Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В 1993 году очень знаменитый и очень неверующий американский физик Стивен Вайнберг обличал «религиозных либералов» за то, что они даже в Бога не веруют. Не прошло и 15 лет, как в России примерно за это же досталось о. Даниилу Руфайзену и Людмиле Улицкой, описавшей Руфайзена под именем Штайна в своём нашумевшем романе "Даниэль Штайн, перводчик". Не церковные иерархи набросились, не теологи, даже не черносотенцы, а интеллектуал Юрий Малецкий и интеллигент Анатолий Стреляный. Претензии как у Вайнберга: если уж быть верующим, то веровать догматично!


Критика Малецкого не так интересна, потому что он выступает от имени православия. Типичный образец неоправославия или православизма, перенесший на православие большевистский, партийный способ мышления: не согласен с программой и уставом партии – уходи. Не согласен Руфайзен с католическим вероучением – пусть уходит.


Анатолий Иванович (язык не поворачивается иначе величать человека, который сделал из меня радиожурналиста) выступает, как и Вайнберг, от имени атеизма, и это делает его позицию намного сильнее. Ему как бы безразличны внутрихристианские склоки, он сражается за язык, за то, чтобы слова имели определённое значение.


Однако есть тонкое отличие между Вайнбергом и Стреляным, как есть тонкое отличие между либералом от религии, который прямо отрицает Бога и религию, и либералом в религии, который защищает Бога и религию от идеологизации.


Либералы от религии, действительно, лукавят. В религии они остаются лишь потому, что это престижнее атеизма, это универсальный язык, наконец, за это деньги платят. Да-да, недавно один датский пастор, заявивший о своём неверии в Бога, по суду отстоял своё право работать пастором, и прихожане к нему ходят. Для либерала от религии Иисус – просто бывший новорожденный, давно уже умерший и рассыпавшийся в прах.


Либерал в религии защищает религию от религиозных фанатиков, а говоря библейским языком – от идолопоклонников. Идола ведь не только из дерева и золота можно сделать. Сегодня в России идола делают из слов. Раньше делали идола из марксистских терминов, теперь из православных догматов. Результат один: шаг вправо, шаг влево считаются побегом.


Либерал в религии подобен опытному автомеханику, который не боится залезть под капот автомобиля, который знает, что автомобиль – это не только «Москвич», «Жигули», но и «Мерседес». «Нет, автомобиль – это лишь «Мерседес» с его неповторимыми обводами», – хором говорят атеист Стреляный и энтузиаст православия Малецкий.


В канун Рождества хор атеизма и фанатизма особенно диссонирует, потому что ангелы, которые возвестили пастухам о Рождестве оказываются еретиками, а то и либералами. Они же сказали: «родился Спаситель, Который есть Христос Господь». Не сказали «Единосущный Сын Божий, Второе Лицо Пресвятой Троицы». Да и Мария сомнительна: вряд ли Она укачивала Иисуса, напевая: «Спи, триипостасный мой, спи, как я спала».


Сама по себе попытка защитить слова – дело неплохое. Только не надо защищать слова, делая из слов мёртвые чучела. Так поступают – в политике – те, кто называет «либералом» диктатора, который убил не миллион людей, а полмиллиона. Так поступают – в религии – те, кто называет «настоящим христианином» того, кто за Христа глотку готов перервать.


Нет, друзья, настоящий автомобиль не тот, который больше пешеходов на зебре передавил. Настоящий Христос – не Тот, о Котором больше догматов, а Тот, Который родился беспомощным младенцем и за всю жизнь ни одного догмата не сочинил и Который из Храма выгнал тех, кто веру превращал в деньги, а не тех, кто веру превращал в свободу – свободу слова о Боге, свободу молчания о Боге, свободу любви к Богу и людям.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG