Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сорвутся ли президентские выборы, если все претенденты, кроме Дмитрия Медведева, снимут свои кандидатуры?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня после самоотвода Бориса Немцова число потенциальных кандидатов в президенты сократилось до пяти человек. Чьи фамилии в результате окажутся 2 марта в заветном бюллетене? На эту тему беседуем с кандидатом в президенты от ДПР Андреем Богдановым и незарегистрированным претендентом на президентский пост Владимиром Буковским. Обращался ли к вам Борис Немцов, как и к другим кандидатам в президенты, с предложением о самоотводе?



Андрей Богданов: Во-первых, не кандидат, а пока кандидат в кандидаты. Кандидатом можно стать, если сдать два миллиона подписей, что как раз, я думаю, после различных оценок своего потенциала Борис Немцов и понял, что СПС невозможно собрать два миллиона подписей. Поэтому последовало это заявление, сохранение лица при плохой игре, если так можно выразиться. Нет, ко мне никто не обращался. Я думаю, в последующем никаких обращений не будет, потому что мы всегда себя позиционировали как новые демократы, демократы новой волны и всегда выступали за то, чтобы старое поколение «демократов», которые проиграли все в 90 годы и те неправильные реформы, которые были в начале 90-х, связанные с ними, мы считаем, что они должны с политической сцены уйти. Поэтому, я думаю, никто из старых демократов к нам не обратится.



Владимир Кара-Мурза: Согласовал ли с вами Борис Немцов свой самоотвод?



Владимир Буковский: Да, в субботу мы с ним об этом говорили. У нас ведь есть договоренности между ним, Касьяновым и мной о том, что все равно в конечном итоге нужно оставить одного кандидата, что никак нельзя допустить раскол голосов на этих выборах. И он сказал, что он готовится сделать такое заявление. Я вполне его одобрил. Кому удобнее, тот и должен баллотироваться, у кого больше шансов, больше возможностей, ресурсов и так далее. Совершенно неважно, мы люди не амбициозные, мы делаем одно дело.



Владимир Кара-Мурза: Сам Борис Немцов, теперь уже бывший кандидат в президенты от Союза правых сил, так объяснил свой шаг.



Борис Немцов: Мы провели консультации, в том числе многократно общались с Михаилом Михайловичем Касьяновым, общались с Владимиром Буковским, общались с моими коллегами по партии, общались с представителями демократической оппозиции, Гарри Каспаровым, Владимиром Рыжковым, с правозащитниками российскими. И по итогам этих консультаций я пришел к выводу, что мне следует снять свою кандидатуру, и тогда Михаил Касьянов остался один в этой гонке. Я считаю, что это правильно, это всем нашим сторонникам и избирателям дает внятный и конкретный сигнал.



Владимир Кара-Мурза: Реально ли было собрать два миллиона подписей? Вы надеетесь собрать?



Андрей Богданов: Я уверен, что если кто и соберет, то это соберет моя партия, Демократическая партия Россия, лидером которой я являюсь. На протяжении двух лет последних мы участвовали в большинстве региональных выборов и везде регистрировались по подписям. На выборах в Государственную думу мы первые зарегистрированы были, тоже опять же по подписям. У нас накоплен громадный опыт сбора подписей, всех юридических моментов, которые по новому закону связаны с нотариальной заверкой сборщиков подписей, то есть и технически, и юридически мы были готовы еще летом к сбору двух миллионов подписей. Потому что, я напомню, один из пунктов нашей программы на выборах в Государственную думу был вступление России в Евросоюз, а первым шагом к этому мы хотели в 2009 году провести референдум. По закону о референдуме тоже необходимо собрать два миллиона подписей. Поэтому все эти выборы мы рассматриваем как еще одну тренировку к этому референдуму.



Владимир Кара-Мурза: Считаете ли вы, что вас сняли с выборов, также опасаясь, что вы соберете два с лишним миллиона подписей?



Владимир Буковский: Не знаю. Само мое участие в этой кампании им очень не нравилось. Потому что оно придавало несколько иное звучание всему. Тот факт, что кампания позволяла мне выступать все время и прочее - это их раздражало. Под конец они стали блокировать такие выступления. Так что, я думаю, здесь это сыграло роль больше, чем опасность, что я что-то зарегистрируюсь и так далее. Хотя в принципе, я думаю, что я бы зарегистрировался с моими сторонниками, учитывая то, что «Яблоко» меня поддержало, а это общенациональная организация. Плюс еще тот Гарри Каспаров с «Другой Россией», они бы тоже меня поддержали, то есть это был бы целый набор организаций. Так что в принципе мы может быть и набрали бы два миллиона. Хотя, повторяю, эта процедура сама по себе совершенно безумная и идиотская, рассчитанная на то, чтобы не могли никогда выставляться независимые кандидаты. Учтите, что у Центризбиркома еще есть такая манера - в последний момент вдруг объявлять какие-то из подписей недействительными. Это уже они сделали несколько раз на выборах в Петербурге и еще где-то. То есть голословно, без всякой экспертизы, без доказательств, они фальшивые подписи и все. То есть ты будешь мучиться, люди будут стоять мучиться, собирать подписи по всей стране, а они потом просто голословно перечеркнут и все.



Владимир Кара-Мурза: Ирина Хакамада, член президиума Народно-демократического союза, бывший кандидат в президенты на выборах 2004 года, усмотрела противоречивость в заявлении Бориса Немцова.



Ирина Хакамада: С одной стороны, Борис Немцов призвал к тому, чтобы все кандидаты сняли свои кандидатуры, а с другой стороны, по моим сведениям, Борис Немцов заявил, что снимает свою кандидатуру, потому что он хотел бы, чтобы был единый кандидат Михаил Касьянов. Я думаю, что ни Зюганов, ни Жириновский не последуют призыву Немцова, все они будут работать в предвыборной кампании, и для этого зарегистрирован другой кандидат Богданов, который в будущем, я думаю, будет спойлом, то есть таким кандидатом - уничтожителем Михаила Касьянова.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, разделяете вы эти подозрения Ирины Хакамады?



Андрей Богданов: В начале хотел бы Буковскому ответить по поводу, что избирком какие-то подписи забракует. Я могу сказать, что на региональных выборах в двух регионах нас забраковали, в Ленобласти не зарегистрировали по подписям и в Самарской области. И на самом деле хорошо, что так случилось, потому что мы получили большой опыт, что проходит, что не проходит. А именно все забывают что, например, в 20 и 45 лет меняют паспорта по закону. Особенно если не берем крупные города, где люди летают на самолетах, ездят на поездах и берут кредиты в банке, в мелких городах, в деревнях люди с паспортами сталкиваются раз в десять лет при продаже или покупке недвижимости, если такая есть. И соответственно, паспорта, 20 исполнилось, и он лежит, дай бог, он вспомнит в 27, пойдет, поменяет. И соответственно, если вы берете подпись у такого человека, а таких получается от 20 как минимум до 25 лет, паспорта в 2002-м, как раз пять лет и кому тогда в 20, 19 он получил или в 45 и после этого не менял. Соответственно, если он расписался, давайте паспортные данные, все нормально. Потом УФСР проверяет: а знаете, эти паспорта недействительно, потому что он должен год, два, три назад поменять. И таких набиралось больше 5% и в Ленобласти, и в Самарской области. Мы теперь это знаем, и сейчас мы дали своим сборщикам команду, что как можно жестче проверять эти моменты, чтобы на это не напороться. Что касается заявления Ирины Хакамады. Наверное, повторяюсь, еще чуть-чуть новое: я не понимаю, как человек жил, потом вдруг его увольняют с работы и тут же он становится демократом и оппозиционером. Всегда это навивает на мысль, что человека все устраивало, а когда его уволили, вся система начала не устраивать и сразу же куда-то делась демократия и сразу куча проблем в государстве началось находиться, хотя вроде бы недавно у руля был и мог менять к лучшему, решать эти проблемы. Поэтому, кто к кому спойлером идет - это еще большой вопрос. Я говорю: мы молодая демократия, которая, я уверен, в этом новом тысячелетии, в начале нового тысячелетия должна победить.



Владимир Кара-Мурза: Намерены ли ваши сторонники добиваться вашего восстановления в статусе кандидата в президенты?



Владимир Буковский: Уже сейчас подан протест в Верховный суд, как это положено по закону, будет рассмотрено, закон предполагает быстрое рассмотрение в течение, по-моему, трех дней, если я правильно помню. Так что это все будет, жалоба подана в срок, так что рассмотрение, видимо, будет. Это, между прочим, по закону единственное, что можно сделать в такой ситуации, больше ничего нельзя сделать, это последняя инстанция. А что касается того, что сказал Богданов, дело в том, что я знаю примеры по Санкт-Петербургу, когда Центризбирком отказывал вполне нормальные паспорта, не то, что кто-то чего-то не подал. Нет, это фальшивые. Человек приходил, это было с «Яблоком» питерским, человек приходил сам и говорил: да нет, позвольте, это моя подпись, почему вы говорите, что она фальшивая – она настоящая. Они не слушают ничего. Еще есть элемент произвола сейчас, когда на закон надеяться нельзя.



Владимир Кара-Мурза: Эдуард Лимонов, писатель, сопредседатель движения «Другая Россия», одобряет сегодняшний демарш Бориса Немцова.



Эдуард Лимонов: В данном случае Немцов поступил правильно. Не знаю, что решит Михаил Михайлович, но может быть и он решит то же самое. Такое впечатление, что власть развязала беспроигрышную игру на президентских выборах. Если бы не выставился хотя бы Зюганов, то можно было бы добиваться выдвижения единого кандидата. Но к сожалению, уже на ранних этапах попыток этого выдвижения выяснилось, что Зюганов не пошел бы ни на какие компромиссы, речь могла идти о том, что его могли бы поддержать различные силы политические, но до этого не дошло. Поэтому превратилась эта президентская гонка в абсолютно беспроигрышную рулетку, когда хозяин казино останавливает шарик там, где ему нравится. Это не похоже ни на какие выборы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Доброй ночи, господа. Я хотел сказать, что Немцов поступил действительно как настоящий мужик, потому что с шулерами никогда нельзя играть. Я за эти недели, которые со 2 декабря прошли, я разговаривал с десятками людей, совершенно странная, по крайней мере, на ближайших участках ситуация. У нас явка была где-то меньше половины, за «Единую Россию» тоже меньшинство голосовало, примерно процентов 40, больше всего голосовали после «Единой России» за коммунистов, потом за «Яблоко». А эта партия, муляж, который представляет господин Богданов, там даже никто не слышал.



Владимир Кара-Мурза: Доверяете ли вы конечным цифрам по парламентским выборам?



Андрей Богданов: Цифрам доверяю. В некоторых регионах, особенно в южных, как всегда, как было во все времена в России принято, многие чиновники перегибали палку - это всегда было, с этим надо бороться. Я уверен, что это не повлияло каким-то серьезным образом на окончательные цифры. Но, повторяю, с этим надо бороться, особенно южные регионы, это видно невооруженным глазом.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, Михаил Касьянов, оставшийся в одиночестве от непримиримой оппозиции, сумеет ли он добиться участия полноценного в президентских выборах?



Владимир Буковский: Я ему желаю всяческого успеха. Я надеюсь, что он сможет сделать многое в этой ситуации. Хотя условия, мы сами понимаем, какие. Кстати, предложение Немцова о том, что если будут явные нарушения, то отказаться вообще от этих выборов, оно разумно. Я думаю, что многие на него согласятся. В частности, я думаю, Касьянов на него может пойти. Так что трудно в этой ситуации говорить, уж очень это все нагло переделывается на ходу. Когда на ходу меняют правила, сядешь играть по одним правилам, а кончаешь по другим. Так что это трудно сказать. Но я ему всячески желаю добра и всячески поддерживаю, почему бы нет.



Владимир Кара-Мурза: Геннадий Зюганов, кандидат в президенты России от коммунистической партии Российской Федерации, оскорблен поведением конкурентов.



Геннадий Зюганов: Я считаю, что если Жириновский будет и дальше господствовать в эфире по ходу выборов, они теряют всякий смысл. Пусть господин Медведев соревнуется с Жириновским. Что касается реальных выборов, мы готовы и предлагаем провести встречу на государственном телевидении, обсудить проблемы.



Владимир Кара-Мурза: Вы своеобразно провели предвыборную кампанию парламентскую, готовы ли участвовать в дебатах живых на президентских выборах?



Андрей Богданов: Да, абсолютно, на сто процентов готовы участвовать в дебатах. Тем более, что закон не позволяет эфирное время дебатов менять на ролики, то, что было разрешено на Госдуме. А тем более, когда всего лишь четыре кандидата, я уверен, что будет четыре, что Касьянов не соберет два миллиона подписей. Потому что сейчас уже поступает, у меня есть сведения из 19 регионов, что подписи рисуются, на 100% рисуются, никаким образом не собираются. Поэтому я даже не сомневаюсь, что Касьянов не будет зарегистрирован.



Владимир Кара-Мурза: Как воспримет общественное мнение Запада, если не будет такого кандидата, как были бы Борис Немцов и Михаил Касьянов?



Владимир Буковский: Вы знаете, западные наблюдатели уже на этих думских выборах довольно четко определили свою позицию и заявили, что выборы были нечестные и недемократические и так далее. Отсутствие реального оппонента, отражающего большую часть мнения общественного – это, конечно, основания для того, чтобы не признать легитимными выборами. Это вполне может быть.



Владимир Кара-Мурза: А допускаете ли вы, что вас сняли, потому что в случае вашего участия приехали бы Вацлав Гавел, Лех Валенса и другие правозащитники?



Владимир Буковский: Я не говорил ни с Вацлавом, ни с Валенсой, не могу ручаться, что они приехали бы. Но в принципе это могло бы на них повлиять. Но кто их знает, что на них влияет. Они просто не хотят этой кампании, самой кампании. Неважно, в конечном итоге административный ресурс, они бы сделали что-нибудь такое, чтобы я не набрал каких-то процентов, они просто самой кампании не хотели.



Владимир Кара-Мурза: Каковы аргументы ваших активистов в пользу неправомерности вашего снятия с выборов?



Владимир Буковский: Там смешные вещи. Если вы посмотрите решение Центризбиркома, то там комичные есть вещи. Например, там речь идет о том, что я заявивши, что у меня род занятий писатель, не представил никаких документальных доказательств. Это уже по Булгакову просто, из «Мастера и Маргариты». Не нужно Достоевскому удостоверение, что он писатель. У нас нет удостоверений таких, у нас нет Союза писателей. Что я им еще представляю? Контракт какой-нибудь? Они скажут: мало ли что, это контракт - это не значит, что род занятий. То есть они искали, к чему признаться. На обсуждении Центризбиркома возник вопрос, я представил свой диплом кембриджский, но он по-английски. Нет документального подтверждения моего образования высшего. Что же, во всей этой центризбиркомовской компании никто не мог прочесть два слова по-английски? Кембридж и Буковской – этого недостаточно было на этом красивом бланке? Нет, это уже плохо. Там очень смешные у них просто отговорки, предлоги, все эти разговоры о двойном гражданстве. Спорные вещи, все трактуемо. Поскольку трактуемо, то мы понимаем, кто это трактует и как.



Владимир Кара-Мурза: Я слышал, что за десять лет до выборов 2000 года Владимир Путин работал в Дрездене, тоже не проживал постоянно в России.



Владимир Буковский: И Лебедь не проживал. Лебедь вообще год жил, однако никто ему не помешал избираться в 96 году. Вообще, строго говоря, вообще никто на тех выборах не подпадал под эту классификацию. Потому что Российская Федерация возникла только в 91 году.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к обоим гостям. Вопрос господину Богданову: можно ли вступить в Европейский союз, имея закон о выборах, подобный египетскому, это самый близкий, из которых я знаю? А Владимиру Константиновичу вопрос посложнее: пока вы будете судиться, вы, очевидно, не можете собирать подписи, так что вы и не сможете зарегистрироваться.



Андрей Богданов: На вопрос маленьким вопросом хотелось ответить. Знают наши правозащитники, например, что в Швейцарии до сих пор не голосуют женщины, не имеют права голоса? Однако это никому не мешает в Европе, в Америке кричать, что нарушаются права человека права женщин и так далее. Или в Андорре только в 90 году женщинам разрешили голосовать. Почему никто не кричит? А вот весь крик почему-то в России, что здесь какие-то демократии чего-то нарушается. Что касается, мы живем в России, есть нотариальный перевод, куда можно отнести диплом, будет переведено на русский и нотариально заверено. Что это - проблема? То, что все выборы сейчас ставятся на сильную юридическую сторону, что нужно иметь хороших юристов – это факт. А что, в Америке не надо иметь? Там на трех граждан один юрист.



Владимир Кара-Мурза: Компенсирует ли вам Верховный суд эти дни для сбора подписей, если восстановит вас в правах?



Владимир Буковский: Скорее всего нет. Это как бы часть игры. Вот они тебя задержали, а срок тебе не добавят. Мне хотелось бы прокомментировать господина Богданова. Так случилось, что я очень хорошо знаю Швейцарию, я там сам жил, когда меня обменяли, первый год, а потом моя семья там до сих пор живет, сестра живет. Неправда это, нет запрещения женщинам голосовать в Швейцарии. Был один кантон на севере Швейцарии, где очень долго женщины не голосовали, потому что отказывались. Все время им предлагало федеральное, конфедеративное правительство провести референдум и голосовать, а они отказывались. В конце концов, провели это через саму конфедерацию и у них это право есть. Это было давно уже, я думаю, в 60 годы. А его заявление о том, что в Швейцарии женщины не голосуют, полная чушь, могу вам сразу сказать. Второе: вот он говорит - почему же вы не перевели свой диплом. Вы меня простите, закон от меня не требует. В законе было сказано - представить документальное подтверждение образования, вот я его представил. Нигде не было сказано, на русском языке, на японском.



Андрей Богданов: Но мы в России живем.



Владимир Буковский: Где мы ни жили, какое мое дело, не сказано в законе и не сказано. И между прочим, ЦИК в конечном итоге это не выставил как причину для отказа. Даже они поняли, что это смехотворно, над ним весь мир смеяться будет.



Андрей Богданов: По поводу Швейцарии мне трудно доказать, я думаю, радиослушатели могут в интернет зайти и почитать законодательство Швейцарии. Другой пример могу привести – Италия, там закрытые списки, когда партия до выборов, я точно не помню цифры, предположим, 500 кандидатов выдвигает, а после выборов, когда они получили, предположим, 10%, то они решают, кто из этих списков займет эти места. Я думаю, если бы у нас такое было, «Единая Россия» за такое проголосовала, то я думаю, все бы начали кричать, орать, что это супер-недемократично, что все места будут проданы заранее и мы не узнаем, кто их займет и после выборов займут одни жулики. Я уверен, что такой бы крик был.



Владимир Кара-Мурза: Экономист Сергей Глазьев, кандидат в президенты на выборах 2004 года, разочарован уходом Бориса Немцова.



Сергей Глазьев: Не следовало бы и выдвигаться для того, чтобы просто привлечь к себе внимание. Если уж выдвигаться, надо было всерьез идти до конца. Поэтому у меня вызывает сожаление, что возникла такая ситуация, когда столкнувшись с первыми трудностями кандидаты, которые заявили о решении бороться, в итоге от борьбы отказываются. Единого кандидата от оппозиции не получится в любом случае, потому что патриотическая оппозиция не будет поддерживать ни того, ни другого, а левые тоже. Так что у нас в любом случае возникает соревнование очень условное, в котором смысла, конечно, нет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Господин Богданов, если бы Жириновский не канителился с этими выборами, я бы подумал, что вы идете дублером Медведева. И вообще вы и ваша партия - это пятая колонна демократии.



Андрей Богданов: Я уважаю ваше мнение, любое мнение может существовать. Но я опять же повторюсь: мы новые демократы, мы считаем, что старое поколение демократов должно уйти на пенсию, народ должен забыть ту демократию 90-х, разгул бандитизма, воровства и непонятно чего и мы должны строить нормальную европейскую демократию, что мы и хотим делать.



Владимир Кара-Мурза: Бросается ли со стороны явное преимущество кремлевского ставленника, который уже раздает посты в будущем правительстве?



Владимир Буковский: Ну так что же, он знает, что никаких выборов не будет, он уже назначен. Так что он вполне логичен. Но это тот самый случай, который в мире вызовет нарекания, такого нигде в мире больше нет.



Владимир Кара-Мурза: Бывший член политбюро ЦК КПСС Олег Шенин, незарегистрированный кандидат в президенты России, одним из первых был снят с выборов.



Олег Шенин: Если вообще всех снять, то это будет в глазах всего мирового сообщества как вроде бы вообще отсутствие полное демократии. Буквально за сутки нам говорят, что в представленном мой документе указано, что я являюсь членом международного общественного объединения «За союз и коммунистическую партию союза», причем зарегистрированное объединение, избран председателем этого международного общественного объединения, они пишут, что я не указал место работы. Это из филиала сумасшедшего дома в полном смысле слова. Это решение ничего общего с юридическими нормами не имеет. Оно противоречит закону о выборах президента – раз, оно противоречит закону о гражданских правах – два, оно противоречит всем международным нормам, оно наконец противоречит просто конституции.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Гусь-Хрустального от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер, господа. У меня конкретный вопрос господину Буковскому. Но я, господин Кара-Мурза, хочу вас маленько подправить насчет Медведева и Путина. Некорректно, потому что в Америке Буши правят 30 лет уже, и не надо трогать ни Медведева, ни Путина. А вопрос у меня к господину Буковскому конкретный: господин Буковский, скажите, пожалуйста, почему вы не вернулись в Россию, чтобы оказать конкретную помощь Ельцину в установлении демократии?



Владимир Буковский: Я вернулся, я был в 91-м, 92-м, 93-м, до тех пор, пока меня пускали, я ездил. А потом мне закрыли визу, мне не давали приезжать. Вот вам ответ. Это не от меня зависело.



Владимир Кара-Мурза: А как вам вопрос насчет 30 лет правления Буша?



Андрей Богданов: Если честно будем смотреть в глаза, то в Америке, в Англии происходит приблизительно такое, что если бы одну партию возглавлял Путин, другую Медведев и были бы выборы, один республиканец, другой демократ. Вот то же самое происходит в Америке и называется демократией, выбирайте или того или другого. Программы отличаются на доли сотые доли процента. Там демократия устоялась, там все поделено, понятны правила игры, кто за что, почему и зачем. Разрывается спектакль, который они все-таки научились, Голливуд долго существует. Все красиво происходит. Да, в России этому еще не научились. Демократия существует 15 лет. Я думаю, что лет через 20 Мосфильм далеко не уйдет от Голливуда.



Владимир Кара-Мурза: Бывший генеральный прокурор России Юрий Скуратов, кандидат в президенты в 2000 году, сомневается в шансах правой оппозиции.



Юрий Скуратов: Немцов почувствовал, что шансов у него немного. Что касается кандидата от объединенной оппозиции, вы знаете, в России еще не настолько высок уровень культуры политических союзов, согласитесь, что не может быть единого кандидата. У нас более адекватные настроения другие – сомнем, победим и так далее. Поэтому скорее всего у нас выборы будут реально между одним кандидатом, а безальтернативные выборы похожи на библейский сюжет. Господь Бог говорит: Адам, вот тебе Ева, выбирай жену. И реально участвовать будут три кандидата - это Медведев, Зюганов и Жириновский.



Владимир Кара-Мурза: Юрий Ильич недооценивает ваши шансы.



Андрей Богданов: Все недооценивают, все считают, что и на Госдуме мы мало набрали. Но я хочу напомнить, что 36 миллионов не пришли на выборы, и я уверен, что основная часть - это наш избиратель, который немного разочарован в выборах. Да, у нас не хватило средств, чтобы донести свои идеи. Может быть мы в такой немного утопичной форме доносили свои идеи. Но я уверен, время идет, оно лечит и показывает, куда страна развивается. Я уверен, что все равно стратегический партнер России - это Европа. И чем больше времени, чем дальше, тем меньше это нужно будет доказывать. Мы молодые, я имею в виду Демократическую партию России, вернее членов, ее руководство, мне самому 37 лет. На нас работает время. Наше время придет. Сегодня мы хотим заявиться, заявить свои цели, намерения, и я думаю, что у нас все получится.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Я бы хотел обратиться к Буковскому по поводу того, что вы не смогли доказать, что вы писатель. Вы сослались на авторитет Булгакова. Между прочим, у вас еще была возможность сослаться на Бродского. Иосиф Бродский в свое время в молодости советскому нашему суду так и не сумел доказать, что он поэт, в результате чего его отправили в Штаты. Теперь, Владимир, у меня к вам такой вопрос: как по вашему ощущению, все-таки в ближайшее время со страной произойдет что-то катастрофическое или это все будет типа болота, которое мы сейчас наблюдаем?



Владимир Кара-Мурза: Грядет ли новый застой?



Владимир Буковский: Прежде всего короткая ремарка по поводу Бродского. Дело в том, что так смешно получилось, что господин Чуров, председатель Центризбиркома, за месяц до того, до решения моего вопроса, попросил у меня автограф на мою книжку, которая вышла, переиздана была недавно в России, я ему ее подписал. Так что вот, пожалуйста, вам доказательство, что я писатель - у вашего председателя Центризбиркома есть моя книжка с моим автографом. Это оставим в стороне. Я боюсь, что сейчас начнутся большие катаклизмы в мире вообще, не только в России. Грядут экономические потрясения, сейчас есть кризис кредита, он уже на Западе есть, а значит придет и туда. То есть спокойно не будет, я думаю, что застоя не будет в этот раз. Просто сама конъюнктура мировая развивается иначе. И поэтому скорее я ожидаю каких-то потрясений малоприятных для всех. А для России с ее очень неустойчивой экономикой, экономикой, которая в основном полагается на газонефтяную трубу, это может быть просто катастрофой.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. У меня вопрос к обоим гостям. Наша нынешняя демократия, она такая притворная, имитационная – это мое личное мнение. Вот с такой формой демократии можем ли мы претендовать наступление в Европейский союз?



Андрей Богданов: Спасибо за вопрос. На то мы и существуем, чтобы развивать. Нашей демократии всего 15-17 лет, а западным демократиям сто-двести. Все, что мы прошли за 15-17 лет, они проходили за сто-двести лет. Поэтому да, надо чуть-чуть подождать, надо поработать и все будет у нас с демократией нормально. В первую очередь, я считаю, что у нас демократия наступает тогда, когда все игроки на этой общественной площадке договорились. А такой общественный договор среди политических элит, он, я вижу, что подходит к завершению. И как только такой договор будет, я уверяю, что демократия будет супер. Еще будут завидовать на Западе нашей демократии.



Владимир Кара-Мурза: Способен ли Михаил Касьянов повторить путь Виктора Ющенко, которого тоже недооценивали в 2004 году, думали, что по правилам Януковича пройдут выборы, тем не менее, не тут-то было.



Владимир Буковский: Я думаю, это зависит целиком от нашего общества. Если общество, увидев фальсификации, обманы на выборах, которые вполне от нас естественно ожидать, зная пример только что прошедших думских выборов, если общество среагирует бурно, то вполне может это быть. Дело не в том, какой Касьянов и какой Ющенко, главное, что это люди, выступающие оппозиционно и что выборы, например, прошли нечестно. Вот этого достаточно для общества, чтобы настоять на своем мнении, на пересмотре результатов этих выборов, добиться изменений всего того, что произошло на Украине. В принципе, это зависит не от Касьянова - это зависит от населения.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Диану.



Слушательница: Добрый вечер, уважаемые господа. У меня два вопроса к вам. Первый вопрос: я хотела сказать, господин Буковский, поскольку вы не баллотируетесь в президенты, как бы узнать, у нас многие хотели бы отдать голоса Немцову или Касьянову, куда нужно обращаться? Второе, я хотела сказать, я предрекаю вам, что через сто лет вам, демократам, поставят памятник из золота за то, что вы сделали, что вы Россию бескровным путем повернули с одного пути и повернули все на более цивилизованный путь.



Владимир Кара-Мурза: Очевидно, радиослушательница хочет войти в инициативную группу или сдать свои подписи.



Владимир Буковский: Как я понимаю, у Касьянова, во-первых, на сайт. Я сегодня прочел, что у них сборщики подписей стоят по Москве, в нескольких точках Москвы, в том числе на Триумфальной площади они были сегодня. Не знаю, будут ли завтра или послезавтра, но сегодня были. Это я прочел на интернете. Так что просто стоят столы, стоят молодые люди с листовками, с материалами и так далее - это сразу видно. Я уверен, его штаб-квартира находится в Москве, нетрудно найти адрес, можно прямо туда пойти, там можно зарегистрироваться. Так что в принципе в Москве за Касьянова зарегистрироваться очень несложно.



Владимир Кара-Мурза: Могут ли одни и те же граждане отдать подписи за разных кандидатов?



Андрей Богданов: Хоть за всех, закон это позволяет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Валерия.



Слушатель: Добрый вечер. Во-первых, хотелось бы передать братский привет Владимиру Константиновичу Буковскому как ровеснику. Прятано слышать ваш голос, Владимир Константинович, и хотелось бы, чтобы вам была оказана не только моральная поддержка, но может быть в будущем придется при определенных обстоятельствах оказать и действенную вам поддержку, будем на это рассчитывать. У меня к вам вопрос такого рода: в России сложилась в последнее время, в последние лет десять такая традиция, что у нас наша демократическая журналистика поучает руководителей демократических партий не только в России, в частности, в Украине, в Грузии, как им завоевывать демократию. Поучения эти выражаются, как правило, в критике, не имеющей под собой ни малейших оснований.



Владимир Кара-Мурза: Вмешивалась ли российская журналистика в ход вашей предвыборной недолгой кампании?



Владимир Буковский: В мою никто не вмешивался, тем более, что я не вел предвыборной кампании. Пока кандидат не зарегистрирован, он не имеет права вести предвыборную кампанию. Я приехал со своим манифестом, с какой-то программой, я ее обнародовал, но кампании как таковой я не имел права вести. Пресса довольно, можно считать вмешательством, косвенным вмешательством тот факт, что, скажем, основные каналы телевидения полностью проигнорировали все, что делал я и другие оппозиционные кандидаты. Вот это можно считать вмешательством, пассивный отказ хоть как-то реагировать на это. Но со стороны мне никто никаких советов не давал.



Владимир Кара-Мурза: Еще можно вспомнить случай, что уволили из «Комсомольской правды» журналистку, которой поручили вас оболгать, она в этом раскаялась, вступила в вашу инициативную группу. Как пресса, порочит вас как-то как кандидата?



Андрей Богданов: Знаете, есть разная пресса. Поэтому у каждого человека есть былые, черные пятна. Нашли если вдруг серое пятно, ради бога. Нашли белое пятно, тоже ради бога. Надеюсь, что будут находить только белые пятна.



Владимир Кара-Мурза: Бывший председатель первой Государственной думы Иван Рыбкин, кандидат в президенты на выборах 2004 года, верит в сплочение оппозиции.



Иван Рыбкин: Сегодня все партии, олицетворяющие демократические идеалы, иные взгляды на жизнь в современной России, должны объединиться вокруг единого кандидата. В данном случае он есть – Касьянов. Если демократические силы будут едины в этом решении, то Союз правых сил, объединенная демократическая партия «Яблоко», иные организации объединяться все вместе, то подписи собрать можно. Только не тратить время на взаимные упреки, на критику, на размазывание буквально по тарелке недавних своих соратников, на втаптывание их в землю. Поэтому я пожелал бы успеха всем, кто в этом участвует. По крайней мере, своим сторонникам я в самом начале выборов в Государственную думу сказал, что надо помогать именно этому флангу.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Хочу напомнить товарищу Богданову, что Буковский диссидент советских времен и за то, что он демократ, он заплатил сполна. А вопрос у меня к Владимиру Буковскому. Вы помните советские выборы, я их так же помню. И сейчас вы посмотрели на выборы в России. Что является большей пародией на выборы - вчерашние советские или сегодняшние российские?



Владимир Буковский: Очень трудный вопрос. Дело в том, что и то, и другое было пародией. Когда вам говорят выбирать, как правильно тут вспомнили библейскую шутку насчет Адама, выбирающего себе жену, но это было действительно смешно. Ты приходишь на избирательный участок, а там одна фамилия – выбирай. Так что и то, и другое, конечно, насмешка. А теперь то, чего не было в советские времена - это принуждение, заставить придти, заставить проголосовать. Тогда уговаривали, тогда ходили по домам, по квартирам агитаторы и говорили: ребята, проголосуйте, мне домой надо идти, а меня не отпускают. Вот что было самое главное. И жалели их: ну что ж, ладно, проголосуем, иди домой. Вот такая была ситуация. Все понимали, что это чистая формальность, ничего не означающая. А теперь это принуждение страшное, давление, которое было оказано на думских выборах, совершенно беспрецедентное такого в советские времена не было.



Андрей Богданов: Еще год назад мы предлагали, чтобы в низах, в районах, в региональных организациях всех демократических партий собрались каждая партия, районная организация сама, определила какого-то делегата на общедемократический слет в Москве, и съехались бы именно регионалы и решили, на базе какой партии выдвигаться в Госдуму и лидером этой партии кто бы стал из более-менее известных людей. И мы предлагали тогда, я предлагал, что я готов уступить место любому, предоставить название Демократическая партия России, на мой взгляд, самое что ни на есть хорошее для такого момента. Никто на это не пошел. Насколько я помню, летом «Другая Россия» собиралась сделать праймериз. Что из этого получилось, все мы видели, по интернету следили. Сейчас, получается, идет выкручивание рук у лидеров разных структур этой «Другой России», чтобы они поддержали Касьянова. Я уверен, что если бы на съезде СПС поставили вопрос, будем ли поддерживать Касьянова, съезд бы не проголосовал. Я теперь понимаю, что это был финт ушами, выдвинули Немцова, который теперь будет со всех колоколен агитировать за Касьянова. Я уверен, что половина членов партии СПС не согласна с этим мнением. И после президентских выборов, я уверен, что будет формироваться на базе нашей партии или новая структура будет формироваться, и это здравое крыло СПС войдет в новую правую структуру. Я уверен, там есть здравые люди, с кем можно разговаривать без всяких революционных лозунгов.



Владимир Кара-Мурза: Считаете ли вы фигуру Касьянова, оставшуюся в списке, вынужденной или она как-то выкристаллизовалась естественным путем?



Андрей Богданов: Вы знаете, я с самого начала говорил, что это совершенно неважно. Сейчас неважно, в России начинается обсуждение кандидата примерно, как обсуждение невесты на сватовстве. Это совершенно неважно - это неправильный подход. Нам нужен кандидат, неважно какой, нужен один кандидат, у которого больше возможностей. Вот по принципу того, у кого больше возможностей, надо было действовать. Дело в том, что нынешняя власть никому не даст пройти, она уже все решила за нас, все определила и это идет речь просто о том, как не позволить превратить просто в спектакль, в фарс. Поэтому в такой ситуации совершенно неважно, кто - будет Немцов, будет Явлинский, будет Касьянов. Я не вижу в этом существенной разницы.



Андрей Богданов: А как же демократия, демократические процедуры, праймериз?



Владимир Буковский: Где же они у нас есть, дорогой мой?



Андрей Богданов: Внутри демократического лагеря, кто мешал летом провести праймериз, честно от каждой структуры выделить в комиссию как избирком по человеку, в каждом регионе выставить, напечатать бюллетени для праймериз с росписями членов комиссии, выставить урны в каждом городе, чтобы каждый желающий мог проголосовать. Подвести итоги и сказать: победил тот-то, тот-то. Кто мешал? Почему этого не сделали? Испугались.



Владимир Буковский: Никто ничего не пугался. Это просто трудно очень все сделать, нужна масса денег для этого, нужна масса организационных возможностей. Ни у кого их толком нет. Что значит праймериз? На Западе праймериз существует столетиями, там это уже работает, это выработанная система, а здесь ее еще нет, ее надо по ходу дела создавать.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG