Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О главных событиях уходящего года в России и на постсоветском пространстве беседуем с бывшим министром печати, главным редактором газеты "Новое русское слово" Сергеем Грызуновым



Владимир Кара-Мурза: Под занавес уходящего года принято подвести его главные итоги и выделить основные политические события, произошедшие в нашем отечестве и на постсоветском пространстве. Сегодня анализом старого 2007-го года и прогнозом на новый, 2008-й, займемся вместе с бывшим министром печати России, ныне главным редактором газеты «Новое русское слово» Сергеем Грызуновым. Как вы считаете, сузилось ли пространство свободной прессы в нашей стране и на постсоветском пространстве?



Сергей Грызунов: Я думаю, что да, сузилось. И подтверждения тому в последние уходящие дни 2007 года есть, скажем, самый последний случай с недопущением нашей коллеги, журналистки из еженедельника московского «Новое время» Натальи Морарь, она гражданка, как вы знаете, формально Молдавии. Ее не пустили, напомню нашим слушателям, не потому что она гражданка Молдавии, а потому что она опубликовала, по крайней мере, так уверяют коллеги логично, опубликовала несколько критических статей в адрес власти с доказательствами. И в результате не может вернуться в Россию, на работу в Москву. В середине года приблизительно похожая история произошла с руководителем фонда «Свободные медиа» госпожой Асламазян, она была вынуждена покинуть страну и сейчас живет в Париже. Когда я ехал к вам в студию, я услышал по радио информацию о том, что президент Азербайджана подписал указ, согласно которому он помиловал несколько осужденных несколько десятков осужденных граждан Азербайджана. К сожалению, в их списке не было наших коллег-журналистов из Баку. Вообще, к сожалению, я должен констатировать, что журналистское сообщество как таковое, к сожалению, исчезает и в России. Вы знаете, мало кого всколыхнул этот случай с нашей коллегой Натальей Морарь. Что-то с нами происходит, самоцензура. У нас ведь по закону о печати нет цензуры в стране, но в головах многих людей работает такой фильтр, который называется самоцензурой. Я считаю, что это очень опасное явление. Страна, которая декларирует демократический путь развития, обязана беречь статус журналистов, чего, к сожалению, повторяю, на постсоветском пространстве, особенно в странах Средней Азии не происходит.



Владимир Кара-Мурза: Вы в свое время руководили еженедельником «Московские новости». Удручает ли вас судьба этого издания?



Сергей Грызунов: Это вообще какая-то личная трагедия моя. Потому что много лет, когда я работал за рубежом долгие годы, я писал для этого еженедельника. Это издание, которое является символом свободной российской печати, в нем работали замечательные главные редакторы. И прошлогодняя смерть Егора Яковлева такой был сигнал к тому, что нужно в добрые хорошие руки отдать «Московские новости». Я очень надеюсь, что судьба этого еженедельника не прекратится с приостановлением газеты в будущем году. Я думаю, что сейчас идут очень серьезные переговоры, о которых мы пока знаем далеко не все, с целью спасти доброе журналистское имя.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Игорь Чубайс, директор Центра изучения России, с сожалением смотрит на происходящее.



Игорь Чубайс: Во-первых, у нас очень мало данных публикуется о состоянии экономики, о развитии экономики. Фактически информацию нужно собирать самому. Я знаю бизнесменов, которые мне еще полгода назад сказали: все, я пакую чемоданы, уезжаю в Швейцарию, больше здесь делать ничего нельзя. А проблема в том, что Россия становится закрытой страной, Россия становится замкнутой политической системой, а всякая закрытая система неизбежно ведет к кризису, к распаду, к катастрофе. Жизнеспособна только открытая политическая система, та, в которой идет живая нормальная дискуссия. Страна нуждается переменах, мы ждем перемен, мы требуем перемен. Но если выборы будут проходить по тому сценарию, который сегодня всем известен, значит перемен не будет. Есть немало свидетельств, которые говорят, что самые обездоленные люди, которые оказались в самом сложном материальном положении, которые лишены всего, они голосуют за «Единую Россию».



Владимир Кара-Мурза: Разочаровала ли вас роль прессы в прошлых парламентских выборах?



Сергей Грызунов: Во-первых, я бы не стал называть то, что происходило у нас, выборами, потому что мы были поставлены, я имею в виду российские граждане, перед очевидным фактом того, что выбирать им было не из чего особенно. Были назначены полторы партии, которые и прошли в думу. Пресса, я говорил об этом эффекте самоцензуры. Пресса, функцией которой является критическое отношение к информации, комментирование ее, к сожалению, в большей своей части плыла по течению, за небольшим исключением. Я думаю, что ни власти, ни обществу не надо рассматривать журналистов как инструмент для того, чтобы власти как свой собственный инструмент для достижения этой власти, а обществу как источник каких-то жареных фактов. К сожалению, я вынужден согласиться с вами, пресса не была на высоте, что касается освещения выборов. Вы знаете, наш последний номер, нашего еженедельника, который мы выпустили три дня назад вместе с новогодними поздравлениями, наш собкор из Кишинева Светлана Бурлак, известная журналистка, написала, имея в виду свою страну, я процитирую ее: «В строящихся недоразвитых демократиях журналистов не слишком жалуют, оказывают на них давление, не предоставляют нужной информации, вынуждая рыться на политических и экономических помойках». Не могу не согласиться с моей коллегой.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Станислав Белковский не ожидал сюрпризов от кремлевских политтехнологов.



Станислав Белковский: Я всегда считал, что Владимир Путин ни за что не возглавит список партии «Единая Россия», поскольку президент в российской политической системе традиционно стоит над партиями, является внепартийным и надпартийным. И царь, каковым является Путин с точки зрения русского политического сознания, никогда не возглавит партию ненавистных народу бюрократов. Здесь я ошибся. Эта ошибка объясняется деградацией политической системы современной России, деградацией власти, которая принимает решение, не исходя из своих стратегических или тактических интересов, а просто исходя из мелких прихотей и тактических сценариев, преследующих весьма краткосрочные цели.



Сергей Грызунов: Я продолжил бы мысль политолога. Мне кажется, что мы, я имею в виду нашу родину, Россию, мы возвращаемся в эпоху показного единомыслия. У нас многопартийность возникла из раскола прежней властной верхушки, а не из политических движений. Я думаю, что наши политические партии - это продолжение фракции советской номенклатуры. Вот этим они очень отличаются от западных партий, которые возникли для выражения массовых групповых интересов, каких-то слоевых или региональных. Поэтому наши партии, по-моему, никак не связаны с тем, что мы называем политическими движениями или борьбой идей. Вот эти сверхвысокие цифры победившей партии, «Единую Россию» я имею в виду – это такая символическая демонстрация лояльности власти первому лицу в государстве, показатель того, насколько эффективно было организовано выражение массового одобрения. Поэтому я думаю, что у наших выборов, то, о чем вы говорили, совершенно иной смысл и не надо путать внешнюю демократическую форму и реальные механизмы российской власти.



Владимир Кара-Мурза: Как вы восприняли сегодняшнюю инициативу группы военачальников наградить действующего президента званием Героя России?



Сергей Грызунов: Знаете, я воспитывался и вырос в Советском Союзе, помню генерала Варенникова, одного из подписантов этого предложения, как очень известного и заслуженного ветерана Великой Отечественной войны. И мне, честно говоря, было стыдно за то, что то ли ему подсказали, то ли у него самого появилась такая идея. Мы все помним иконостас на груди генерального секретаря Центрального комитета коммунистической партии Советского Союза Леонида Ильича Брежнева, который обожал эти цацки и его окружение льстивое уже не знало, чем порадовать генсека. Он был у нас многократным Героем Советского Союза, социалистического труда, ему даже бриллиантовую звезду, Орден Победы вручили в общем-то полковнику, комиссару в годы Великой Отечественной войны. И так далее. Ему, мы помним, что ему было тяжело носить, когда он выходил в мундире, он немножко стоял под большим градусом по отношению к поверхности земли. И еще одна странная вещь происходит, когда я увидел фамилию Варенникова. Дело в том, что его организация, где он сейчас работает, находится по адресу Красная площадь, дом номер пять. И из этого здания последнее время какая-то непонятная информация настораживающая выходит, связанная именно с генералом Варенниковым. Совсем недавно, вы помните, наше политическое и экономическое сообщество было шокировано интервью такого молодого Хлестакова Олега Шварцмана, совершенно никому неизвестного человека, но теперь мы даже, не запинаясь, цитируем его имя, который рассказывал о борьбе внутри кремлевских кланов, о планах реприватизации и причем все это делалось под крышей организации ветеранской генерала, заслуженного генерала Варенникова. Вот теперь такой второй, как мне кажется, очевидный прокол. Боюсь, что это кто-то из недоброжелателей нынешней власти такой плохой дал совет. Я с большой иронией отношусь к этому предложению. И я очень надеюсь, что у наших руководителей хватит чувства юмора мягко не согласиться с этим предложением.



Владимир Кара-Мурза: У нас была передача, посвященная интервью Шварцмана, в ней участвовал Валентин Варенников, и он попытался как мог отмежеваться, хотя не очень у него это ловко получалось. Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Вообще, если честно, у меня не вопрос, у меня скорее реплика. 8 лет прошло, что я наблюдаю? В течение 8 лет я наблюдаю, как постепенно улетучивается цивилизованность, во-первых, нашей власти, во-вторых, страны в целом. В самом начале, о чем нам говорили? Нам говорили о диктатуре закона, о том, что спецслужбы совершенно иные, что вы, не бойтесь. Нынче о диктатуре закона никто не говорит. Вместо суда мы сейчас имеем пародию на закон, вместо выборов, то же самое имеем пародию. Я наблюдаю, как моя страна постепенно превращается в лагерную зону.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Игорь Бунин прогнозирует спад нефтяного бума.



Игорь Бунин: Процветание, связанное с нефтью, период жирных коров, я думаю, еще продолжится в эту легислатуру, в эти четыре года, потому что сейчас цены на нефть около ста долларов, могут перейти этот порог. И поэтому это серьезный резерв. Другое дело, что Россия пока мало модернизирована и если она потеряет нефтяные деньги, то возникнет много проблем. Хотя есть и резервы, и ресурсы, и «подушка безопасности» в виде специального фонда. Но пока не произошло развития других отраслей. Часть прироста, действительно обеспеченного другими отраслями, но видимо, этот прирост одновременно происходит как производная от развития нефти.



Сергей Грызунов: Я бы начал с комментария нашего слушателя, который говорил перед уважаемым политологом. Я тоже все время думаю об этом и газета наша занимается постоянно, кто же несет ответственность за происходящее, точнее за то, чем недоволен был наш слушатель. Я думаю, попытаюсь ответить на этот вопрос. Вообще могли ли западные принципы построения власти демократические пустить корни в таком обществе, как российское. Дело в том, что мы всего лишь насчитываем 16 лет со времен после крушения коммунизма. Я думаю, если отвечать честно на этот вопрос, то, наверное, надо ответить «нет». Потому что ответственность лежит в этом случае, конечно же, не на народе, а на власти. А что касается Бунина, он умный человек мы знакомы с ним и я всегда с удовольствием слушаю его комментарии, соглашусь. Хочу сказать, что рано или поздно огромные инвестиции, которые вкладываются сегодня в сырьевую российскую экономику, скажут свое слово. Неизбежно цены на нефть и газ будут падать. И тогда наше общество окажется в условиях жизни новых реалий, и будет ли оно к нему готово, я сомневаюсь. Потому что до сих пор, мы с вами, Владимир, живем в Москве, здесь уровень жизни гораздо выше, а провинция, не знаю, ездите ли вы по провинции, я достаточно часто, вижу, что живет очень тяжело. Периферия, кстати, за эти 16 лет так и не оправилась от развала советской системы социального обеспечения. Там ведь люди, других возможностей у них нет выхода из кризиса, они все время ждут помощи у государства. Поэтому складывается такая парадоксальная ситуация: власть разрушила советскую систему, разрушила псевдокоммунистическую систему, люди этим крайне недовольны, но в то же время постоянно все время надеются на власть, что она эту систему восстановит, больше им надеяться и не на что. Конкретно, посмотрите, сейчас предложили, все мы обсуждали эту информацию нашего руководства о том, что нужно увеличить минимальную зарплату до уровня прожиточного минимума с первого декабря, это российское правительство собирается сделать. Вы помните подсчеты российских статистиков, что в среднем по стране прожиточный минимум сейчас составляет 5930 рублей, а в 2008 году он превысит 6000 рубеж. Моя мама, которая работала всю свою жизнь, она экономист по профессии, ее пенсия гораздо ниже прожиточного минимума. Если бы не я, она умела бы, если не с голоду, то от того, что у нее просто не было бы… У нее 31 декабря день рождения, уже немало лет, и она в силу своего состояния, слава богу, жива-здорова, но лекарств очень много приходится покупать. Мы сели, посчитали, если бы не я, она, конечно, не смогла бы вести нормальный образ жизни. Так что претензий, согласен, с Буниным будет немало.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. Тем не менее, наши мамы идут и голосует за «Единую Россию». Извините, такая реплика: нам то тысячу лет новгородскому вече, то 16, то мы Сталина никак не можем утихомирить и успокоить то еще что-то. Вопрос такой: уважаемый гость, не очень ли такие схемы очень сложные для нашего избирателя? У нас царь и есть царь, а тут получается, что и царь, и наследник, два в одном. Может это и кончится не очень интересно.



Владимир Кара-Мурза: Говорит о живучести монархических традиций на нашем пространстве постсоветском.



Сергей Грызунов: Мы начали на эту тему говорить. Я бы не стал, сейчас последние социологические опросы говорят о том, что рейтинг начал зашкаливать у Медведева. И вот я почувствовал критическое отношение в словах нашего собеседника. Я бы предложил ему и нам, журналистам, подождать каких-то скороспелых выводов, подождать, пока Медведев не станет президентом формально, а он, безусловно, им станет, тут никаких неожиданностей не произойдет. Посмотрим за его первыми шагами, что он предпримет, что он будет делать и тогда будем давать ему оценку. Накануне своего визита к вам в студии я попросил корреспондентов нашего еженедельника, они у нас работают во всех столицах государств, которые раньше 16 лет назад назывались столицами союзных республик, чтобы они прислали коротко информацию о самых главных событиях уходящего года в своих странах. С некоторыми из них я хотел бы поделиться с вами. Вот, например, для Молдавии, пишет наш корреспондент, таким событием можно назвать долгожданное возобновление поставок вина в Россию. Главное событие года в Грузии - это силовой разгон мирной акции оппозиции 7 ноября и последовавшие за этим досрочные выборы президента. В Латвии это рекордная инфляция, которая превысила 13% и привела к отставке правительства. Я когда прочитал это, подумал, что у нас инфляция подбирается к 12%. Выборы, безусловно, были в Узбекистане, в России в Украине. В Эстонии мнения разделились, одни считают, что главное событие - это вступление в Шенгенскую зону, другие полагают, что история скандальная с переносом Бронзового солдата. Я когда все это читал, почему-то думал, что если бы меня спросили, я бы назвал этот уходящий год годом театра. Я очень люблю театр. И можно говорить о том, что в России жанром была трагикомедия, фарс Туркменистан и Узбекистан, где были выборы. Дежавю в Грузии - Бадри Патаркацишвили в роли Березовского, соцреализм в Белоруссии и так далее.



Владимир Кара-Мурза: Игорь Чубайс, директор Центра по изучению России, ждет откровенного разговора о проблемах страны.



Игорь Чубайс: Важнейшим фактором политической экономической системы является у нас, к сожалению, коррупция. И когда масштаб взяток равен масштабу государственного бюджета или полбюджета уходит в коррупцию - это значит, что дальше выстраивать отношения на это принципе нельзя, значит дальше должно что-то происходить.



Сергей Грызунов: Недавно я пригласил достаточно известного в России человека, моего товарища, не побоюсь вам признаться, друга Георгия Сатарова, в свое время помощника Бориса Николаевича Ельцина, который занимался внутренней политикой в стране. Сегодня он очень активно занимается борьбой с коррупцией. Я пригласил его в Московский государственный институт международных отношений, где у меня мастер-класс, к своим студентам-второкурсникам, где он рассказывал им об уровне коррупции в нашей стране, характеризуя его как очень высокий. И вы знаете, я понял, что этот вопрос очень интересует молодое поколение. Этим ребятам, моим студентам 18-19 лет, казалось бы, у них должны быть другие интересы – танцы, автомобили. МГИМО - престижный институт. Нет, коррупция - это одна из главных тем, которая их волнует. К сожалению, надо согласиться с Игорем Чубайсом, это язва, которая разъедает наше общество, потому что, выражаясь ленинским языком, низы прекрасно видят, как воруют верхи и позволяют по всей вертикали себе делать то же самое. Самые тяжелые последствия, по-моему, это то, что происходят в наших правоохранительных органах такие случаи коррупции. На бытовом уровне мы сталкиваемся, вы ездите за рулем, я тоже, сталкиваемся с тем, что делают работники наши, поборы дорожной милиции. В общем проблема реальная, проблема, которая растет. И при этом, если мы говорим о правоохранительных органах, к сожалению, мы параллельно наблюдаем, что они не занимаются своим прямым делом. Уровень преступлений, уровень уголовных преступлений в стране отнюдь не уменьшается. Более того, мы постоянно слышим о том, что не раскрыты очевидные преступления. Недавняя смерть банкира, связанного по рукам и ногам, выясняется, что это было самоубийство, но мало кто в это поверит.



Владимир Кара-Мурза: И потом еще один застрелился якобы. Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Поздравляю всех в студии Радио Свобода с новым годом. У меня вопрос к гостю Владимира. У Осипа Мандельштама есть программное стихотворение: «Мы живем, под собою не чуя страны». Прошедшие выборы и последующие показывают, что страна снова вернулась в это состояние. Но это состояние болота, оно уже привело однажды к развалу Советского Союза. Как вы думаете, если это состояние не изменится, ждет ли подобная участь и Россию?



Сергей Грызунов: Я бы сначала продолжил тему коррупции. Вы знаете, меня поразило интервью, которое было недавно опубликовано в газете «Газета», это интервью полковника КГБ Владимира Рубанова. Вы должны его помнить, он был заместителем руководителя Совета безопасности, очень квалифицированный и толковый специалист. Так вот, мы говорили о коррупции в силовых структурах, его спросили, какие меры могут победить коррупцию в силовых структурах. Господин Рубанов отвечает: помимо гражданского контроля нет никаких других мер. Коррупция не протекает на площадях, она там, где темно, где нет света общественности. Поэтому для того, чтобы победить коррупцию, нужен контроль общества над властью. И кроме того, безусловно, я бы добавил, эффективная независимая судебная система. Вот у нас, к сожалению, общество сегодня, гражданское общество, увы, мы этому свидетели, все больше и больше перестает быть обществом, а становится населением. Вот это один из, по-моему, печальных итогов уходящего года.



Владимир Кара-Мурза: Сейчас коррупционные скандалы, связанные с членами Совета федерации, это некогда был орган, который объединял всю Россию. Вернемся к вопросу радиослушателя, грозит ли России распад, если не преодолеть коррупционную волну?



Сергей Грызунов: Почему бы и нет? Потому что если нравственные принципы исчезают у людей, тут недалеко, конечно, и до самых печальных последствий. Поэтому можно допустить такой вариант развития событий. Очень бы не хотелось, потому что раз уж мы себя называем великой страной, великой державой, империей, если хотите, то империя - это ведь та страна, то государство, которое присоединяет к себе новые территории, новые народы. Безусловно, это происходило не всегда военным путем, но и добровольно. Мы как шагреневая кожа уменьшаемся в пространстве. Я не имею в виду распад Советского Союза. Распад Советского Союза, с моей точки зрения, это абсолютно логичный итог деятельности коммунистической партии Советского Союза, которая никогда ничего сама создать не могла.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Знаете, и коррупция, и жалкое состояние гражданского общества, и то, что корреспонденты забыли про свой долг, а как говорится, быть бы живым после того, как идет массовый отстрел корреспондентов, их ни в коем случае нельзя обвинять в том, что они делают. Все это, к сожалению, является следствием того, что захватив власть, сделав такую структуру, наше руководство, оно и не хочет, и не в состоянии этим государством руководить. Не в состоянии срочно исправлять экономику и делать все остальное. А этим фактором, который это подчеркивает, является последняя новость, которая, мне кажется, новостью года, когда мы официально провозгласили правомочность сталинских репрессий. Это говорит о том, что мы не боимся мнения Запада и так далее.



Владимир Кара-Мурза: Намекает слушатель на новый учебник истории.



Сергей Грызунов: Да, это, конечно, очень серьезный момент. Я бы не стал тоже поддаваться панике. Последняя информация нам говорит о том, что этот учебник не стал обязательным для подрастающих поколений, он апробируется, издан небольшим тиражом несколько тысяч экземпляров, хотя это уже немало. И наверное, будет дана критическая оценка. Потому что, конечно же, это недопустимо - ревизия исторического места Сталина в истории России.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Игорь Бунин предвидит возникновение новых подковерных конфликтов.



Игорь Бунин: Эти конфликты, естественно, не изменят общего направления развития российского общества, но создадут некую предпосылку для более олигархического правления, не правления, построенного на вертикали, а более многополюсного. А многополюсное олигархическое правление всегда предпосылка для восстановления в будущем, естественно, демократии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Господин министр, десять лет тому назад в Бейруте не дали одному претенденту на место президента время, и весь Бейрут, все сторонники поднялись среди ночи. Бесновались до утра. А наш глухонемой Герасим полоумный проголосует за Зурабова. Вы сказали, Медведев обязательно будет. Конечно, будет. Скажи Путин, что Зурабов хороший, такой, сякой, и непременно все проголосуют.



Владимир Кара-Мурза: В пору когда был наш гость министром печати России, то все политические силы имели примерно равные шансы на участие в информационном пространстве.



Сергей Грызунов: Вы знаете, раз нашего слушателя так волнует тема наследства, наследия, то в сегодняшнем номере газеты «Московский комсомолец» блестящий анекдот опубликован, не знаю, читали газету или нет. Позволю рассказать нашим слушателям, не все, к сожалению, покупают эту газету. Так вот он такой, что у сотрудника администрации президента Сергея Геннадиевича под новый год родился сын и счастливый папа назвал его Дмитрием Анатольевичем. Слава богу, что у наших коллег журналистов есть достаточно много самоиронии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Николая радиослушателя из Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, не кажется ли вам то, что за период путинской власти коррупция была причиной, пятьсот тысяч почти чиновников, именно аппарат бюрократический заняли кресло в стране. Это вообще причина одна из коррупции.



Владимир Кара-Мурза: Рост числа чиновников, когда вы работали в министерстве печати, я недавно там был, наша гильдия собиралась, так там кабинетов рабочих раз в 20 стало больше, всяких подотделов. Даже в вашем одном взятом министерстве в несколько раз вырос аппарат.



Сергей Грызунов: Это значит, что плохо работаем мы, журналисты. Вообще, я помню, когда я уходил с работы из правительства, у меня, конечно же, было раздвоение личности, потому что я не профессиональный чиновник, я журналист, и я всегда играл, не имея на это право, играл всегда на стороне журналистов, безусловно. Хорошее наблюдение нашего слушателя, я с ним могу только согласиться. Чиновник, помните, испокон веков в России всегда был взяточником. Были времена, когда недавно в клубе «Что? Где? Когда?» вопрос такой замечательный: зачем у чиновника на рабочем столе была горочка песка? Никто не мог догадаться. А это для того, чтобы деньги засовывать в песок, чтобы никто не видел.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Александра.



Слушатель: Добрый вечер. Знаете, хочу поделиться своими впечатлениями. Я большую часть этого года прожил вне России, вернулся пару месяцев назад и впечатление просто ужасное. Я вижу, что нормой жизни в России стала ложь. Лгут все, начиная от Путина, Чурова, Грызлова и ниже все. По телевидению, по радио. И такие понятия как честность, порядочность, честь, они просто исчезли из лексикона. Я эти слова не слышал за эти два месяца, что я здесь, ни разу.



Сергей Грызунов: Печальное очень наблюдение. Вы знаете, надежда все-таки есть о том, что честь - это не уходящее свойство россиянина. Я опять же вернусь к своим студентам из МГИМО. Мы постоянно с ними анализируем события внутри и вне страны. И они пишут мне по моему заданию свои сочинения. Я процитирую, что написала моя студентка, ее зовут Даша Мазаева: «Лично меня в детстве родители научили не только тому, что нельзя брать конфеты у незнакомца, ковырять в носу, а еще и тому, что нужно быть гражданином своей страны, соблюдать законы и иметь свою гражданскую позицию, которая прежде всего должна выражаться в чувстве ответственности за ее будущее. Раз в четыре года я имею право выразить недовольство власть предержащими на выборах. Как долго я ждала того момента, чтобы выполнить свой гражданский долг и сходить на выборы. Я агитировала своих друзей и знакомых идти на выборы и объясняла им, что важен голос каждого. Но как жестоко я ошибалась». Вот человек очень критически относится к этому. Я думаю, что с честью и совестью у этой девушки все в порядке.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Вадима.



Слушатель: Ваш гость сегодня опытный журналист, и он когда был министром в правительстве Ельцина, по-моему, вы были близки и знакомы с Горбачевым. Скажите, почему Горбачев молчит, который начал все эти перемены? А нынешняя власть поливает этот период, Горбачева, Ельцина. И второй вопрос: вы и ваш друг Сатаров, вы же опытные действительно пропагандисты, научите Каспарова, Немцова, как надо вести, как нужно этим делом заниматься.



Сергей Грызунов: Я очень надеюсь, что и Каспаров, и Немцов нас сегодня слушают, мы их всегда слушаем, и примут ваши критические замечания к действию. А что касается фигуры Михаила Сергеевича Горбачева, да, я имею честь быть знакомым с ним. Не могу с вами согласиться, он не молчит, он не молчит, во-первых, хотя бы потому, что Михаил Сергеевич является одним из спонсоров, инвесторов свободной печати в России. К сожалению, так получилось, что фигура Горбачева гораздо более известна в наши годы и популярна за рубежом, чем на родине. Вообще это проблема каждой власти, которая начинает заниматься ревизией предыдущего периода, у старой власти два выхода в нашей истории было: либо эту власть сразу подвергают остракизму, как это было во времена Никиты Сергеевича Хрущева, скажем, или с некоторым запозданием, я имею в виду Ленина, Сталина или Брежнева. Поэтому я бы не стал так критически к Михаилу Сергеевичу относиться. Я думаю, что история даст ему, безусловно, положительную оценку.



Владимир Кара-Мурза: Памятуя о том, что и Горбачев, и Ельцин объявили о своих отставках в своих новогодних обращениях, политолог Станислав Белковский не ждет сенсаций от новогоднего обращения президента Путина.



Станислав Белковский: Если Владимир Путин, а такая возможность еще не исключена, захочет уйти со своего посла досрочно, то он должен сделать это и объявить об этом днем 31 декабря, но не в тот момент, когда русский народ, поднимая бокал шампанского и пытаясь не подавиться салатом «Оливье», смотрит на своего нынешнего уходящего президента. Да, Путин скажет о том, что прошлый год был сложным, но успешным, следующий еще сложнее, еще успешнее, чтобы он был успешнее и не таким сложным, надо поддержать преемственность власти. Но никаких скандальных заявлений, которые могли бы помешать слегка подвыпившему народу раскрутиться по полной программе и отдаться стихии новогоднего праздника, не будет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Вот фразы «общественный контроль общества», «поставить под общественный контроль», они уже навязли в зубах - это общераспространенное выражение. Но конструктивна не слышно. То есть нет способов реализации этих механизмов. Насколько я знаю, скажем, Георгий Сатаров успешно проводит статистики, во сколько раз подорожала коррупция, сколько средняя взятка и так далее. Не могли бы вы указать, может быть сайт, на котором конструктивные меры. Скажем, можно было бы предложить, которыми можно было бы бороться. Например, должны быть открыты бюджеты областей, городов и не просто отчеты, а скажем, в реальном времени открыты, потому что это бюджетные деньги и каждый мог бы поглядеть в интернете и так далее. Куча механизмов, которые можно было бы предложить и бороться за их воплощение.



Сергей Грызунов: Хорошее предложение, давайте подумаем. Коррупционные скандалы, точка в них, ни в одном из скандалов, о которых мы говорили, не поставлена. Потому что общество, все-таки я должен сказать и минус поставить нашим общественным настроениям, не следит, не настаивает на том, чтобы знать всю правду до конца. Например, ваш гость сегодняшний Белковский, он назвал какую-то астрономическую цифру - 40 миллиардов состояние, личное состояние российского президента, в акциях, неважно. Но мы все прекрасно видели декларации, которые дают высшие чиновники о своих доходах в конце года. Почему Кремль в таком случае резко не ответит тому же политологу, правда это или нет. Потому что разница гигантская. Общество тоже ждет ответа.



Владимир Кара-Мурза: Не только чиновники, вице-спикеры Слиска и Володин, они писали в декларациях о доходах, когда в думу шли, совсем не то, что оказалось на самом деле. Когда начались скандалы в их акционерных обществах, выяснилось, что это мультимиллиардеры. Поэтому даже не в декларациях о доходах, а в документах, представленных в Центризбирком. Слушаем вопрос москвички Елены.



Слушательница: С наступающим новым годом, здоровья, всех благ. Я хотела такой вопрос задать: нам Путин предложил Медведева. Вы знаете, что происходит: мы встаем, просыпаемся с Медведевым по телевидению, завтракаем с ним, обедаем с ним, ужинаем с ним и спать ложимся с ним. Даже походку он копирует путинскую. И мы все кричим, шумим, 80% отдают Медведеву. А не кажется вам, скажи завтра Путин: вы знаете, я передумал, я хочу вам предложить Ксюшу Собчак. И вы знаете, мне кажется, 80% скажут: да, мы будем голосовать за Ксюшу.



Сергей Грызунов: Вы мне напомнили анекдот, мрачный анекдот советских времен, когда в 37 году расстрельная бригада приезжает в отдаленный колхоз и говорит колхозникам о том, что завтра на площади перед клубом будет массовое повешение. «Есть вопросы?», – спрашивает в зал. Тишина. Все опешили от этого объявления. «Повторяю, - говорит человек из райкома, - есть вопросы?». Поднимается рука с заднего ряда: «Веревку с собой приносить?». Надеюсь, что эти времена прошли, что этот мрачный анекдот из мрачного нашего прошлого, что впереди нас, наверное, ждет что-то иное. Правда в том, что, думаю, что, безусловно, наша слушательница права, угроза застоя для нашей России существует. И эта угроза еще более будет очевидна, если во власти после президентских выборов по сути ничего не изменится. Если Медведев будет не просто зиц-президентом, как некоторые считают, а реальной главой государства, вот тогда какие-то перемены обязательно произойдут. Я думаю, что в России не все так мрачно, как может показаться с первого взгляда.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте, господа. Во-первых, я бы хотел перед тем как задавать вопросы, немножко прокомментировать первое высказывание господина Белковского, что, мол, царь должен быть над партиями. Это неконституционно, это по конкретному поводу так сложилось. В свое время государь-император почти как Путин пришел на собрание одной партии Союза русского народа и сказал, что их цели ему очень близки. Но буквально через несколько недель они попались просто на уголовщине.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, станут ли президентские выборы главным событием наступающего года?



Сергей Грызунов: Безусловно, для России они станут, не только для России, но и для всего мира. Потому что, конечно же, сегодня когда мы, к сожалению, начинаем конфликтовать с центрами, власть имущими на Западе и в Брюсселе, и в Лондоне, и в Вашингтоне, очень важно, чтобы новое руководство страны попыталось снять, как мне представляется, это напряжение. Вообще, вы знаете, у меня сегодня такое настроение, все-таки осталось до нового года совсем немного, я не могу назвать его благостным, но не хотелось бы ворчанием заканчивать нашу передачу. Я бы хотел воспользоваться случаем и поздравить всех наших коллег-журналистов и нашего еженедельника, и всех, кто работает далеко и пожелать им всего самого хорошего, исполнения всех желаний.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG