Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России начала действовать четвертая часть Гражданского кодекса, регулирующая отношения в сфере интеллектуальной собственности


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Арслан Саидов: С 1 января в России начала действовать четвертая часть Гражданского кодекса, регулирующая отношения в сфере интеллектуальной собственности. По мнению специалистов, этот закон выгоден авторам и правообладателям. Помимо прочего, он содержит нормы, которые осложнят жизнь "пиратам", а взаимоотношения между авторами и заказчиками произведений сделают прозрачнее.



Марьяна Торочешникова: Первоначально планировалось, что та часть Гражданского кодекса, которая регулирует правоотношения в сфере интеллектуальной собственности, выйдет в свет третьей, однако, споры о том, каким должен быть этот закон, растянулись почти на 10 лет. Многочисленные проекты, лоббировавшиеся разными сторонами, появлялись в Госдуме, пожалуй, с той же частотой, с какой предавались забвению. Компромисса удалось достичь лишь к концу прошлого года, однако и в таком виде часть Гражданского кодекса, ставшая в итоге четвертой, вызывает много споров. Дело в том, что за 15 лет существования закона об авторском праве и смежных правах, в отрасли, которая применяет этот закон, так или иначе, сложилась стойкая система взаимоотношений.


Говорит юрист, специалист в области авторского права Андрей Миронов...



Андрей Миронов: Все спорные моменты, которые существовали, они были урегулированы и в отношении телевизионных программ, радиопрограмм, и в отношении музыкальной продукции, и в отношении смежных прав, авторских прав, и Интернет с 2000 года и по сегодняшний день тоже относительно уверенно стал применять закон об авторском праве и смежных правах. Четвертая часть должна была собой представить свод основных глобальных правил, а отношения, которые под ними возникают, они уже регулируются отдельно. В результате получилось, что в четвертой части объединили и авторское, и патентное… и законодательство о товарных знаках, наконец-то появилось (не будем пока обсуждать качество) понятие фирменных наименований, их охрана, и, что особенно смущает, внедрение в закон норм, которых в Гражданском кодексе по идее быть не должно, это нормы о штрафных санкциях, о наказаниях за нарушение авторского права, это нормы, которые очень спорны, о том, что при многократном или грубом нарушении авторского права можно ликвидировать предприятие. Это не норма Гражданского права. Ну, и собственно, количество этих вопросов к разработчикам, соответственно, и к депутатам, которые его принимали, оно огромное. Но, тем не менее, будем пробовать жить по новому закону.



Марьяна Торочешникова: Вторжение отдельных положений Гражданского кодекса в сферу уголовно-процессуальную вызвало наибольшее число споров. При том, что юристы, работающие в отрасли, отмечают - некоторые статьи четвертой части написаны так, что могут спровоцировать коррупцию.


Говорит юрист, специалист в области авторского права Сергей Лебедев...



Сергей Лебедев: В частности, в новом кодексе есть статья 13.02, которая регламентирует действия органов следствия и дознания при наличии информации о выпуске контрафактной продукции. И, к сожалению, статья эта написана так, что она дает повод изъять любой компьютер, наложить арест на любое средство воспроизведения информации, потому что формулировка ее очень неконкретна: "при наличии достаточных данных о нарушении авторских прав орган дознания или следствия обязан принять меры для розыска и наложения ареста на экземпляры произведений, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, используемое или (внимание!) предназначенное для изготовления и воспроизведения указанных экземпляров". Предназначенное - это значит любой объект, который предназначен для звукозаписи, видеозаписи, может быть арестован и изъят. И "наличие достаточных оснований" не того, что на нем это делают, а то, что это делается. А как вы понимаете, у нас в стране контрафактную продукцию выпускали и выпускать еще долго будут. То есть теоретически выпускают на компьютере одного лица, а изъять могут мой компьютер, потому что предназначен для этого. Я боюсь, что наши правоохранительные органы начнут использовать эту возможность фактически в корыстных целях.



Марьяна Торочешникова: Но к четвертой части Гражданского кодекса есть и другие претензии.


Говорит Андрей Миронов...



Андрей Миронов: Это, конечно, привлечение норм американского закона в нашу, российскую действительность, которые зачастую просто невозможно применить на практике. Это норма, которая пока не применима, об обязательных отчислениях импортеров и производителей звукозаписывающей и иной аппаратуры, это норма о сроке охраны авторских прав, когда его увеличили до 70 лет, мотивируя международными соглашениями, на самом деле это исключительно калька американского закона.



Марьяна Торочешникова: Тем не менее разработчики считают, что появление четвертой части Гражданского кодекса облегчит жизнь предпринимателям и юристам и устранит противоречия, имеющиеся в разных законах и нормативных актах. Этот закон выгоден авторам и правообладателям.


Говорит юрист, специалист по правовому регулированию рекламы Алена Мироненко...



Алена Мироненко: Кодекс, скорее, предусмотрел более серьезную ответственность, охрану. То есть если нарушены права автора, он имеет право требовать не возмещения убытков, а некую компенсацию от 10 тысяч до 5 миллионов рублей. Но является ли это улучшением его прав?..



Марьяна Торочешникова: Юристы сходятся в одном - до того, как появятся необходимые подзаконные акты, изменится судебная практика, сложившаяся в сфере авторского права, большого толка от введения в действие четвертой части Гражданского кодекса не будет.


Говорит Сергей Лебедев...



Сергей Лебедев: С одной стороны, права автора действительно защищены, но, с другой стороны, как не был понятен механизм реализации этих прав, так, на мой взгляд, он и остался непонятен. То, что усилилась ответственность, что более четко прописаны нормы, не означает, что они будут работать.



Марьяна Торочешникова: Особое внимание юристы предлагают обращать на договоры, которые авторы и правообладатели будут заключать с потенциальными пользователями этих прав. Если до 1 января в России все регулировалось авторским договором о передаче прав, то сейчас закон предоставляет два вида договоров - договор о передаче исключительного права и лицензионные договоры.


Говорит Сергей Лебедев...



Сергей Лебедев: Теперь у авторского права, у права интеллектуальной собственности появился основной признак собственности - это признак оборачиваемости. Теперь можно его сделать объектом купли-продажи, фактически авторское право может быть отчуждено, это основное нововведение. И вот как раз хотелось бы обратить внимание всех авторов на то, чтобы они были очень внимательны, чтобы не заключили случайно договор именно об уступке авторского права вместо лицензионного договора.



Марьяна Торочешникова: Но, пожалуй, наибольший интерес у людей, далеких от юриспруденции, вызвали вопросы, связанные с тем, что изменится в Интернете, можно ли будет по-прежнему скачивать из сети музыку, кино, книги.


Говорит юрист, специалист в области авторского права Андрей Миронов...



Андрей Миронов: Что касается скачивания информации, всегда нужно первично исходить из добросовестности использования. То есть если я, не зная о том, что объект является чужим, не зная, что объект является контрафактным, тем не менее добросовестно, то есть за свой счет приобрел или загрузил из Интернета, по сути, потратив свои деньги на трафик, получил некий объект и использую его в личных целях, то есть не преследуя цели дальнейшего распространения, продажи и так далее, то для очистки совести можно считать, что использование его правомерно и что нарушения никакого нет, хотя, с точки зрения нового закона, всегда до всего можно докопаться.



Марьяна Торочешникова: В целом юристы признают - изменения, появившиеся в связи с вступление в силу четвертой части Гражданского кодекса, неоднозначны. Некоторые положения кажутся им абсурдными, некоторые, напротив, хорошими и своевременными. Целесообразность введения отдельных положений понять можно будет только после того, как сложится определенная практика. Вообще же, считает Андрей Миронов, кодификация норм в сфере интеллектуальной собственности необходима, другое дело, что сейчас сделано это неудобно и топорно.


XS
SM
MD
LG