Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главные налоги в 2008-м. Эксклюзивное интервью с автором российской налоговой реформы


Ирина Лагунина: Действующий сегодня в России налог на доходы граждан, 13%-ый подоходный, не следует менять еще много лет. Новую, единую ставку НДС в самое ближайшее время также не введут. Единый социальный налог в будущем могут вообще отменить. А введение налога на недвижимость, рассчитанного от рыночной её стоимости, можно считать делом предрешенным. Так считает автор российской налоговой реформы, с которым беседовал мой коллега Сергей Сенинский...



Сергей Сенинский: ... Более 10 стран региона Центральной и Восточной Европы уже перешли, как и Россия, от прогрессивной к плоской шкале подоходного налога. А с 1 января 2008 года на единую 15%-ую его ставку перешла Чехия.


Некоторые европейские эксперты полагают, что такая схема налогообложения доходов больше подходит для стран с переходной экономикой, где велик разрыв между доходами более и менее обеспеченных групп населения. А для стран Западной Европы, где доходы распределены равномернее, и социальная роль государства – значительная, больше подходит прогрессивная шкала. В какой мере вы разделяете такие оценки? И может ли Россия лет через 5-7 вернуться к прогрессивной шкале подоходного налога? Наш собеседник в Москве – автор российской налоговой реформы, ныне – заместитель министра финансов Сергей Шаталов:



Сергей Шаталов: Думаю, что в странах с переходной экономикой значительно проще принимать подобные политические решения. Ваш пример с Чехией тому подтверждение. Разрыв в доходах между бедными и богатыми там не столь велик, как в России. Социальная же роль государства в новых экономиках постоянно возрастает, Россия в этом плане не исключение. Хочу может быть еще отметить, что во многих государствах, в том числе и в Европе, степень прогрессивного налога постоянно снижается. И это связано, с одной стороны, с определенной трансформацией понятия справедливости в налогообложении, а кроме того, с пониманием того, что к услугам богатых налогоплательщиков всегда лучшие адвокаты, лучшие налоговые специалисты, которые помогают перевести доходы в удобные налоговые гавани, а это, конечно же, потери для доходов государства. В России на уровне правительства вопрос о введении прогрессии вопрос не ставится. Надеюсь, не будет ставиться очень долго. Система себя вполне оправдывает, у нас нет к ней никаких претензий. А что касается дополнительных налогов с богатых, то их скорее нужно брать за счет налога на недвижимость. От такого налога спрятаться практически невозможно.



Сергей Сенинский: Руководители Федеральной налоговой службы минувшей осенью признали: за последние 3 года сократить долю «серых» зарплат в стране так и не смогли. Единственное, что удалось – сдержать «зафиксировать» её на уровне 27% общего фонда оплаты труда в стране. Другими словами, 27% всей зарплаты в России выплачивается «в конвертах» или по другим «серым» схемам. При этом ставка самого подоходного налога в России – одна из самых низких в мире.


Но есть в России еще и единый социальный налог (ЕСН), который платят работодатели, хотя и по регрессивной шкале...


По вашим оценкам, главная проблема – в самом существовании ЕСН? Или – в каких-то его особенностях?



Сергей Шаталов: В 2001-2003-м годах процесс выхода из тени был заметен. В последнее время он существенно замедлился. И конечно, это связано с тем, что ЕСН психологически достаточно велик, хотя и умерен, если сравнивать с другими государствами, например, Восточной Европой. К единому социальному налогу больше всего претензий со стороны бизнеса. К сожалению, сегодня очень трудно назвать сроки и направления изменения этого налога, потому что это зависит от того, какие решения будут приняты в отношении пенсионной реформы, медицинского и социального страхования. В последние три года здесь очевидная пробуксовка, практически ничего не сделано. Решения надо принимать достаточно быстро. Можно будет понимать хотя бы, в каком направлении трансформировать единый социальный налог, каким образом его менять. И я совершенно не исключаю, что он будет совсем ликвидирован. Ликвидирован, конечно, при условии, что удастся в полной мере реализовать всю социальную защиту населения на страховых принципах, если будут какие-то страховые платежи. И при этом, конечно же, будет достаточный ресурс для того, чтобы софинансировать эти программы за счет бюджета.



Сергей Сенинский: Страховые платежи вместо единого социального налога – это по-прежнему - платежи работодателей или частично – и самих работников?..



Сергей Шаталов: Да, это пока не более, чем проекты. Конечно, главный вариант – это сохранение всех платежей за работодателями. Но серьезно обсуждаются вопросы о том, каким образом в этом может участвовать население. В частности, то, что сейчас государство софинансирует взносы на будущие пенсии – это очень интересное начинание.



Сергей Сенинский: Такое софинансирование началось 1 января 2008 года. Если работающий гражданин России начнет добровольные накопления на будущую пенсию, то государство будет ежегодно перечислять на его накопительный счет столько же, сколько перевел на него за год сам работник, но не более 10 тысяч рублей – чуть больше 400-сот долларов по текущему курсу...


Теперь – о налоге на добавленную стоимость. В некоторых странах Европы НДС ныне, скорее, повышают, чем снижают. Например, в Германии базовую ставку налога еще в прошлом году повысили с 16% до 19%. А в Чехии с 1 января 2008 года повышают льготную ставку с 5% до 9%, оставляя неизменной базовую – 19%.


В России также действуют две ставки НДС – 18% и 10%. Год назад вы говорили о том, что в планах Министерства финансов – введение единой, 15%-ой ставки НДС, но решение может быть принято не ранее 2010 года, так как теперь правительство перешло к 3-летнему бюджетному планированию. Изменились ли эти планы за минувший год? И не отвергнута ли пока сама идея унификации ставок НДС?



Сергей Шаталов: В постановочном плане, я считаю, снижение налога на добавленную стоимость далеко не самой первоочередной задачей. Цены при этом не снижаются, как показывает наш опыт. Импорт получает дополнительные преимущества. И при наличии финансовых ресурсов, бюджетных ресурсов, значительных доходов, конечно же, предпочтительнее снижать ставку налога на прибыль, чем ставку налога на добавленную стоимость. Введение единой ставки налога – это всегда сложно с политической точки зрения. Сейчас, в этот политический момент такие решения никто принять не сможет. На мой взгляд, значительно важнее сейчас в налоге на добавленную стоимость снимать те барьеры, которые деформируют его нейтральную природу. Очень многое сделано за последние годы в этом направлении. У нас есть еще и планы, что делать в ближайшее время. Поэтому, я думаю, что сейчас мы сконцентрируемся прежде всего на этих задачах.



Сергей Сенинский: В середине декабря вы заявили, что новый налог на недвижимость (исчисляемый от рыночной стоимости объекта) может быть введен не ранее 2010 года, а скорее – еще позже. В том числе потому, что в России только предстоит создать реестр всех объектов недвижимости и провести их инвентаризацию. Но ведь любые сделки по недвижимости, любые покупки или постройки где-то официально регистрируются и сегодня?!.



Сергей Шаталов: Конечно, вы правы, сделки с недвижимостью декларируются, оформляются должным образом. Но полных реестров объектов недвижимости, собственников этих объектов у нас сегодня не существует. Точно так же, как нет оценки стоимости всех объектов, которые потенциально должны попасть под налогообложение. Более того, приведу пример, когда проводились эксперименты в Твери и в Новгороде, было найдено достаточно большое количество объектов, которые можно назвать неопознанными, они вообще как будто бы отсутствовали, по крайней мере, в документах, хотя присутствовали в жизни. Когда вводился налог на землю, были найдены тысячи участков, которые тоже нигде не были зарегистрированы. Поэтому, конечно, нужна огромная подготовительная работа.



Сергей Сенинский: Главный вопрос, когда реестр уже появится, - как определять ту самую «рыночную» стоимость объекта? Если просто по текущим ценам на рынке, то они могут и меняться в течение года. Плюс – необходимы какие-то повышающие или понижающие коэффициенты для разных групп населения и разных объектов.


Наконец, какой будет сама ставка будущего налога? Пока речь идет о 0,05% от рыночной стоимости объекта недвижимости в год...



Сергей Шаталов: Ориентироваться в оценке только на сделки, конечно же, нельзя. Нужна система массовой оценки, отработанная, выверенная, аккуратная, с возможностью апелляций по поводу этой оценки. И это очень большая и серьезная задача. Что касается льгот, переходных различных положений, конкретных ставок этих налогов, вопросов изменения межбюджетных отношений, то все это должно решаться не на федеральном, а на местном уровне, по крайней мере, на региональном. На федеральном уровне должны устанавливаться только предельные ограничения, чтобы поползновения на местах были не очень страшны для населения. Здесь нельзя ошибиться, цена вопроса около трехсот миллиардов рублей. И я хочу особо подчеркнуть, что никто ни на федеральном, ни на местных уровнях не собирается получить от этого налога больше. Но, конечно, определенное перераспределение этого налога вполне возможно, то есть богатые будут платить больше.



Сергей Сенинский: Что это за сумма – 300 миллиардов рублей? Просто поступления в бюджет? И связана ли она как-то с обсуждаемой ставкой будущего налога на недвижимость – 0,05% в год?



Сергей Шаталов: Триста миллиардов – это примерно та сумма, которую в 2007 году получат бюджеты региональные и местные от трех налогов – земельного, налога на имущество физических лиц и налога на имущество организаций. Вот примерно такую же сумму мы предполагаем сохранить и в будущем, когда произойдет трансформация и вместо этих трех налогов будет один налог на недвижимость. Ставка 0,5% - это предварительные прикидки, к которым тоже, конечно, нужно относиться очень и очень осторожно. Это верхнее значение ставки. Она должна устанавливаться на местах и, конечно, с учетом того, что должны быть и переходные положения в отношении пенсионеров, которые живут в достаточно дорогих квартирах, и в отношении того, чтобы установить достаточно высокий необлагаемый минимум, чтобы незащищенные слои населения не оказались бы под угрозой.



Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы – в эксклюзивном интервью Радио Свобода – отвечал автор российской налоговой реформы, ныне – заместитель министра финансов Сергей Шаталов...


XS
SM
MD
LG