Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто и как будет руководить Россией в ближайшие годы


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Михаил Саленков: Выборы и победа в споре за проведение Олимпиады-2014 были одними из главных событий ушедшего 2007 года.



Данила Гальперович: Одним из главных зрелищ прошедшего года в России были высшие чиновники и простые россияне, пляшущие от радости после объявления о том, что Сочи станет столицей зимних олимпийских игр 2014 года. Редкое единство чувств у людей, добирающихся на работу на "Бентли", и пассажиров общественного транспорта вполне понятно: олимпиада - престижно, и то, что стране доверяют ее провести, действительно почетно. При этом некоторые российские масс-медиа предположили, что главным в России на момент зимних игр опять будет Владимир Путин, но для этого нужно как минимум создать систему власти, опирающуюся на крепкие договоренности внутри и экономические успехи снаружи. Руководитель исследовательского центра "Меркатор" Дмитрий Орешкин полагает, что уж сейчас ясно: ни того, ни другого в современной кремлевской конструкции не просматривается.



Дмитрий Орешкин: Мне представляется, что в том виде, в каком оно сейчас существует, до 2014 года все это добро не доживет. Оно или развалится, или, что гораздо более предпочтительно, эволюционирует. Почему я так думаю? Мне кажется, что у нас гораздо больше побед сейчас идеологического плана. То есть на стене в каморке папы Карло рисуют все более и более симпатичные очаги, и многие люди, утомившиеся душой, все более охотно греются у этого нарисованного очага и им кажется, что жизнь становится лучше. Просто потому, что они слышат знакомые слова, они возвращаются в понятную систему ценностей, они видят, что есть враг, который нас хочет сломать, а мы не позволяем себя сломать. Он слышат радостные вести с полей, он видит знакомую картинку на телевидении, советскую, и ему душевную становится легче. А если касается дела таких объективных, хозяйственных, демографических, экономических, финансовых проблем, то здесь далеко не все так хорошо. В этом смысле мы переживаем фазу растущей социальной шизофрении. Потому что на картинке все лучше и лучше, а реальность мы стараемся не замечать.


Достаточно вспомнить, что не так давно нам обещали удвоения ВВП. Оно как-то не состоялось и в ближайшем будущем не состоится. Не так давно нам обещали догнать Португалию по душевому доходу. Вот не догнали и не похоже, что догоним. Не так давно нам говорили, что нефть "Юралс" должна котироваться не хуже, чем западные аналоги. Забыто и пройдено.



Данила Гальперович: Действительно, многие из обещаний Владимира Путина как-то померкли и больше не повторяются вслух, но система еще больше усложнила свое существование, пытаясь как-то сохранить во власти президента действующего и законно, пусть и с помощью пропагандистской кампании, избрать президента будущего.


Николай Петров из Московского центра Карнеги уверен, эти сложности делают перспективу того, что нынешние обитатели Кремля будут открывать Олимпиаду через шесть лет, совершенно несбыточной.



Николай Петров: И без передачи власти нынешняя политическая конструкция имеет такой переходный характер и в целом нестабильна. Передача власти - это дополнительный, очень серьезный риск, связанный с тем, что никогда ранее такая конструкция с двумя центрами власти и динамичным развитием этих центров власти, один должен усиливаться, другой должен ослабляться, она не работала. Поэтому она чревата самыми серьезными осложнениями. Думаю, что проблемы, безусловно, будут и очень быстрые. Это проблемы, которые далеко не исчерпываются личными отношениями преемника, а в будущем, очевидно, президента и нынешнего президента. Это проблемы, которые возникнут по всей массе системы в глубину. То есть это политическая элита, которая начнет подталкивать один и другой центр к принятию решений, вопреки или нескоординированными со вторым центром власти. В этом смысле, мне кажется, такой двойной риск для системы однозначно приведет к тому, что не в 2014 году, а существенно раньше система вынуждена будет очень серьезно трансформироваться.



Данила Гальперович: Но если российская власть находится в периоде трансформации, то во что она трансформируется? По мнению Николая Петрова, шести лет более чем достаточно, чтобы понять, во что.



Николай Петров: До тех пор, пока система не сможет себя модернизировать, сделать себя либо уже по-настоящему авторитарной, либо по-настоящему демократической, она внутренне потенциально нестабильна и эта нестабильность чревата серьезными кризисами. То есть, на мой взгляд, проблема в том, что у нас сейчас недоавторитарная и недодемократическая система. Это некий переходный гибридный вариант, который не может долгое время в таком состоянии быть стабильным и который неминуемо или в одну, или в другую сторону потащит систему.



Данила Гальперович: Многие эксперты говорят, что в случае укрепления авторитаризма, вполне возможно, что богатство страны будет потрачено на поддержание внутренней безопасности даже раньше, чем станут снижаться цены на нефть. Но если эти два процесса совпадут, то Россию могут ожидать серьезные потрясения, вплоть до кровопролития. Дмитрий Орешкин, впрочем, говорит, что такой вариант возможен, но все же маловероятен, а будет, скорее всего, так...



Дмитрий Орешкин: Он мирно испустит дух и непонятно, чем заменится. Потому что произойдет опять та самая фаза беспорядка, дестабилизации, утраты общих систем ценностей, потому что на самом-то деле они нарисованы на бумажке, а не реально объединяют нас в единую государственную мощность. И, соответственно, появится нечто новое, трудно предсказуемое, возможно, не единое, возможное, совершенно неоднородное. Но то, что недействующая властная организация упрется в печальный и совершенно объективный параметр собственной неэффективности, мне представляется достаточно очевидным.



Данила Гальперович: Когда-то 1980 год должен был стать годом международного триумфа Советского Союза. Москва готовилась принять у себя Олимпиаду, и лидеры советского режима хотели выглядеть в глазах свободного мира людьми, с которыми, в общем-то, можно иметь дело. До этого был достаточно длительный период, называвшийся в СССР разрядкой, а на Западе детантом, и казалось, что все в ажуре. Но тут ястребов из Политбюро понесло в Афганистан. Всего лишь через 11 лет Советского Союза не стало, и никакая Олимпиада не помогла.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG