Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ник Боллеттиери: «А еще у меня уникальный характер»


Мария Шарапова - самая титулованная из действующих ныне теннисистов, выпускница академии Боллеттиери

Мария Шарапова - самая титулованная из действующих ныне теннисистов, выпускница академии Боллеттиери

В наступившем году исполняется 30 лет со дня основания одного из самых известных учебных заведений в мире спорта - Теннисной академии Ника Боллеттиери. Недавно корреспонденту Радио Свобода удалось побывать во Флориде и встретиться с самим Боллеттиери, который рассказал о своей философии и философии его академии:


«Когда дети талантливы, но несчастливы, им очень трудно реализовать свои таланты. Но когда они талантливы и счастливы, они становятся способными на настоящее волшебство. Мне кажется, это и есть главная идея всей жизни нашей Академии. Мы здесь стараемся работать именно так.


Я не внушаю и не прошу моих коллег внушать ребенку, что он обязательно должен стать лучшим игроком мира. Смотря на детей 8-9 лет, я понимаю: они очень остро чувствуют все, что происходит вокруг. И мне интересно узнать, как же эти дети могут воспринимать жизнь? Вокруг них порой слишком много учителей, а в нашем случае - тренеров. И тренеры должны обращать внимание на то, что нужно детям именно сегодня, сейчас. Дети не хотят слушать заклинания вроде: «Ты будешь чемпионом!». Нет, им важно услышать от нас, что они просто способны добиться успеха. Это важно – объяснить им, что если они добьются успеха, то потом это же самое смогут сделать их дети и внуки. Понимаете – их опыт повлияет на жизнь многих поколений! Если бы я мог выбирать – работать лишь с десяткой лучших игроков из числа тех, с кем я работал, или с десятком тысяч детей, которые хотят и могут попасть к нам в Академию, я бы выбрал работу с детьми. И сам оплатил бы им обучение, потому что это очень важно для меня. Гораздо важнее, чем все остальное в жизни, поверьте!


Наши ученики часто становятся педагогами. Сегодня в самых лучших колледжах Америки есть тренеры из числа наших выпускников. По всему миру работают 150 тренеров, освоивших эту работу в Академии. Согласитесь, если у тебя есть 500 взрослых учеников и 1000 детей, с которыми работаешь ты и твои тренеры, – это означает, что ты оказываешь серьезное влияние на теннисную жизнь мира. Ты влияешь на них эмоционально, профессионально – и я стремлюсь оказывать на них как можно больше такого влияния.


Как вы думаете, почему русские достигли такого успеха в теннисе? Это говорит о менталитете родителей. Они учат детей работать в одном направлении – все силы посвятить одному делу с малолетства, и не отклоняться с выбранного пути. Дети начинают учиться с самого раннего возраста. И у них постоянное, стабильное направление развития: «Я буду теннисистом!». В Америке такого нет. Здесь очень много возможностей, и дети порой занимаются разными вещами и разными видами спорта. Это не означает, что у нас нет и не будет чемпионов. Просто обучать мы будем всех, независимо от их уровня и пристрастий.


На будущий год у Академии юбилей – 30 лет со дня основания. Недавно меня спросили: чего пока не удалось сделать? Я очень хотел бы распространять свои знания и опыт по всему миру. Совсем скоро у нас на сайте мы планируем наладить электронное обучение. Там можно будет задавать вопросы, получать консультации по началу обучения, по покупке инвентаря, по методике тренировок. Скоро начнем тренировать тренеров: десять человек в месяц будут изучать нашу методику. Выйдет в свет моя биография – надеюсь, это будет интересная книга. Я часто выступаю в больших университетах с рассказами о теннисе и о своей жизни. В общем, мы всегда отыщем себе работу, опыт имеется.


Важно и то, что у нас накоплен большой опыт совместного обучения детей из разных стран. Кажется, не могут не возникнуть проблемы на почве разных языков, религий, национальных особенностей. Но единственный момент, когда они возникают – это в самом начале обучения. А потом становится ясно, что дети на корте находят способы общаться порой вообще без слов! Через месяц они уже свободно говорят друг с другом. Так что подобных конфликтов у нас не бывает. В Академии, между прочим, дисциплина очень строгая – мы следим за подобными вещами.


Вообще, у нас здесь уникальная обстановка. Люди во всем мире хотят сделать свои академии, и, понятное дело, сделать лучше, чем у нас. А вот не получается! Я всегда говорю им: надо просто посмотреть, как мы работаем, поошибаться вместе с нами и сделать так, как у нас. И тогда все получится. Мы просто лучше остальных – у нас лучшие условия, погода, люди – между прочим, многие из них работают со мной все 30 лет! И, наконец, есть еще один уникальный фактор – мой характер. Такого больше ни у кого нет! Я должен быть един во многих лицах, и с каждым находить какую-то свою особенную манеру разговора и работы на корте. И до тех пор, пока мне это удается, всё у нас в порядке».


XS
SM
MD
LG