Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чистая магия. О творчестве кинорежиссера Ридли Скотта


Ирина Лагунина: Не только российский президент Владимир Путин получил в результате выборов в прошлом году полностью подконтрольный Кремлю парламент. Аналогичная картина сложилась и в Казахстане, где партия президента Назарбаева заняла все места в законодательном органе, и ни одно оппозиционное движение не смогло преодолеть 7-процентный барьер. По этому поводу глава Офиса демократических институтов ОБСЕ заявил, что никогда не видел демократического государства с однопартийным парламентом. Тем не менее, в ноябре прошлого года ОБСЕ решила, что Казахстан может стать председателем этой организации в 2010 году. Есть ли такое понятие в Казахстане, как демократические институты и гражданское общество? И как в этой стране работается правозащитникам. Обо всем этом Людмила Алексеева беседует с руководителем алма-атинского Хельсинкского комитета Нинель Фокиной.





Говорит Радио Свобода. Вы слушаете программу Время и мир. Аналитический журнал.



Ирина Лагунина: Кто такой Ридли Скотт? В русском Интернете, в статье, посвященной его 70-летию, которое он отпраздновал 30 ноября прошлого года, он назван американским режиссером. Это объяснимо: он уже лет 30 живет в Лос-Анджелесе и снимает фильмы в Голливуде. В американском Интернете он назван английским режиссером. Это тоже объяснимо – трудно не считать англичанином человека, который родился и вырос в Англии и имя которого «Сэр Ридли». А вот что говорит о Скотте киновед, проф. ун-та Брандайса Том Доэрти:



Том Доэрти: Это очень интересно, что в российском интернете Ридли Скотт назван американским режиссером, и НЕ удивительно, потому что, вообще-то говоря, Скотт – режиссер не английский, не американский, а голливудский. Он научился ладить со студиями, он готов делать блокбастеры, сказки и прочие жанры, любимые Голливудом. Его фильм «Чужой» - киберпанк, «Бегущий по лезвию бритвы» - «тех-нуар», «Легенда» - «фэнтэзи», а «Гладиатор» - возрождение классического голливудского жанра «sword and sandal». Другое дело – КАК Ридли Скотт интерпретирует все эти жанры. Он умудряется снимать голливудские фильмы абсолютно по-своему. Он пользуется голливудскими деньгами, техникой, более того - каждый раз он пользуется каким-нибудь голливудским жанром - для того, чтобы сделать свой, персональный, исключительно «Ридли-скоттовский» фильм.



Марина Ефимова: В 2003 году английская королева посвятила Ридли Скотта в рыцари. К этому времени он уже несколько раз, подобно калифорнийским землетрясениям, так встряхнул кинематографический мир, что довольно сильно изменил его ландшафт. Вот его вулканические фильмы: Историческая драма «Дуэлянты» 1977 г., получившая «Пальмовую ветвь» в Каннах за лучший дебют... Научно-космическо-фантастическая картина 79 года «Чужой», ставшая началом нового ответвления жанра (в чём Ридли Скотт не повинен)... Футурологическая фантазия «Бегущий по лезвию бритвы» - ставшая культом. (и номинированная на Оскара)... Суперамериканская супертрагедия «Тельма и Луиза», на которую критики налепили клеймо феминистического фильма. (Номинирован на Оскара в 92 году)... «Гладиатор», получивший 12 номинаций на Оскара, но всего одну статуэтку – за лучший фильм 2000-го года... И, наконец, почти документальная киноверсия реального эпизода миссии американской армии в Сомали в 93-м году – «Падение чёрного ястреба» - (тоже номинирован на Оскара – в 2002-м). Всё это абсолютно разностильные, разно-жанровые фильмы, в которых режиссер неузнаваем.



Том Доэрти: Фильмы Скотта, действительно, невероятно эклектичны. И при этом каждый, едва появившись, сразу занимает чуть ли не первое место в своем жанре. Что в них общего? Непременная, ненарушимая преданность автора своему ремеслу – искусству кинематографии... Если вы попробуете посмотреть на киноэкран, как на полотно с изображениями, то в фильмах Ридли Скотта вы увидите безупречную хореографию этих изображений: фигур, предметов, света, цветовых пятен, звука, музыки... Безупречную – в том смысле, что безотказно действующую.



Марина Ефимова: Профессор Доэрти, что же новаторского в фильмах Ридли Скотта?



Том Доэрти: Возьмите самый знаменитый его фильм «Blade Runner» - «Бегущий по лезвию бритвы». До Скотта мир будущего представлялся в кино клинически чистым, механистическим миром... еще начиная с фильма 60-х годов «451 градус по Фаренгейту»... А в фильме Скотта будущее - это мрачный и грязный хаос, где и мрачность, и хаос лишь усугубляются могучей электронной техникой. Именно фильм «Blade Runner» начал жанр, который назвали «фильм технуар» - в отличие от старого европейского жанра «фильм нуар»... Вы можете презирать этот жанр – футурологическую фантастику, вы можете издеваться над неубедительностью сюжета и текста. И, тем не менее, фильм «Бегущий по лезвию бритвы» загипнотизирует вас визуальной художественной фантазией Ридли Скотта. С самого начала – от залитого дождем японского квартала Лос-Анджелеса будущего – и до самого конца – до залитого дождем умирающего Рутгера Хауэра – в роли раба 22 века. Невозможно оторвать глаз от экрана. Особенно, если это БОЛЬШОЙ экран.



Марина Ефимова: В этой последней сцене искусственно созданный для рабского труда человек-репликант (его играет магнетический актер Рутгер Хауэр) спасает от верной гибели своего преследователя – полицейского Гаррисона Форда – чтобы хоть кто-то проводил его в последний путь.



Я видел такое, что вы, люди на Земле, не можете даже себе представить... И все эти моменты пропадут... исчезнут во времени, как слезы в дожде... Пора умирать...



Марина Ефимова: Режиссера Ридли Скотта нельзя назвать самородком. Он учился в английском колледже на факультете изобразительных искусств и долго работал в рекламном отделе Би-Би-Си, где буквально вынудил администрацию отправить его учиться на режиссерские курсы. Он стал знаменит рекламными роликами для больших фирм (включая автомобильную фирму БМВ), и затем создал собственную компанию рекламных фильмов. Настоящая деловая, очень успешная фирма. С одной разницей по сравнению с другими подобными фирмами – в ней вместе с Ридли работали (и до сих пор работают) над рекламой режиссеры Алан Паркер (создатель «Миссисипи в огне» и «Сердца Ангела»), Хью Хадсон (создатель «Колесниц огня», обаятельнейшего фильма о студентах-спортсменах начала 20-го века)... и Адриан Лэйн, автор интереснейшего фильма «Лестница Иакова»). Фирма Скотта дала им всем возможность выбора – роскошь, недоступную для многих режиссеров.


Свой первый полнометражный художественный фильм «Дуэлянты» Ридли Скотт снял, когда ему было 40 лет.


«Дуэлянты»: задиристый лейтенант наполеоновской армии, актер Харви Кэйтел, вызвал на дуэль, из-за пустяка, однополчанина (Кэйта Каррадина). Дуэль не удовлетворила воспламененное чувство чести Кэйтела, и в течение 15 лет он преследует своего противника. Они дерутся 6 раз, в последний раз – в чине генералов. Но на этот раз Каррадин придумал спасительный ход. Рискуя жизнью, он добился того, чтобы последний выстрел оказался за ним. И он его не сделал:



Вы держали меня на привязи 15 лет. Теперь ваша жизнь принадлежит мне. Я сделаю свой выстрел когда захочу и если захочу. А пока я объявляю вас мертвым. 15 лет вы вынуждали меня следовать ВАШЕМУ представлению о коде чести. Теперь вам придется принять МОЁ.



Марина Ефимова: Излишне говорить, что в фильме «Дуэлянты» (как и в других фильмах Скотта) дело не только в двух ярких персонажах и прямо-таки пушкинском сюжете, но и в ошеломительно снятых сценах дуэлей, в неожиданных деталях (вроде девочки со стадом гусей, набредающей на дуэлянтов). А самое незабываемое в фильме – последний кадр: маленький насупленный Кэйтел в бессмысленной уже наполеоновской шляпе, стоит, как символ тщеты, на фоне вечности – мирного, безлюдного, сияющего пейзажа.



Том Доэрти: Скотт не воссоздает реальность - даже в реалистических фильмах, даже в таких, как его последний фильм «Американский гангстер». Скорсезе, например, в «Таксисте» воспроизвел Нью-Йорк 70-х годов, а в фильме «Нью-йоркские банды» - Нью-Йорк 19-го века. А Ридли Скотт создал нечто – собственную версию Нью-Йорка. И так всегда – где бы ни происходило действие его фильмов, это всегда некая ЗЕМЛЯ РИДЛИ СКОТТА. И я говорю не в осуждение, потому что эта его земля, с красочными деталями, с чуть преувеличенной хореографией действия, абсолютно завораживает зрителя.



Марина Ефимова: Земля Ридли Скотта иногда реальнее реальности. Например, в его почти документальном фильме «Падение черного ястреба» - экранизации страшного эпизода 93 года во время рейда американских войск на Могадишо с целью захвата генерала Айдида. Операция была рассчитана на 30 минут, но два американских вертолета модели «черный ястреб» были сбиты «стингерами» милиции Айдида. И короткий рейд превратился в кровопролитное 15-часовое сражение, в котором погибло 18 американцев и 1000 сомалийцев. Фильм «Black Hawk Down» - зрелище мучительное из-за своей подробности. Я рада была, что смотрела фильм дома, потому что могла выйти на минуту, подержаться за сердце... Ты понимаешь идею командования – арестовать жестокого вояку, устроившего геноцид в захваченном районе, но при этом чувствуешь и неизбежность того, что произошло. Оливер Стоун сделал бы такой фильм политическим. А в фильме Скотта зрителя абсолютно не заботит исход операции. Его волнует только судьба каждого отдельного персонажа. Играют солдат и офицеров прекрасные американские и британские актеры: Джош Хартнет, Эван МакГрегор, Сэм Шеппард. Но уже через несколько минут ты забываешь о том, что это актеры. Они – солдаты, объединенные одним чувством – один за всех и все – за одного. То, что ими движет в ужасной ситуации западни, вполне точно выразил один из них, Норман Хут, в конце фильма:



Если меня спросят, как всё было, я даже ничего объяснять не буду. Со стороны не понять, что в бою единственный, кто тебе дорог, это тот, кто дерется рядом. Геройства, зверства, подвиги – все ради него. Потерять его – все равно, что погибнуть самому. И все дело – только в этом.



Марина Ефимова: При абсолютной документальности фильма «Падение черного ястреба», там есть сцена, которую мог снять только Ридли Скотт. Это эпизод, получивший в истории название «могадишская миля». Когда на выручку попавшим в засаду прибыл взвод 10-го Горного дивизиона с маленькими броневиками, то все свободные места в них заняли раненые, и целый взвод солдат должен был, после 15-часовой схватки, выходить из засады своим ходом. В фильме они бегут, тяжело дыша, в пыли, поднятой ушедшей вперед колонной. За ними, по поперечным улицам, проносятся грузовики с автоматчиками Айдида, и они отстреливаются... Кто-то падает, его подхватывают под руки... Кажется, этому бегу не будет конца. И вдруг, в пыльном мареве вырисовывается детская фигурка - одна, другая - и черные мальчишки начинают весело скакать впереди солдат, которые ошалело на них смотрят... Потом из пыли появляются фигуры взрослых сомалийцев, смеющихся, приветливо машущих руками... И только тут солдаты понимают (и мы с ними), что они добежали до дружественного, безопасного района города... пробежав полтора километра, милю.



«Похоже, что с какого-то момента (после фильма «Легенда») вся карьера Скотта управлялась одним – погоней за кассой. В стремлении к зрительскому успеху он перепробовал почти все жанры. Добротная историческая постановка фильма о Колумбе («1492-й. Завоевание рая») провалилась, потому что не содержала в себе характерных признаков фирменного стиля Скотта. В приключенческой драме «Белый шквал» Скотт пошел по пути тривиального упрощения не только СМЫСЛОВОГО наполнения, но даже и визуального. От фильма к фильму Ридли Скотт все более нивелировался до уровня среднестатистического голливудского режиссера, теряя свою самобытность».



Марина Ефимова: Это – смелое критическое замечание из обзорной статьи, опубликованной в русском журнале «Киноман». Далеко не единственное, хотя другие критики не были уверены в том, гнался ли Ридли Скотт «за кассой» или за каким-то своим ускользающим «журавлем в небе». Но, действительно, Ридли Скотт снял столько слабых фильмов («Солдат Джейн», «1492-й», «Легенда», «Ганнибал», «Черный дождь», «Удачный год»), что иногда кажется, будто он не знает, в чем он силен и в чем слаб.



Том Доэрти: Дело в том, что Скотт невероятно продуктивен. А ведь он не делает низкобюджетных семейных драм. Он создает огромные панорамные полотна, с гигантскими батальными сценами... Другие режиссеры делают 4-5 подобных фильмов за десятилетие. А Скотт – 10-12. Конечно, при такой продуктивности неизбежны провалы. Но ведь они есть и у тех, кто делает по 4-5 фильмов. Между прочим, режиссер Кёртис, прежде чем снять «Касабланку», сделал с полдюжины абсолютно провальных фильмов.



Марина Ефимова: Сам Ридли Скотт, судя по интервью с корреспондентом БиБиСи, относится к критике просто:



Ридли Скотт: Меня это никогда не заботило. Я знаю, что нет более сурового критика моих работ, чем я сам. Кончив фильм, я всегда знаю, удался он или нет. Поэтому я никогда не читаю рецензий. Никогда.



Марина Ефимова: Главная претензия ЗАПАДНЫХ критиков к Ридли Скотту – то, что он отдает все внимание зрительному ряду в ущерб содержанию и характерам персонажей. «Техника Скотта ошеломительна, - пишет Сюзан Долл в «Международном словаре кинематографистов», - но она искусственна и часто подвергается критике американских рецензентов, для которых содержание и характеры ценнее стиля, и реализм ценней символизма». Джо Эндрю вторит в «Киносправочнике» 1989 года:



«Слишком занятый внешним антуражем, Ридли Скот создает фильмы бессвязные и непоследовательные. Его нельзя принимать всерьез, пока он не научится создавать живые, убедительные человеческие характеры».



Марина Ефимова: Интересно, чем же тогда объяснить, что в фильмах Ридли Скотта играют лучшие американские и английские актеры трёх поколений: Джон Хёрт, Том Скэррит, Харви Кейтел, Кэйт Карадин, Рутгер Хауэр, Сэм Шеппард, Сигурни Уивер, Оливер Рид, Рассэл Кроу, Хоакин Феникс, Дензел Вашингтон, Эван Мак Грегор, Дерил Ханна, Джош Хартнет...


Ридли Скотта часто называют «визуалистом». Про него пишут: «он может экранизировать даже карточную игру». Визуалист? Разве стал бы он так популярен, если бы был только визуалистом? Много ли в мире эстетов?.. Нет, я согласна с киноведом Иэном Смитом, который пишет в книге «Современные североамериканские кинорежиссеры»:



«Осмеянный критиками за тенденцию делать упор на стиль в ущерб содержанию, Ридли Скотт сумел создать такие картины прошлого, настоящего и особенно будущего, которые оказали сильнейшее влияние не только на зрителей, но и на целое поколение кинематографистов».



Марина Ефимова: В лучших фильмах Ридли Скотта: в «Дуэлянтах», «Гладиаторе», «Чужом», и в «Бегущем по лезвию бритвы», и в фильме «Тельма и Луиза», и даже в «Царстве небесном» - сквозь красоту и ошеломительную фантазию всегда проступают живые, не усмиренные человеческие страсти.


XS
SM
MD
LG