Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«В Евросоюзе “новую восточную политику” определяет Германия»


когда Дмитрий Медведев допустил критику либерализации рынка газа в ноябре месяце, а потом было объявлено об объективном повышении газа, причем гораздо меньшем, чем раньше, то немецкие средства массовой информации соединили это в одно целое и сказали, что

когда Дмитрий Медведев допустил критику либерализации рынка газа в ноябре месяце, а потом было объявлено об объективном повышении газа, причем гораздо меньшем, чем раньше, то немецкие средства массовой информации соединили это в одно целое и сказали, что

По какому сценарию будут развиваться отношения России со странами Европейского союза, об в интервью Радио Свобода рассказал руководитель Центра германских исследований Института Европы Академии наук Владислав Белов.


- Несмотря на то, что представители Евросоюза в основном сдержанно оценили результаты российских выборов, уже в день выборов, 2 декабря, из всех европейских лидеров именно Ангела Меркель, канцлер ФРГ, очень критично высказалась по поводу организации предвыборной кампании и самого голосования в целом. Почему? Почему другие лидеры ЕС не были столь жестки в высказывания?


- Ангела Меркель – представитель большой коалиции. Когда на смену Герхарду Шредеру, который весьма тепло и лично хорошо относился к Владимиру Путину, пришла Ангела Меркель, ей лично и в целом большой коалицией были взяты обязательства относительно того, что в рамках нового регистратурного периода будет высказываться жесткая критика в отношении процессов строительства демократии в России. Поэтому, коль скоро такие обязательства были приняты (почти на уровне правительственного заявления от ноября 2005 года), то они выполняются.


[В Евросоюзе] Германия определяет так называемую «новую восточную политику» на постсоветском пространстве в целом. Германия показывает себя европейским лидером с точки зрения критики или критического отношения к процессам, происходящим в России, хотя эта критика является относительно конструктивной. Германия осуществляет попытки оказания поддержки процессам демократизации в России. Мне кажется, что Германия в наибольшей степени понимает всю сложность процессов и трансформации российского общества, строительства партийно-политической системы, проблем, связанных с историческими особенностями формирования российского политического истеблишмента. По крайней мере, мне кажется, что в Германии способны не только критиковать, но и объективно оценивать все эти процессы. Способны перейти в русло конструктивного диалога и с самой крупной фракцией в Госдуме «Единой Россией», и с системной оппозицией. Германия будет по-прежнему вносить свой вклад в процесс строительства демократии, каким бы он сложным ни был.


- Постоянная причина конфликтов между Москвой и Европой, Западом - это судьба Косова. Как здесь может повлиять тот или иной вариант на отношения Европы с Москвой?


- Европа не хочет слышать предложения Москвы. Во время недавней большой конференция с Фондом Бертельсманна о будущем отношении России и ЕС, и один из тезисов был в том, что стороны не слышат друг друга. Есть надежда на то, что, наверное, германские политики будут более гибкими в этом отношении. Россия связывает с Германией свои надежды в том, что, по крайней мере, германская политическая элита более внимательно отнесется к предложениям или к точке зрения Москвы. Я надеюсь, что следующий год, наверное, все-таки должен стать годом взаимного диалога.


- Россия отказалась временно соблюдать положение договора об обычных вооруженных сил в Европе и одновременно так, довольно спокойно, продолжаются трения по поводу пресловутых элементов американской системы ПРО в Чехии и в Польше. Возможны ли новые дискуссии в военной сфере, например, о российской военной угрозе?


- Они обязательно должны быть, эти дискуссии. Как они будут называться - или о военной угрозе, или о новой доктрине, или о новом восприятии России в Европе, экспертное сообщество должно более активно дискутировать. Потому что мы сейчас слышим высказывания отдельных политиков или отдельных представителей Генштаба, а такой развернутой дискуссии я не вижу. Мне кажется, что следующий год должен был бы стать годом более полного отражения существующих мнений. 2008 год мог бы стать переломным с точки зрения формирования образов и устранения тех стереотипов, которые явно присутствуют сейчас на всех уровнях.


- Декабрь традиционно горячая пора для «Газпрома» и для его клиентов в европейских странах. Есть ли основания полагать, что зима 2007-2008 года станет, может быть, исключением и как-то дело обойдется без острых конфликтов между российской газовой монополией и соседями, европейскими потребителями?


- Я надеюсь, что, в конце концов, «Газпром» сделает выводы из уроков 2005-2006 годов и, в конце концов, займется нормальным паблик рилейшнз и правильным выстраиванием своих отношений не только со своими основными клиентами и партнерами, но и с западногерманской общественностью. «Газпром» допускал грубейшие ошибки в доведении своих решений до общественности и за это, в общем-то, платил своим имиджем. Я надеюсь, что в конечном итоге «Газпром» начнет себя правильно вести. Хотя, когда Дмитрий Медведев допустил критику либерализации рынка газа в ноябре месяце, а потом было объявлено об объективном повышении газа, причем гораздо меньшем, чем раньше, то немецкие средства массовой информации соединили это в одно целое и сказали, что «Газпром» угрожает Европе. Я надеюсь, что «Газпром» когда-нибудь начнет проводить правильную политику взаимоотношений и с клиентами, и с общественностью.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG