папа, мама? Это от человека зависит. Человек не становится лучше или хуже от денег. Просто все его качества более ярки и выпуклы. Если он негодяй от рождения, он будет законченным негодяем, когда у него будет много денег. И это не будет видно так ярко, когда у него меньше денег.



Олег Винокуров: Просто мне интересно, все всегда приводят примеры какие-то очевидные. Там обыгрывали канадцев, тут не обыгрывали. В хоккее хуже, в футболе хуже. Во всех видах спорта все идет по нисходящей что ли или нет? Или существуют виды спорта, где сейчас достижений больше, чем было 20 лет назад?



Роберт Воскеричян: Теннис женский, например.



Олег Винокуров: Есть такие?



Роберт Воскеричян: Теннис например.



Олег Винокуров: А что же тогда говорить? Значит, там рынок не мешает? Биатлон.



Валерий Винокуров: Главное – теннис. Никогда же не снились такие достижения. А там огромные деньги.



Олег Винокуров: Значит, здесь рынок не мешает. Он только в футболе мешает. Значит, не только в рынке дело.



Дмитрий Морозов: Выясняется же, что в России рынка нет.



Олег Винокуров: Евгений Семенович из Московской области.



Слушатель: Присоединяюсь к новогодним словам. Рынок, как известно, это экономика, а экономика – это концентрированная часть политики. Так что политика и спорт сейчас неотделимы. Это мое субъективное мнение. А мне бы хотелось пожелать вам в Новом году: я давний любитель футбола, и чистота футбола, если вспомнить чемпионаты мира 1958 года и сейчас, футбол насыщен сейчас хватаниями и так далее.



Валерий Винокуров: Да, изменился футбол. Появилось, может быть, больше негатива, чем было. Но в нашей жизни вообще появилось больше негатива, чем было когда-то.



Олег Винокуров: «Все ли команды «Формулы-1» заключили контракты с действующими пилотами? За какие команды в следующем году будут выступать Ральф Шумахер и Физикелла?» - Владимир из Воронежа спрашивает. Это мы к специалистам отошлем в этой области.


«Почему Радио Свобода окончательно задвинула свои спортивные передачи во временные рамки, когда нет трансляции на коротких волнах?» - спрашивает Александр из Белоруссии. Тут мы тоже ничего сказать не можем.



Валерий Винокуров: Мы можем только еще раз всех поздравить.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG