Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Дмитрий Медведев – эффективный менеджер, а эффективный менеджер мягким не бывает»


Они могут поменяться местами

Они могут поменяться местами

«Операция преемник», которая была начата Кремлем в декабре 2007 года, выходит на финишную прямую. Главным кандидатом на этих выборах станет Дмитрий Медведев. На юрфаке ЛГУ его хорошо понят и знают. Здесь вовсе не думают, что это будет «мягкотелый» президент.


После того, как стало известно, что Дмитрий Медведев назван Владимиром Путиным в качестве своего преемника, а Медведев предложил Путину место премьер-министра, политологи уже успели обозначить схему будущего правления: слабый президент с сильным премьером, президент и правитель - номинальный, премьер - реальный.


О Медведеве было уже неоднократно сказано, что он политик мягкий, исполнительный, самый удобный для того, чтобы Путин смог сохранить власть. Гораздо реже раздавались голоса в пользу того, что как не мягок кажется будущий президент, все же он - первое лицо, и ничто ему не помешает со временем отказаться от обязательств перед Путиным и стать реальным президентом.


Все это слышали, конечно, и те, кто лично знал Дмитрия Медведева, когда он жил в Петербурге, учился и работал на юридическом факультете Петербургского университета. Каким запомнили своего студента, преподавателя, коллегу те, кто сегодня работает на юрфаке.


Доцент кафедры государственного административного права Сергей Белов , который в 1995 году слушал курс лекций Дмитрия Медведева по римскому праву характеризует его такими словами:


– Достаточно строгая и очень деловая манера, не похожая на многих других преподавателей.


– Как вы относитесь к перспективе увидеть бывшего преподавателя президентом?


– Я много знаю о Дмитрии Анатольевиче не только из непосредственного общения, но и от коллег по факультету, преподавателей, которые работали с ним, кто заседал вместе с ним в Третейском суде Торгово-промышленной палаты Петербурга. Эти отзывы были как о человеке с очень цепкой памятью, о высококвалифицированном юристе, очень умело решал те сложные достаточно вопросы, которые приходилось рассматривать в этом Третейском суде. Еще будучи в Петербурге, он работал советником в мэрии, но при этом он не был чиновником в полном смысле этого слова. Потому что его основное место работы было здесь. У него и соответствующий образ мышления, скорее, как у университетского преподавателя, который имеет, тем не менее, опыт работы в государственных органах.


Старший преподаватель кафедры уголовного права Наталья Шатихина , у которой Дмитрий Медведев два года вел семинарские занятия по гражданскому праву, вспоминает его так:


– Человек, который знает практику, который был востребован на корпоративном рынке, очень умелый переговорщик. Он умеет держать дистанцию. Он умеет получать от человека то, что хочет от человека получить. Он умеет осадить. С другой стороны, он умеет очень расположить к себе людей. Это хорошее качество. Почему так востребовано это поколение юристов, для меня, например, совершенно не удивительно. Как раз на их 25-28 лет пришлась эпоха глобальной перестройки. Это люди, вышедшие уже в качестве сложившихся юристов с очень эффективными знаниями коммерческих процессов, которых не понимал никто. Судьи городского суда просматривали дела только о споре граждан - наследство, бракоразводные процессы. И все! И такая лавина обрушилась. Поэтому они были очень востребованы обществом. Их целая генерация юристов одного возраста, который сейчас находится, посмотрите, с разницей в два года, сколько их там народу закончило? Это Козак, это Иванов, которые сейчас работают на таких должностях.


– Как вы расцениваете такие расхожие предположения, что это будет мягкий, зависимый президент?


– Он эффективный менеджер. А эффективный менеджер мягким не бывает. Он должен требовать от человека, чтобы он качественно выполнял свою работу, иначе система работать не будет. Дмитрий Анатольевич - один из, наверное, самых требовательных людей, которых мне приходилось встречать, при всем том, что он очень сдержан. Честно говоря, я никогда не встречала людей, которые пересекались или работали с Дмитрием Анатольевичем и при этом могли бы сказать, что они имели какую-то вольницу. Дмитрий Анатольевич очень четко отслеживает, кто и как делает свою работу. Это качество личности даже, а не только профессиональное.


– Медведев и с Путина тоже сумеет потребовать?


– Это как раз люди, которые абсолютно, на мой взгляд, друг друга дополняют. Поэтому они, наверное, так много лет и работают. Это люди с четким представлением о том, как должно получаться в конечном итоге. Как будет строиться их система взаимоотношений? Покажет время. Но я уверена, что они оба люди достаточно конструктивные, чтобы эти отношения были лишены какого-то эмоционального налета. Хотя это отношения руководителя и подчиненного, но, я думаю, что это, скорее, такие партнерские отношения - младший партнер и старший партнер, а не как иначе.


Мягкотелость Медведева - это миф, считает Сергей Белов: «Он совсем не мягкотелый. Он может потребовать. Просто он это сделает в очень вежливой и деликатной форме, но очень твердо. У меня тут сомнений нет. Даже если Владимир Владимирович станет председателем правительства, а Дмитрий Анатольевич президентом, это не предполагает, что один отчитывается пред другим. У нас президент не глава исполнительной власти. Отношения между президентом и правительством строятся тоже на определенном разделении полномочий».


Впрочем, возможно, такие оценки связаны с тем, что на юридическом факультете уже вполне сложился местный культ Дмитрия Медведева.


XS
SM
MD
LG