Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические итоги 2007 года в России вызывают обеспокоенность у западных политиков и наблюдателей


Программу «Итоги дня» ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Жигалкин.



Андрей Шарый: Политические итоги 2007 года в России вызывают обеспокоенность у тех западных политиков и наблюдателей, которым небезразличны демократические процессы в России. Свертывание демократических свобод, проблемы со свободой прессы, рост имперских и националистических настроений и как одно из следствий – ухудшение американо-российских отношений, такую логическую цепочку выстраивает известный американский политический эксперт, бывший корреспондент газеты «Файнэншл Таймс» в Москве, а ныне сотрудник Гуверовского института Дэвид Саттер, с которым беседует корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.



Юрий Жигалкин: Президентские выборы наверняка станут одним из главных событий нового года в России, но есть ли у вас ощущение того, что они могут стать столь же значимым для будущего страны явлением, каким оказалось избрание Бориса Ельцина и Владимира Путина?



Дэвид Саттер: Проблема заключается в том, что мы не знаем, произойдет ли реальная передача власти законно избранному президенту России, свободному в выборе собственных приоритетов и осуществлении своей собственной программы действий. Если это так, то такие выборы могут стать историческим событием, ибо они фундамент реальной демократической системы. Если же президентом будет избран Дмитрий Медведев, человек близко связанный с Путиным, его ставленник, то тут же возникнет серьезнейший вопрос: произошла ли передача власти или новый президент будет не более чем маской, прикрывающей человека или группу людей, настроенных на сохранение власти. В таком случае эти выборы будут ничего не значащим проходным фактом.



Юрий Жигалкин: Но который вряд ли вызовет новые революционные потрясения, чего и хотят избежать многие россияне, готовые проголосовать за человека, выбранного Владимиром Путиным?



Дэвид Саттер: В действительности результатом осуществления такого сценария могут стать два тревожных варианта развития ситуации в новом году. На мой взгляд, существует реальная вероятность серьезного фракционного конфликта внутри властных структур, его первыми признаками стали сообщения о противостоянии разных ведомств в системе служб безопасности и аресты в их рядах. И второе, если российская политика в отношении Ирана будет отличаться преемственностью, то есть, останется без изменений, она может привести к опасной конфронтации. Одним из поводов для нее может стать израильский удар по ядерным объектам Ирана, если израильтяне сочтут, что Тегеран опасно приблизился к созданию ядерного оружия, которое может быть использовано против них. А именно оппозиция Москвы является главным препятствием для введения действенных экономических санкций, которые бы могли заставить иранцев отказаться от ядерных работ. Мало того, Россия поставляет Ирану ультрасовременные противовоздушные комплексы. И если это произойдет ситуация в мире станет непредсказуемой.



Юрий Жигалкин: В таком контексте вряд ли можно ожидать заметной теплоты в американо-российских отношениях?



Дэвид Саттер: Их развитие будут определять несколько факторов. Во-первых, если у власти в России в конце концов останется нынешний круг действующих лиц, то авторитарной в своей основе власти для поддержания легитимности необходимы выдуманные враги, лучше всего на эту роль подходили Соединенные Штаты. Это будет неизбежным источником трений. Во-вторых, американцы все более негативно относятся к антидемократическим инициативам Кремля, особенно, после выборов в Думу и откровенной нейтрализацией властями любой оппозиции. В такой ситуации в своем общении с Россией американское правительство будет вынуждено считаться с превалирующим в США общественным мнением. И Кремль вряд ли должен рассчитывать на то, что он добьется столь желанного для него проявления уважения со стороны западных столиц, что также станет поводом для напряженности в отношениях.



Юрий Жигалкин: В том, что касается перспектив социального и экономического развития России, стоит ли россиянам ожидать в новом году исполнения естественных в выборный год предсказаний о высоком экономическом росте, повышении социальных выплат?



Дэвид Саттер: Когда российская бюрократия функционирует вне контроля демократических институций, никто не может стабильность экономики, подверженной ее вмешательству. Если к этому добавить опасность повышающейся инфляции, значительного роста цен на продукты питания, то ингредиенты потенциальных социальных проблем налицо. Парадоксально, правда, то, что любой международный конфликт, в результате которого цены на нефть подпрыгнуть поможет России поддержать внутреннюю экономическую стабильность. Необходимо отдать должное Владимиру Путину за то, что в его бытность президентом российское правительство проявляло фискальную сдержанность и, направив часть беспрецедентного потока нефтедолларов на финансирование социальных и некоторых экономических программ, смогло предотвратить губительный скачок инфляции. Но, несмотря на свои заявления о готовности превратить Россию, то в процветающую промышленную державу, то в главного мирового поставщика энергоресурсов, то в источник высоких технологий у президента Путина, как мне кажется, нет реального плана экономических преобразований. Лучшим планом, достойным России, был бы план утверждения правового общества, который бы гарантировал нормальное экономическое развитие страны, но на это россиянам не приходится надеяться.


XS
SM
MD
LG