Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Состояние нашей планеты




Ирина Лагунина: Основной итог 2007 года, по мнению слушателей и читателей нашей итернет-страницы svobodanews.ru , состоит в том, что глобальное потепление, наконец, признано научным фактом. Именно за это научное обоснование Межправительственная группа ученых, под эгидой ООН исследовавших климатические изменения, вместе с Элом Гором получили в минувшем году Нобелевскую премию мира. Откровенно говоря, мы полностью согласны с нашими слушателями и читателями. И вряд ли есть другая тема, который мы уделяли бы больше внимания. Экономика, культура, быт, питание, безопасность, наши кошельки, в конце концов, - все это зависит от климата. Специальный выпуск программы сегодня посвящен состоянию нашей планеты.



Я съездил на Северный полюс. Я проплыл под ледяным покровом на атомной подводной лодке. С тех пор, как в 1857 году началось патрулирование этой зоны, они с помощью радара проводили замеры толщины льда, потому что они могут всплыть на поверхность только в тех районах, где толщина льда составляет метр или меньше. Так что они методично составляли карту, но не публиковали ее, потому что материалы были засекречены в интересах национальной безопасности. Я поехал на север, чтобы убедить их рассекретить данные. И вот что я обнаружил. Начиная с 70-х годов происходит стремительное сокращение объема и толщины арктического ледяного купола. За 40 лет он исчез на 40 процентов. А новые исследования сейчас показывают, что через 50-70 лет в летнее время льда вообще не будет.



Ирина Лагунина: Это отрывок из фильма Эла Гора «Неудобная правда». Накануне получения премии Гор ездил в штат Колорадо, встречался с Конрадом Штеффеном, директором объединенного института исследования окружающей среды в Университете Колорадо. Ученый провел 15 весен в Гренландии.



Конрад Штеффен: Именно так. Я езжу в Гренландию, начиная с 1990 года, когда я установил там, на ледяном покрове, исследовательский лагерь, чтобы исследовать климат и ледник, покрывающий остров. В начале 90-х годов температура была ниже обычной. То есть в те годы было больше осадков и меньше талого льда. Но начиная с 95-98-го годов период таяния стал более продолжительным. Спутниковое наблюдение за этим районом началось в 1978 году. И оно ведется ежедневно. По нему мы можем измерить районы и масштаб таяния льда. Фотографии со спутника показывают, что за эти годы льда стало на 30 процентов меньше. И в особенности за последние десять лет – каждый год приносит рекорды. Сначала мы думали, что 2005 год был особенно плохим. Но и в 2007 году ледник растаял на 10 процентов больше, чем мы когда-либо регистрировали, начиная с 1978-го.



Ирина Лагунина: Как тает лед? Ведь он настолько плотный, что похож на камень.



Конрад Штеффен: Он почти как камень, вы правы. И он занимает огромную территорию – более 2 тысяч километров с севера на юг и почти 500 километров с запада на восток. Так что объем льда огромен, это самый большой ледяной покров в северном полушарии. И если погрузить весь этот лед в океан, то уровень воды на земном шаре повысится приблизительно на 6 с половиной метров. Что мы сейчас видим? Спутники показывают поверхность, на которой лед начал таять. Они регистрируют именно масштаб, а не объем таяния. Но в 2003 году НАСА запустила специальный спутник, с которого можно измерить и объем льда. Это делает параллельная группа в моем институте. Они только что опубликовали отчет, в котором говорится, что каждый год мы теряем около 180 гигатонн льда. Трудно себе представить, какой это объем на практике. Но давайте возьмем все ледники в европейских Альпах. Они составляют около 100 гигатонн. То есть объем растаявшего льда в Гренландии в 1,8 раз превышает объем всех альпийских ледников. И эта вода уходит в океан.



Ирина Лагунина: Конрад Штеффен, директор объединенного института исследования окружающей среды в Университете штата Колорадо. Отрывок из фильма Эла Года «Неудобная правда».



Антарктида – самый большой кусок льда на планете. Мой друг сказал мне в 1978 году: смотри, если в шельфе Антарктики появятся трещины, это – признак глобального потепления. Если посмотреть сегодня, то лед откалывается по всему периметру Антарктида. И все это произошло за последние 15-20 лет. Давайте возьмем только один пример – залив Ларсона. На фотографиях с воздуха видны небольшие черные озера. Создается впечатление, что мы смотрим через лед на океан, который находится под ним. Но это не так. Это просто талая вода, которая собирается в озера на поверхности льда. Если бы вы летели над Антарктидой, вы бы увидели эти озера с высоты 200 метров – настолько они большие. Вдали – горы, а перед горами – континентальный шельф. Это – плавучие льды. А ближе к горам – лед, покрывающий землю. От залива до год – около 35 километров. Исследователи думали, что этот лет не сдвинется в ближайшие 100 лет, даже при глобальном потеплении. Но ученые пришли в шок, когда увидели, что, начиная с января 2002 года, и в течение 35 дней этот лед полностью исчез. Они не могли понять, каким образом этот лед мог растаять с такой скоростью. Они пытались проанализировать, в чем состояла их ошибка. И вот тогда они обратили внимание на эти озера талой воды.



Ирина Лагунина: Вернусь к разговору с Конрадом Штеффеном, директором объединенного института исследования окружающей среды в Университете Колорадо. В Гренландии процессы выглядят так же?



Конрад Штеффен: Да, очень похоже. На самом деле Эл Гор месяца полтора назад приезжал в наш институт в Колорадо, и мы снабдили его последними данными исследований. Отличие состоит в том, что в Гренландии в намного большей степени, чем в Антарктиде, лед тает на поверхности. Вода тяжелее льда, именно поэтому она находит трещины в ледяном покрове и уходит все глубже и глубже вниз. А когда происходит такое бурное таяние, как в последние годы, это уже не тоненькие ручейки, это реки, которые проходят через ледяной покров. Мы называем их мельницами. Затем эта вода собирается под ледяным покровом и приводит к сползанию ледников с острова в океан. Мы исследовали это движение льда, особенно в такие жаркие летние периоды, как были в последние 10 лет. Мы заметили, что скорость сползания льда может увеличиваться в полтора раза. Ледники сползают в воду и раскалываются, образуя айсберги. Именно поэтому мы в последнее время и теряем такой объем льда.



Ирина Лагунина: Каковы будут последствия, если вся эта масса льда на полюсах растает?



Конрад Штеффен: В докладе, который подготовила группа ученых, изучающих под эгидой ООН изменение климата, говорится, что, основываясь на нынешних знаниях – то есть на знаниях на 2006 год – к концу века уровень воды в мировом океане повысится приблизительно на 55 сантиметров. Этот доклад основан только на данных таяния льда с поверхности Гренландии и других ледяных покровов. Но мы в последние годы заметили – и не только в Гренландии, но и в Антарктиде – что лед тает не только с поверхности. Мы заметили, что он сползает в океан, ломается на куски и тает. Если этот ускоренный процесс потери льда продолжится, то наш прогноз: уровень мирового океана может повыситься почти на метр, то есть в два раза больше, чем утверждается в докладе. Метр не выглядит так устрашающе, если вы живете в центре какого-то континента. Но в прибрежных районах, где живут миллионы людей, жители должны уже сейчас думать о том, как смягчить удар природы. Потому что один метр повышения может означать на практике – при шторме – повышение на несколько метров. Прибрежные районы могут быть затоплены, как и небольшие острова, лишь на несколько метров возвышающиеся над уровнем моря. Так что я предвижу очень серьезные последствия, если все будет развиваться, как сейчас.



Ирина Лагунина: Из фильма Эла Гора «Неудобная правда» - компьютерная модель повышения уровня мирового океана и, соответственно затопления прибрежных районов.



Вот что произойдет с заливом Сан-Франциско… В этом районе живет очень много людей. Нидерланды, одна из стран, лежащих ниже уровня моря. Полное уничтожение. … Район вокруг Пекина – дом для десятков миллионов людей. … Еще хуже в районе Шанхая – там живет 40 миллионов человек. … Еще хуже – Калькутта и на востоке – Бангладеш. В районе затопления сейчас живет 60 миллионов человек. Подумайте о том, что случается, когда от экологических бедствий становятся беженцами несколько сотен тысяч человек. А теперь представьте себе, что их будет сто миллионов или больше. /…/ Возможно ли это, чтобы мы готовили себя к борьбе с другими угрозами, помимо терроризма? Может быть, стоит беспокоиться и о других проблемах тоже…



Ирина Лагунина: Конрад Штеффен, почему эти данные – о том, что ледники не только тают с поверхности, но и ускоренными темпами сползают в океан - не вошли в доклад Межправительственной группы экспертов ООН по исследованию климатических изменений?



Конрад Штеффен: Мы пока не можем составить точную модель, как будет развиваться этот процесс. И именно поэтому данные не были включены в доклад. Все существующие модели не могут оценить динамику сползания ледников. В июле в Санкт-Петербурге пройдет конференция. Она как раз объединит всех ученых, которые проводят наблюдения за ледниками, и мы попытаемся выработать общую модель реакции льдов на климатические изменения.



Ирина Лагунина: Директор объединенного института исследования окружающей среды в Университете штата Колорадо Конрад Штеффен.


В фильме Эла Гора – размытые дороги, торчащие балки рухнувшего дома, веселые цветочки, которые должны, конечно, радовать глаз в вечной мерзлоте, но почему-то не радуют. В фильм не успели включить данные о том, что в 2007 году живущие в районе Полярного круга впервые стали устанавливать в домах кондиционеры на летнее время. Северные народы страдают от изменения климата больше других. Во-первых, потому что все, чем мы отравляем воздух, стягивается к полюсам. А во-вторых, потому что, чтобы выжить в этих условиях экстремально холодных температур, люди столетиями приспосабливались и вырабатывали свой ни на что не похожий быт. А сейчас вся эта перенесенная в настоящее память поколений рушится, как те дома, построенные на том, что было вечной мерзлотой.


Я позвонила за Полярный круг, в город Инувик в канадской территории Нунавут, в дельте реки Маккензи. Дуэйн Смит – президент канадского отделения Инуитского приполярного совета. Совет объединяет инуитов – или, иначе говоря, эскимосов – четырех стран: Канады, США, Дании и России. Чтобы дать представление нам, живущим в более приятных климатических условиях, - с какими проблемами в первую очередь сталкиваются люди, живущие близ Полярного круга?



Дуэйн Смит: Есть целый ряд проблем, которые влияют на людей, и особенно – на инуитов - о которых можно говорить в связи с изменением климата. Поскольку я сам инуит, эти проблемы мне хорошо известны. В первую очередь, это изменение температуры, изменение влажности и количества осадков. Зимой выпадает меньше снега, а летом и осенью бывают продолжительные дожди. Особенно плохо сказываются осенние дожди. Из-за них земля покрывается слоем льда, и животные не могут выжить это время до зимы. А зимы становятся все короче и приходят позднее. И это порождает проблемы с перемещением, потому что люди не привыкли к таким высоким температурам в это время года.



Ирина Лагунина: В фильме Эла Гора «Неудобная правда» одна из знаковых сцен – развалившийся дом. Дом был построен на вечной мерзлоте, но почва растаяла. Но насколько серьезно таяние вечной мерзлоты сказывается на быте инуитов в целом?



Дуэйн Смит: Вечная мерзлота оказывает влияние в какой-то мере – вызывая оползни, но больше проблем с эрозией почв у береговой линии.



Ирина Лагунина: Поясните, пожалуйста.



Дуэйн Смит: Поскольку вечная мерзлота тает на все большую глубину, это начинает вызывать смещение слоев почвы в отдельных районах. Возникают проблемы с перемещением, с транспортом, особенно летом, когда дороги размыты. И еще одна проблем – из-за более продолжительного летнего сезона мы стали замечать новые виды растений, которые захватывают территорию все глубже на Север.



Ирина Лагунина: А это почему представляет проблему?



Дуэйн Смит: Это изменяет растительность Севера, и животные, которые зависят от этой растительности, так же вынуждены менять пути миграции, чтобы приспособиться к переменам и найти привычную для них еду, как, например, лишайник для карибу или оленей. А мы крайне зависим от этих животных. Они – часть нашей культуры и диеты. Так что если они меняют свои привычки, то и нам придется менять наши.



Ирина Лагунина: В одной из статей вы писали о том, что даже лемминги, маленькие грызуны, слепо следующие зову природы и идущие гурьбой напролом к своей цели – стена, так в стену, река, так в реку, - так вот даже эти животные стали менять привычки.



Дуэйн Смит: Лемминги – это животные, от которых зависят многие хищники, например, лисы и совы. А с изменением климата и с изменением почвы и растительности им приходится либо приспосабливаться, либо менять места обитания. И хищникам нечем питаться, им уже слишком сложно найти себе корм.



Ирина Лагунина: Но вот вы сказали, что с юга приходит новая растительность. Вероятно, с растительностью приходят и новые животные?



Дуэйн Смит: Да, в какой-то степени. Мы начали замечать, что новые животные, характерные для более южного климата, уже приходят и сюда. Причем это касается не только животных на земле, но и в море, в прибрежных районах. И эти новые виды ведут себя как завоеватели. Но не всегда. Вот, например, мы заметили в наших широтах белохвостых оленей и лосей. Эти два вида продвигают на север и приспосабливаются к среде вокруг них.



Ирина Лагунина: Но почему белохвостый олень не может заменить для инуитов северных канадских оленей, карибу.



Дуэйн Смит: Может, до какой-то степени. Но ведь жизнь строится на устойчивости развития. А когда появляются эти новые виды, мы же не знаем, сколько их, останутся ли они в этом районе на весь сезон. Я вот уже говорил о дождях поздней осенью, которые покрывают землю коркой толстого льда. Даже для карибу расколоть этот лед и добраться до еды непросто. Их популяция в Канаде сейчас резко сокращается. Слишком тяжело становится добывать корм.



Ирина Лагунина: Так что приходится предпринимать северным народам, чтобы приспособиться к этим изменениям, чтобы адаптироваться к новому климату?



Дуэйн Смит: В том районе, где я живу, дома построены на вечной мерзлоте. Так что большинство строений стоят на сваях – над поверхностью земли. Сделано это для того, чтобы земля под домом не таяла. Правда, должен заметить, что вечная мерзлота все равно подтаивает в летние месяцы. Просто сейчас лето стало длиннее, и земля тает на большую глубину. И земля находится постоянно в движении, потому что эта растаявшая масса как бы сидит на слое льда. Мы не можем этого наблюдать, но ученые вычислили, что вечная мерзлота находится в постоянном движении. То есть это – условия, в которых мы жили всегда, но сейчас они намного более жесткие.



Ирина Лагунина: И каков выход?



Дуэйн Смит: Сократить выбросы вредных веществ в атмосферу. Это относится ко всем людям на Земле – мы должны найти лучший способ жизни в этом мире и сократить наше воздействие на него.



Ирина Лагунина: А если все останется, как прежде, что вы будете делать?



Дуэйн Смит: Некоторые поселения сейчас расположены ниже уровня моря. Из-за того, что уровень мирового океана повышается, они уже сейчас вынуждены переселяться, их дома рушатся. То есть эрозия и повышающийся уровень воды оттесняют людей вглубь материка. Более того, с каждым годом льда в океане становится все меньше, а это значит, что штормы становятся все более опасными – ведь безо льда, в открытом море их ничто не сдерживает. Намного более высокие волны накатываются на берег и еще больше усугубляют проблему эрозии береговой линии. Один способ сократить эмиссии для нас – использовать энергию ветра. Мы только что провели в Канаде большую конференцию как раз на эту тему – смогут ли арктические поселения выжить на энергии ветра.



Ирина Лагунина: Мы говорили с Дуэйном Смитом – президентом канадского отделения Инуитского приполярного совета. А что будет, если растают бескрайние просторы российской вечной мерзлоты. На эту тему мой коллега Александр Марков беседовал с руководителем северо-восточной научной станции Сергеем Зимовым.



Сергей Зимов: Если почва оттаивает, микробы просыпаются, они страшно голодные, 20-30 тысяч лет ничего не ели и начинают жадно поедать все, что не успели съесть во времена мамонтов. И при этом, если это достаточно сухие условия, выделают углекислый газ, а если это влажные условия, выделяют метан. Выделяют так активно, современная почва не так богато выделяет парниковые газы. А так как почв очень много, пусть на глобусе небольшой кусочек, но человек привык, что почва это полметра, а на Севере это десятки метров. Представьте, десятки метров богатой углеродом почвы, если они оттают и начнут дышать. То есть из современных почв выходит углекислый газ, но тут же весной фотосинтез, растут листья, деревья развиваются и все это опять возвращается в почву. А если из мерзлоты это выйдет, назад уже никак не закачать.



Александр Марков: Потому что там накопилось за тысячелетия.



Сергей Зимов: Потихоньку, потихоньку многие тысячи лет, назад быстро не вернуть. Это может быть замедленная бомба, которая лежала тысячи лет, ее один раз подогрели и она рванет. Громадные объемы, чуть не пятьсот гигатонн углерода в мамонтовых почвах на севере Сибири сосредоточено.



Александр Марков: Скажите, а по масштабу это сопоставимо с ископаемым топливом, которое человечество сжигает – уголь, нефть?



Сергей Зимов: Если человек сжигает 5-6 гигатонн в год ископаемых топлив, а мамонтовых почвах порядка 500 гигатонн, то есть это столько, сколько человечество сжигает за сто лет, то есть это столько же, сколько в атмосфере углекислого газа, то есть объемы очень серьезные. И случись это, не знаю, как можно остановить. Есть надежда, что не так быстро будет выходить, потому что кислород глубоко проникнуть не может, почва настолько интенсивно поглощает кислород, что активно работают верхние два-четыре метра. Но тут тоже беда, если кислород не будет проникать, там будет выделяться метан, а метан в двадцать раз опаснее чем углекислый газ.



Александр Марков: В смысле парникового эффекта?



Сергей Зимов: Парниковый эффект в 20 раз мощнее. Может быть он медленнее выделяется при гниении мамонтовых почв, но в 20 раз страшнее. Поэтому в мире сейчас очень многие всерьез задумались и разворачивается достаточно серьезная дискуссия, насколько велика эта опасность.



Александр Марков: А что-нибудь с этим можно сделать? То есть получается, что это положительная обратная связь, то есть цепная реакция. Мы сжигаем уголь, нефть, из-за этого больше СО2 в атмосфере, из-за этого потепление и начинают из-за этого оттаивать мамонтовые почвы и еще больше парниковых газов поступают в атмосферу. То есть процесс должен идти с ускорением?



Сергей Зимов: Тут еще интересный сценарий разворачивается. В этой почве так много органики, так много активных микробов, когда они начинают активно дышать, поедать, что они тоже выделяют тепло, так, что почва сама разогревается от этого. Достаточно один раз спровоцировать, мерзлота начинает таять, как эффект навозной кучи, которая разогревается сама по себе, то есть тут еще один каскад самоусиления, трудно остановить.



Александр Марков: И что ваши прогнозы? Вы мерили количественно таяние, выделение метана, выделение СО2. Какова динамика процесса и ваши прогнозы, как это все будет развиваться? Можно ли сделать, чтобы замедлить или оставить этот процесс?



Сергей Зимов: С вероятностью 60% может быть ничего нельзя сделать. У нас есть некий запас времени, потому что самые богатые территории, где мамонтовые почвы лежат, лежат не у южной границы мерзлоты, а ближе к северу, и температура мерзлоты там градусов шесть, поэтому у нас есть несколько градусов запаса прежде, чем эта мерзлота начнет таять. Но в нашем районе, когда я был молодым, мерили температуру мерзлоты минус шесть, минус восемь, а сейчас в тех же местах меряем - два с половиной – три, то есть всего два градуса и начнет таять.



Ирина Лагунина: О последствиях таяния российской вечной мерзлоты рассказывал руководитель северо-восточной научной станции Сергей Зимов.


Ученые подсчитали, что если температура на земном шаре повысится на два градуса по сравнению с 1990 годом, то треть видов земной флоры и фауны могут исчезнуть. А вместе с таянием ледников и льда Северного полюса под угрозой окажутся белые медведи, моржи, нерпы и белая чайка. Одним из важных эпизодов состоявшейся прошлым летом российской полярной экспедиции «Арктика-2007», стала высадка на Землю Франца-Иосифа группы орнитологов, работающих по совместному российско-норвежскому проекту. Их целью было изучение популяции редкой белой чайки, гнездящейся только на самых северных арктических островах. Об изучении белой чайки рассказывает руководитель орнитологической экспедиции Мария Гаврило, научный сотрудник Санкт-Петербургского Арктического и антарктического института. С ней беседует Александр Сергеев.



Александр Сергеев: Название белая чайка - это для большинства людей означает исследование тех птиц, которые в приморских городах заменяют ворон.



Мария Гаврило: Для большинства моих собеседников, когда я говорю, что я изучаю белую чайку, мне говорят: так все чайки белые, они вокруг летают, зачем ты едешь за ними в Арктику? Белый цвет действительно превалирует в окраске всех чаек, но есть отдельный вид чаек, немножко обособленный от других чайковых птиц и это его научное русское название – белая чайка. По латыни звучит «пагафилия бурне», что в переводе означает «любительница льдов белого цвета». За этой любительницей льдов и приходится ездить в те моря, где летом лед на акватории. Белая чайка - это вид, который населяет только Арктику. На гнездовании эти птицы встречаются только на высокоарктических островах на территории четырех приарктических государств. Это Канада, Канадский арктический архипелаг, это Дания, Гренландия, это Норвегия, архипелаг Шпицберген и Россия. В России ареал этого вида гнездовой более обширен. Белая чайка гнездится на Земле Франса Иосифа, на островах Карского моря и на архипелаге Северная земля.



Александр Сергеев: А почему выбор пал именно на этот вид?



Мария Гаврило: Этот вид можно назвать индикатором состояния арктических экосистем в целом. По имеющимся данным эти птицы встречаются в районах, где какие-то формы льда и сильно зависят от этих биотоков. И в связи с современными климатическими изменениями, с тенденцией потепления Арктики сокращается площадь морских льдов, по-другому льды распределяются в летнее время и в связи с этим мы полагаем, что изменяется и распространение, численность этого вида чаек. Сигналы тревоги поступили из Канады, канадские ученые заявляют о 80% снижении численности в канадской Арктике этого вида всего лишь за 20 лет. И мировая общественность орнитологическая сильно обеспокоилась и выяснилось, что данных о состоянии популяции в других странах, о местах гнездования практически нет. Специальные исследования на территории российской Арктики проводились более 10 лет назад, в том числе участниками нашего отряда. Андрей Волков, член нашей экспедиции, он проводил исследования в 90 годах многолетние на островах Карского моря. После этого там из орнитологов никто практически не бывал. И в других странах этот вид тоже не был объектом специального исследования исключительно в силу того, что очень труднодоступные места гнездования.



Александр Сергеев: А чем они в труднодоступных местах питаются, что за образ жизни они ведут?



Мария Гаврило: Белая чайка - это типичный морской вид, корм она добывает преимущественно морского происхождения. Как и все чайки, она достаточно пластична в выборе кормовых объектов. В море она питается рыбой мелкой и ракообразными. Существуют экосистемы открытой воды на тех участках акватории, где есть дрейфующий лед. Дрейфующий лед – это очень интересный субстрат, это не какой-то твердое сплошное вещество, он имеет сложную структуру, состоящую из игл, каналов, наполненных солевым раствором. В этих каналах обитают специальные формы ледовых водорослей, водорослями питаются специальные формы хладолюбивого зоопланктона и соответственно хладолюбивые виды. Основной вид рыб, связанный с дрейфующими льдами Арктики - это сайка или полярная трясучка - это родственные виды того же, что и треска, которую мы все хорошо знаем. Сайка – это ключевой элемент всех пищевых взаимоотношений высокоширотной Арктики. Это излюбленный объект питания белых чек. Как все чайки всеядные, поэтому они в тех местах, где есть человек на островах, они охотно посещают помойки, чем они близки к тем чайкам, которых мы знаем в городах на материке. В большинстве мест обитания, конечно, человека нет, поэтому чайки охотно следуют за белыми медведями, ждут, когда он поймает какую-то добычу и остатки трапезы белого медведя - это один из видов корма белых чаек.



Александр Сергеев: В связи с потеплением льды отступают на север, не создают те условия прокорма, которые нужны для чаек.



Мария Гаврило: Да, это наша рабочая гипотеза то, что современные изменения численности и распределения белых чаек на гнездование, так же в море связаны с изменением ледовых ситуаций в арктических морях. Этой рабочей гипотезой мы получили хорошее подтверждение в экспедиции прошлого года. Один из ключевых районов наших работ был остров Виктория - это маленький островок площадью всего лишь пять километров между российским архипелагом Земля Франса Иосифа и норвежским архипелагом Шпицберген. Это клочок суши, перекрытый ледником и свободной от ледника суши всего лишь километр на двести метров. По последним сведениям там была большая колония белых чаек, которая наблюдалась с 50 годов, последние наблюдения были в начале 90 годов, там гнездилось 700 пар. Мы преодолели очень большое расстояние от востока Карского моря через Землю Франца Иосифа на крайне западный предел нашей Арктики, на остров Виктория. Когда мы туда прилетели, мы увидели 9 чаек, которые не проявляли никаких признаков гнездования. Море вокруг было совершенно свободно ото льдов. Когда мы летели на вертолете с Земли Франца Иосифа, отдельные льдины наблюдались далеко у горизонта к северу. Мы нашли около 800 старых гнезд белых чаек, они хорошей сохранности достаточно. Мы взяли статью наших предшественников, которые наблюдали чаек, там было сказано, что пока шли от земли Франса Иосифа к Виктории в то же самое время, в июле месяце, мы все время шли во льдах. Такое косвенное подтверждение, что действительно существует какая-то связь. И потом у этой чайки есть такая особенность - белые чайки практически не садятся на открытую воду, то есть должны собирать корм в поверхностном слое воды, это не ныряющие птицы. Они могут бегать по кромке берега, собирать какой-то корм у уреза воды и скорее всего они так же поступают на кромочке дрейфующего льда. То есть она собирает корм около края какой-то тверди. Проблема с этим видом заключается в том, что мы не знаю мест кормежек этих чаек. Мы в прошлом году обнаружили очень крупную колонию, то есть наибольшую колонию, которая когда-либо наблюдалась в мире этого вида, почти что две тысячи пар, которые гнездились на участке всего лишь 500 метров. И когда мы подлетали к острову, отлетали несколько раз на вертолете, нигде в окрестностях мы не видели кормящихся чаек ни на море, ни на льде. То есть они сразу с колонии куда-то улетали в те места, где есть хорошие условия кормодобывания, которые мы не знаем. Поэтому одна из целей нашего проекта – это все-таки понять, каковы связи белых чаек с различными биотоками, с различными формами льда, на какие расстояния они могут улетать за кормом, возвращаться к птенцам, как они перемещаются во внегнездовой период. Наблюдения визуальными с корабля, с суши или даже с самолета, с вертолета не могут дать информацию, потому что плотности птиц в море очень низки, мы просто их не видим.



Александр Сергеев: Но если причиной сокращения численности является отступление льдов, потепление, то какую стратегию можно предложить, ведь не идет речь об уничтожении, браконьерстве?



Мария Гаврило: Действуют разные факторы. Допустим, на территории России отстрел вида запрещен, белая чайка внесена в Красную книгу Российской Федерации. Яйца собирают, в Гренландии стреляют в белых чаек. Еще один фактор - это загрязнение. В канадской Арктике очень высокое содержание ртути обнаружено, непонятное совершенно. В наших обнаружена хлороганика в высоких концентрациях. Как она влияет на физиологию птиц, пока непонятно. И если естественные факторы, негативно влияющие, то есть потепление климата, отступание льдов, к ним еще присоединиться загрязнение окружающей среды и пресс охоты, тогда может наступить крах. Повлиять на отступание кромки льда мы, конечно, не в состоянии, но мы должны проследить, по крайней мере, чтобы не было дополнительных факторов, которые усиливают негативное воздействие на этот вид. Вот это мы можем сделать.



Ирина Лагунина: С научным сотрудником Санкт-Петербургского Арктического и антарктического института Марией Гаврило беседовал Александр Сергеев.


Итак, ученые доказали, что глобальное потепление и человеческая деятельность на планете, а именно – выбросы в атмосферу газов, вызывающих парниковый эффект, вещи взаимосвязанные. Но готовы ли правительства руководствоваться выводами доклада ООН? И представляют ли в полной мере последствия климатических изменений. В минувшем году в Стамбуле прошла выставка под названием «Босфор без воды». Я передаю микрофон нашему корреспонденту в Турции Елене Солнцевой.



Елена Солнцева: Пустынная сухая земля без единой травинки в безлюдном Стамбуле. Температура воздуха около шестидесяти градусов по Цельсию. На выставке «Босфор без воды» в одном из стамбульских выставочных залов страшные картины фантастического будущего. Двухметровый холст с изображением плачущих курдских детей, которые напрасно простят у матери воду. Написанный маслом слепой старик, сидящий на берегу высохшего Мраморного моря протягивает к слепящему солнцу костлявые руки. Картины, с документальной точностью воспроизводящие любимые пейзажи, подчас, поражают своей жестокостью. Стаи средиземноморских мух кружат над пустыми пляжами Анталии. Обезвоженные мертвые человеческие тела в Босфорском проливе, иссохшие султанские фонтаны, на дне, словно насмешка, валяется кем-то забытый медный стакан. Критики называют выставку «апокалипсисом сегодняшнего дня». Организаторы выставки, студенты стамбульских университетов, объясняют, что пытались метафорически осмыслить проблему будущего изменения климата и обратить внимание на проблему нехватки питьевой воды. Говорит студент факультета изящных искусств университета Мармара Озан Каракоч:



Мармара Озан Каракоч: В результате глобального потепления в Турции могут возникнуть серьезные проблемы с водой. На картинах молодых турецких художников возможные сценарии будущего. Мы представили, как например, может выглядеть в будущем Босфор без воды , высохшее Мраморное море или озеро Ван, самое большое на востоке Турции. Думаю, картины произведут впечатление не только на посетителей выставки, но и на представителей властей. Наши пейзажи расходятся по Интернету. Надеюсь, они заинтересуют официальные организации.



Елена Солнцева: «Су, су, су. Гель бана су» В старинной курдской песенке, женщины просят Аллаха дать воду. В минувшем году в Турции выпало минимальное за последние пятьдесят лет количество осадков. По прогнозам турецких ученых, грядущее лето станет самым жарким за последний век. Температура воздуха в центральной Турции может достигнуть сорока-пятидесяти градусов. Из-за отсутствия осадков уже в сентябре в пятнадцатимиллионном Стамбуле начнутся перебои с питьевой водой. Экономисты ищут способы обдуманного использования водных ресурсов. Слишком много воды, по мнению экспертов, расходуется в общественных фонтанчиках для омовения во дворах стамбульских мечетей. Призывы ограничить поставку воды вызывают вполне понятные протесты у верующего населения. Между тем, прогнозы на ближайшее будущее более чем неутешительны. Власти уже планируют ввести налог на воду и ограничить потребление до 60 литров на человека в день. Встревоженный прогнозами катастрофической нехватки воды премьер- министр страны Реджеп Эрдоган обратился к турецкому народу. Выступление турецкого лидера оказалось очень своевременным. В некоторых регионах уже ощущается нехватка воды. Вот что говорят на улицах жители Стамбула:



Женщина : Еще недавно Турцию называли богатой на водные ресурсы страной. Однако говорят, что запасы пресной воды за последние годы сократились наполовину. К тому же в последние десятилетия не было правильного управления пресными водоемами. Осушили ряд естественных водохранилищ, которые теперь пытаются снова искусственно наполнить. Нет грамотной политики в сохранения воды,



Мужчина: В Турции все покупают воду, которую привозят в больших пластиковых бидонах. В последнее время вода сильно подорожала. Все стараются запастись. По телевизору - постоянный прессинг о том, что вскоре станет трудно с водой. Думаю, бедствия с обеспечением пресной водой в Турции в самом ближайшем будущем - неизбежны



Женщина: В школе мою десятилетнюю дочь пугают рассказами, что в скором будущем все живое умрет от недостатка воды. Эти якобы заботливые учителя заставляют писать детей прогнозы о будущем без воды. Ребенок приходит озабоченный, нервный. Думаю, это неправильно. Нельзя действовать такими жестокими методами.



Елена Солнцева: В Анатолии, на юго-востоке Турции, берут начало полноводные реки Тигр и Евфрат, дающие жизнь арабским пустыням. Когда в январе девяностого года турецкие гидротехники для заполнения водохранилища одной из плотин на месяц остановили сток Евфрата в Сирию, отношения между странами накалились до предела. В арабском мире действия Турции оценили как попытку лишить арабские страны вод Евфрата в ущерб их интересам и поставить арабский мир в зависимость от турецкой воды. Сопредельные Ирак и Сирия считают, что Тигр и Евфрат следует рассматривать как международные водные бассейны и распределять воду по квотам. Однако турецкие власти недвусмысленно заявили, что имеют право на свои природные ресурсы, ссылаясь на то, что крупнейшие реки берут начало на ее территории.


По мнению историка и журналиста Юсуфа Канлы, растущая нехватка питьевой воды станет причиной большого конфликта на Ближнем Востоке.



Юсуф Канлы: Нехватка воды, обусловленная глобальным потеплением, может породить рост напряженности в этом неспокойном регионе. В конце девяностых годов турецкие планы по строительству дамб на реке Евфрат привели страну на грань войны с Сирией. Тогда Дамаск обвинил Анкару в сознательном вмешательстве в водоснабжение страны, которая пользуется рекой по течению после Турции. Власти Турции в ответ заявили, что Сирия укрывает курдских сепаратистов. Проблема в том, что турецкие власти считают, что если она оставляют арабам воду, то это - подарок. А арабские страны Персидского залива думают, что попали в зависимость от турецкой воды. По-моему, кризис будет только углубляться.



Елена Солнцева: Что же на самом деле ожидает Турцию в ближайшие годы? На основе изучения данных об изменении климата за последние несколько столетий турецкие ученые создали несколько компьютерных моделей, показывающих, что станет со средиземноморским климатом через 150 лет. Варианты возможных последствий глобального потепления выглядят неутешительными. В стране наблюдается общее повышение температуры, не связанное, как сейчас, с приходом весны. В самое ближайшее время температура увеличится еще на 4 градуса. Это означает, что Турция постепенно вступает в зону засушливого климата. Если не принять меры, то через пару веков пейзаж Малоазиатского полуострова будет походить на виды Саудовской Аравии. Территория Турции может превратиться в пустыню Сахару.



Ирина Лагунина: В конце минувшего года правительство Германии представило новую экологическую программу – одну из наиболее радикальных в Европе. В частности, объем выброса в атмосферу углекислого газа планируется сократить к 2020 году на 40% по отношению к уровню 1990 года – это вдвое больше сокращения, который планирует к этому времени Европейский союз в целом.


Законопроекты, одобренные правительством Германии, предполагают также, что уже к 2020 году 30% всей потребляемой в стране электроэнергии будет вырабатываться на возобновляемых источниках – это в 4 раза больше, чем сегодня, а к 2050 году их доля возрастет до 45%.


Одна из важнейших составляющих программы – стимулирование производства и потребления в стране биотоплива для автомобилей. В Германии на долю автопарка приходится сегодня 20% всех выбросов углекислоты в атмосферу. Тему продолжит наш корреспондент в Мюнхене Александр Маннхайм:



Александр Маннхайм: Каждый автовладелец в Германии проезжает в рабочий день не менее 25 километров. А каждый третий из них по пути на работу и обратно проезжает ежедневно более 100 км. Бензин сегодня – дорогой как никогда, и неудивительно, что в последнее время все больше людей организуют групповые поездки, когда несколько человек едут на работу в одной машине и делят расходы на бензин между собой. А дотошные немецкие эксперты уже подсчитали, что при групповой поездке до работы, расположенной в 40 км от дома, каждый водитель сэкономит только на бензине почти 1400 евро в год.


Автомобильная компания FORD даже создала в Германии специальный вебсайт, с помощью которого можно подобрать себе попутчиков. В целом таких порталов в Германии уже четыре и в ближайшее время станет, видимо, еще больше.


Мой первый собеседник - эксперт крупнейшего в Германии автомобильного клуба ADAC, Михаэль Нидермайер (Michael Niedermeier):



Михаэль Нидермайер: Прежде всего в целых сокращения выброса углекислого газа автомобили должны иметь соответствующее техническое оснащение. Однако и сам водитель может в большой мере этому способствовать. Экономный водитель, во-первых, своевременно переключает скорости и старается ехать на максимально малых оборотах двигателя. А увидев издалека красный сигнал светофора, заранее сбрасывает газ и переключается на нейтральную скорость, гибко пользуется тормозами. Кроме того, мы рекомендуем избегать по возможности поездок на короткие дистанции. Ведь именно непрогретый мотор расходует особенно много топлива. А вообще мы советуем: если позволяет возраст, погода и условия местности, чаще пользуйтесь велосипедом. Это и вклад в охрану окружающей среды, и на пользу здоровью!..



Александр Маннхайм: По данным федерального статистического управления, 43% всех трагических происшествий на немецких автодорогах в 2006 году были обусловлены высокой скоростью. Она же была причиной каждой пятой аварии вообще.


По экспертным оценкам, если взять за исходную точку нормативную скорость в 60км/ч, то превышение этой нормы только на 5 км/ч, повышает вероятность сразу вдвое. При скорости 70 км/ч риск возрастает в 5 раз. А при скорости 80 км/ час риск аварии возрастает в 30 раз.


В связи с высокой смертностью на дорогах и нарастающей массой аварий в Германии раздаются призывы к автовладельцам вообще пользоваться как можно реже своими машинами. По мнению некоторых политиков, частично этого можно добиться, повышая налог на бензин. В некоторых городах Германии создаются также искусственные преграды на перекрестках, чтобы отбить у водителей охоту садиться за руль. Михаэль Нидермайер.



Михаэль Нидермайер: Мы считаем совершенно ошибочной со стороны правительства Германии попытку за счет повышения цен на топливо вынудить людей меньше пользоваться автомобилем. Особенно – в отношении владельцев легковых автомобилей. И уж совсем неприемлемым мы считаем создание искусственных заторов за счет сужения улиц, ускоренного переключения светофоров и т. д. То есть мы выступаем против любых мер, направленных на то, чтобы отбить у водителя желание пользоваться своим автомобилем. Ведь именно в автомобильных пробках, и это политики должны помнить, больше всего загрязняется окружающая среда и бессмысленно расходуется топливо...



Александр Маннхайм: В Германии работают примерно 15 тысяч бензозаправочных станций. С начала 2007 года все они обязаны продавать топливо с биодобавками. Так, в обычное дизельное топливо добавляется не менее 5% биодизеля, а в автомобильный бензин – не менее 2% биоэтанола. По планам правительства Германии, с 2008 года эта доля в обязательном порядке должна быть повышена до 10%. Михаэль Нидермаейер:



Михаэль Нидермайер: ADAC приветствует поэтапное введение биотоплива. Однако сколько именно его можно добавлять в обычный бензин и дизельное топливо – должны решать сами производители автомобилей. В данном случае мы протестуем против принуждения. Ведь не каждый из выпускаемых сегодня бензиновых двигателей способен без проблем «переварить»


10%-ые биодобавки. Мы также категорически против решения правительства Германии добавлять их и в самый дорогой сорт бензина, так называемый SuperPlus, который из-за более высокого налога стоит в среднем на 7 центов за литр дороже обычного сорта. Это в итоге сильно ударит по карману потребителя...



Александр Маннхайм: Сегодня в Германии примерно 17% всех сельскохозяйственных угодий используется для выращивания тех культур, которые идут потом на производство биотоплива. А его доля в общем объеме потребляемого в стране автомобильного топлива составила в 2006 году 6,25%...


К огда речь заходит о биотопливе, обычно говорят о первом и о втором его поколении. Чем они отличаются? Сотрудник исследовательского института IFO в Мюнхене Манфред Шёппе (Manfred Schoeppe)



Манфред Шёппе : Когда мы говорим о биотопливе первого поколения, мы обычно имеем ввиду биодизель, который вырабатывается из масличных культур. В Европе, как правило, это - рапс. А в других странах - это и пальмовое масло, и соевые продукты.


К этой же категории относится и добавляемый в бензин биоэтанол, который производят как из зерна, так и, например, из сахарного тростника – как в Бразилии. В США для этих целей используют в основном кукурузу, а в Европе - пшеницу или рожь. Теоретически биоэтанол можно производить даже из сахарной свеклы, которой в Европе много, но пока этот технологический процесс оказывается слишком дорогим.


Так что в целом первое поколение биотоплива характеризуется тем, что оно вырабатывается из сельскохозяйственных культур, и поэтому в какой-то мере конкурирует с производством из них же продуктов питания.


Последствия мы все уже ощутили – цены на некоторые виды продовольствия резко подскочили.


Что же касается биотоплива «второго поколения», то сама технология его производства уже разработана, но пока не достигла, если хотите, той рыночной «зрелости», когда её можно применять на больших объемах производства. Преимущество биотоплива «второго поколения» заключаются в том, что для него вообще не нужны сельскохозяйственные культуры – речь идет о переработке любой органической массы. Это может быть древесина, кустарники, любые сорняки или трава, скошенная на газонах и в парках, плюс – самые различные органические отходы...



Александр Маннхайм: Но пока рынок биотоплива даже первого поколения лишь формируется, что, естественно, порождает немало проблем...



Манфред Шёппе: Мировой рынок биотоплива еще не сформирован, обычно речь идет лишь об отдельных регионах. В Бразилии, например, из-за лихорадочного наращивания производства биоэтанола в этом году – явное перепроизводство сахарного тростника. А в США, также - в ожидании роста спроса на биоэтанол, подобная ситуация возникла с кукурузой.


Как видим, структуры, регулирующие производство и сбыт нового продукта, пока не достигли необходимого уровня развития. В будущем индустрия, разумеется, научится более рачительно использовать сельскохозяйственные продукты и найдет новые пути производства биотоплива, чтобы избежать отрицательных его последствий...



Ирина Лагунина: О новой «зеленой» политике правительства Германии рассказывал наш корреспондент в Мюнхене Александр Манхайм. Забота о климате начинается с собственной квартиры. Энергосберегающая лампочка. Выключенные электроприборы, когда ими никто не пользуется. Плотно закрытый кран, чтобы не капала вода. Сортировка мусора. Кстати, о мусоре мы тоже много говорили в минувшем году. Почему-то сортировать его у россиян не получается. А в Японии вот сортируют – на 74 категории. И все перерабатывают.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG