Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

2007-й глазами журналистов


Ирина Лагунина: Что в минувшем 2007 году показалось нашим коллегам – журналистам «самым-самым», « сreme de la сreme» как говорят французы? Обо всем в 2007-м - Владимир Тольц.



Владимир Тольц: Первым на мой вопрос отвечает директор Азербайджанской службы Радио Свобода Кенан Алиев.



Кенан Алиев: Самым, наверное, большим событием стало то, что в Азербайджане сейчас в тюрьмах находятся 9 журналистов, независимых оппозиционных журналистов. Это огромная цифра. И по сообщениям и оценкам западных экспертов, и организаций, как Комитет защиты журналистов, который находится в Нью-Йорке, Азербайджан находится на лидирующей позиции в Европе и в Евразии по числу заключенных журналистов. Мы уступаем только Ирану.



Владимир Тольц: Но ведь это – не единственный рекорд Азербайджана в 2007 году? А новый, небывало большой - за счет добычи нефти и ее цены – госбюджет страны?



Кенан Алиев: Азербайджан подвигается с экономической точки зрения вперед. И в основном из-за доходов, которые получает от нефти. Недавно утвержден бюджет Азербайджана, бюджет в принципе огромный по сравнению с соседними республиками. Только на оборону Азербайджан планирует затратить больше одного миллиарда долларов. Ильхам Алиев обещал, что бюджет Азербайджана, азербайджанской армии будет приравнен ко всему бюджету Армении.



Владимир Тольц: Это все – своеобразные «рекорды» в политической и экономической сферах.



Кенан Алиев: Из интересных событий прошлого года стало то, что в Азербайджане прошел чемпионат мира по художественной гимнастике. Это уникальное событие для такой мусульманской страны. В то время, когда мы видим, что в Азербайджане появляется усиление мусульманских тенденций, проведение такого светского события стало для многих сюрпризом.



Владимир Тольц: Девушки в купальниках?



Кенан Алиев: Девушки в купальника – это невероятный контраст.



Владимир Тольц: О «самом-самом» в 2007 году в Азербайджане вспоминал Кенан Алиев. А что во Франции? – Слово нашему парижскому корреспонденту Наталии Руткевич.



Наталия Руткевич: В 2007 году во Франции сменилось руководство. У страны появились новый президент и новый парламент. Перемену французы почувствовали уже в день инаугурации новоиспеченного президента. Вместо пожилого Жака Ширака с довольно чопорной супругой-аристократкой в Елисейский дворец вступили 52-летний президент, его жена, экс-топ-модель и их четверо детей, из которых трое от предыдущих браков. Журналисты немедленно прозвали колоритную семью Саркози французскими Кеннеди. В 2007 имя Сесильи Саркози не сходило со страниц газет. А затем грянула история с разводом, и Николя Саркози стал первым президентом Франции, расставшимся с женой, будучи в должности. Личная жизнь президента продолжала волновать прессу и после развода. В середине декабря глава государства дал новую тему для обсуждения средствам информации, появившись под руку со знаменитой экс-топ-моделью, а ныне певицей Карлой Бруни. Не меньше шума вызвали и некоторые его политические реформы. Такие, например, как введение квот по выдворению из страны нелегальных эмигрантов или сокращение в бюджетном секторе и отмена пенсионных льгот. Недовольная всеми этими мерами Франция во второй половине 2007 года усиленно бастовала. Но эти внутренние реформы неожиданными в общем-то не были. Тогда как международная деятельность президента для многих стала сюрпризом. Будучи кандидатом, Саркози постоянно критиковал Жака Ширака, который, по его словам, не стеснялся жать руку диктаторам и тиранам. Однако немалые удивления вызвали у французов поздравления, которые Саркози принес Владимиру Путину на второй день после победы на парламентских выборах «Единой России». Комментаторы долго гадали, что же побудило Саркози на этот необязательный по протоколу звонок. Ведь, казалось бы, Владимир Путин не лучший образец демократичного правителя.



Владимир Тольц: Ну, а в России вас что в уходящем году более всего впечатлило?- спрашиваю я своего коллегу Андрея Шарого (он про Россию каждый вечер нам повествует)



Андрей Шарый: Знаете, Владимир, так случилось, я был в Москве дважды – в январе и в декабре. И таким образом имел возможность заниматься сравнением той жизни, которая была в начале года и в конце. Год мне кажется годом окончательного формирования стилистики и образа жизни путинского режима. И все это находит свое выражение не только в газетных лозунгах, телевизионных передачах, литературе, которую можно видеть на прилавках, но и во всей жизни. Московская архитектура, тяжелый глянец журналов, жены министров, которые поют песни эстрадные, как жена Митволя, люди, которые ходят в ночные клубы, причудливый синтез депутатов Государственной думы в красивых галстуках, звезд шоу-бизнеса, портреты Иосифа Кобзона в галерее Ильи Глазунова, например. Колонны из мраморной крошки, которые я видел в музее Ильи Глазунова и помпезные религиозные сюжеты, написанные им либо сейчас, либо 20 лет назад, как нельзя больше соответствуют той стилистике, которая сформировалась в конце концов. Да, Москва, особенно Москва зимой – это столица государства третьего мира. Чудовищно мрачная, грязная и в то же время чудовищно роскошная. Сейчас об этом можно говорить как уже о сформировавшемся явлении, как мне кажется, это предмет для исторического и политологического анализа образа жизни. Потому то выборы в Государственную думу увенчали этот процесс. Сейчас будут выборы президента и начнется какая-то новая эпоха, эпоха после Путина, эпоха постпутинская, в которой страна уже практически сейчас живет.



Владимир Тольц: О России в 2007-м рассуждал мой пражский коллега Андрей Шарый.


И наконец, для сравнения, Голландия. Страна, где в словари вписываются новые слова. В то время, как в России, из них вычеркиваются скоропостижно устаревшие, вроде «ваучер» и «одномандатник». Наш человек в Амстердаме - Софья Корниенко.



Софья Корниенко: Голландцы ежегодно под занавес выбирают слово года. Эти выборы организуют печатные издания. В 2007 любители словесности выбрали словом года прилагательное, дословный перевод – «бакитоустойчивый». Неологизм восходит к кличке самца гориллы, который в мае так разозлился на постоянно подмигивавшую ему посетительницу роттердамского зоопарка, что взломал вольеру и навалился на несчастную всем своим 180-килограммовым весом. Теперь «бакитоусточивым» называют все прочное, например, защищенные от вандализма автобусные остановки. Всего в ежегодный словарь нидерландских неологизмов в 2007 году попало 3560 слов. Чтобы слово зачислили в этот почетный список, оно должно было быть использовано не меньше семи раз по меньшей мере в двух различных периодических изданиях, причем с разрывом как минимум в две недели. Чтобы перебраться из временного ежегодного в настоящий толковый словарь, который издается раз в десятилетие, неологизм должен остаться в употреблении в течение еще трех лет. Вот несколько примеров еще не прошедших трехлетнее испытание новинок года: «напиваться до комы» - так много выпить за короткий промежуток времени, что наступает состояние беспамятства, популярное среди молодежи развлечение. «Потасовочный турист» - турист, которому нравится посещать города и страны, где происходят народные волнения. «Чиновник-отказник» - работник загса, отказывающий регистрировать гомосексуальные пары. «Усталость от слишком долгого формирования коалиции». И мое любимое новое слово «что же я искал?», глагол, означающий шатание по интернету, когда изначальный предмет поиска позабыт. Спешу добавить, что каждый приведенный мною пример, который пришлось столь многословно описывать по-русски, в нидерландском выражается одним словом. Вот сила аналитического языка, даже еще в свободном обществе.



Владимир Тольц: Ну, русский язык еще себя покажет! Только произойдет это уже в следующем, 2008 году и вообще, как многое в России – в неопределенном будущем…


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG