Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анализ побед и провалов американской внешней политики в 2007 году


Ирина Лагунина: Накануне Нового года администрация США подвела политические и внешнеполитические итоги года. Она оценивает 2007 год как трудный, но в целом успешный. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Президент Буш начал свою итоговую пресс-конференцию в шутливом тоне.



Джордж Буш: Доброе утро. Надеюсь, вы получили от праздничного приема в Белом Доме такое же удовольствие, какое получили мы с Лорой. Мы тут пересчитали столовое серебро – оказалось, в этот раз пропало всего несколько предметов. Так что увидите Грегори – передайте ему, пусть вернет.



Владимир Абаринов: Дэвид Грегори – корреспондент телекомпании NBC. Говорят, на приеме для прессы его спросили, не украл ли он что-нибудь из приборов. Грегори демонстративно распахнул пиджак – и в нагрудном кармане его рубахи обнаружилась вилка. Это была, конечно, шутка. Как заявил старший консьерж Белого Дома Гэри Уолтерс, в этом году ему не докладывали о недостаче столового серебра, но в прошлом такое случалось – в основном гости воруют маленькие ложечки для кофе или сахара. Они не серебряные, а посеребренные, и представляют ценность исключительно как сувенир. Вообще сезон зимних праздников, который открывает 3 декабря Ханука и завершает 1 января африканский фестиваль Кванзаа, - это тяжелое испытание как для персонала Белого Дома, так и для президента: ему приходилось пожимать по тысяче рук на одном приеме, а приемов в Белом Доме было ровным счетом 20; в общей сложности на них было приглашено 7000 гостей. Иногда приходилось устраивать два приема в один вечер, но гости, приглашенные на более раннее время, никак не хотели очистить помещение для следующей смены.


Однако вернемся на пресс-конференцию. Вторым по счету вопросом был вопрос о России.



- Журнал Тайм только что назвал Владимира Путина человеком года. А он дал понять, что собирается стать премьер-министром. Вы однажды сказали, что он лукавит относительно своих намерений, но сейчас он высказался ясно. Каким образом это характеризирует состояние демократии в России?



Джордж Буш: Знаете, я жду встречи с ним на слете «людей года». Не знаю, правда, когда она состоится. Я предполагаю - я еще не прочел статью, но предполагаю, что они выбрали его, потому что он был последовательным лидером. Тут фундаментальный вопрос: последователен в каком смысле? Что будет представлять собой страна через 10 лет, начиная с сегодняшнего дня? Я, конечно, надеюсь на то, что Россия сознает необходимость системы сдержек и противовесов, свободных и справедливых выборов и живой, яркой прессы. Я надеюсь, они понимают, что западные ценности, основанные на правах человека и человеческом достоинстве – это путь к лучшему будущему. Вот такие у меня надежды.


Теперь что касается вашего рассуждения относительно того, действительно ли он будет премьер-министром. Я не знаю, я не говорил с ним об этом. И до тех пор, пока этого не произошло, думаю, нам стоит подождать и посмотреть. Что будет интересно в следующем году, это как российский президент делает свое дело – я имею в виду, новый российский президент. Мы, вероятно, встретимся с ним пару раз, и будет интересно увидеть, как проводится внешняя политика и в чем заключается или не заключается роль Владимира Путина. Я пока просто не знаю, так что поживем – увидим.



Владимир Абаринов: Был и вопрос, касавшийся международного престижа Соединенных Штатов.



- Г-н президент, вы, наверно, видели по телевизору, как президент Клинтон сказал, что одним из первых шагов новой клинтоновской администрации будет направление 41-го и 42-го президентов за рубеж с миссией доброй воли с тем, чтобы восстановить доброе имя страны в мире. Интересно узнать, считаете ли вы такую миссию необходимой...



Джордж Буш: 41-й не думает, что это необходимо. Так что это будет поездка без попутчиков.



Владимир Абаринов: 42-й президент – это сам Билл Клинтон, 41-й – Джордж Буш-старший.


Много внимания на пресс-конференции президент уделил вопросам энергетики, прежде всего – альтернативным энергоносителям.



Джордж Буш: Если вы действительно всерьез относитесь к проблеме парниковых газов, вы должны, с моей точки зрения, быть твердым сторонником атомной энергетики. Атомная энергетика позволяет нам производить электричество, не выбрасывая в атмосферу ни единой частицы вредных веществ.



Владимир Абаринов: 2008 год – год президентских выборов в США. Пока партии не выдвинули своих кандидатов, президент считает неэтичным комментировать ход кампании. Однако без вопроса на эту тему не обошлось.



- Вы занимаете пост уже семь лет. У вас должны были сложиться кое-какие устойчивые представления о том, что это такое – работать в Овальном кабинете. Что для вас имеет значение? Должен ли кандидат иметь опыт работы в правительстве? А религиозные взгляды кандидата – насколько они важны для вас?



Джордж Буш: Это хорошая попытка вовлечь меня в президентскую кампанию. Что для меня важно? Вот что: принципы, которыми руководствуются при принятии решений. Люди приобретают принципы разными путями. Но нельзя быть президентом, не имея жесткой системы принципов, которые направляют вас, когда вы разбираетесь со всеми проблемами, с которыми сталкивается мир. И я весьма осторожно отнесся бы к тому, кто полагается на опросы и фокус-группы при определении своей тактики борьбы за пост президента.



Владимир Абаринов: «Сложным, но позитивным» назвала 2007 год на своей пресс-конференции государственный секретарь США Кондолизза Райс.



Кондолизза Райс: Я только что побывала в Ираке и могу сказать вам, что Ирак сегодня – другая страна по сравнению с тем, что мы видели год назад. Увеличение численности наших войск, бесспорно, привело к подавлению насилия и восстановлению безопасности. Пополнение рядов наших специалистов, занимающихся реконструкцией на местах, помогает восстановлению и национальному примирению на местном уровне, как я это видела своими глазами в Киркуке. Это, конечно, все еще хрупкий успех, и необходимо продолжать наше содействие иракцам с тем, чтобы достижения в области безопасности превратились в продолжительный политический прогресс.



Владимир Абаринов: Помимо Ирака, внимание администрации было сконцентрировано на ближневосточном мирном процессе.



Кондолизза Райс: Другой приоритет, как вам известно, состоял в том, чтобы собрать вместе израильтян и палестинцев и открыть заключительные переговоры об образовании палестинского государства. Аннаполис был кульминацией терпеливой и кропотливой дипломатической работы в течение почти года. Команды переговорщиков провели свою первую встречу. Мы будем искать возможности вовлекать заинтересованные стороны и поддерживать их стремление превратить дискуссии в значимые соглашения. В соответствии с итогами недавней Парижской конференции доноров мы продолжим оказывать поддержку усилиям президента Аббаса по строительству эффективного демократического государства.



Владимир Абаринов: Ирану Корндолизза Райс адресовала предложение прямых переговоров.



Кондолизза Райс: Я все время повторяю, что если Иран выполнит лишь одно условие, поставленное перед ним резолюциями Совета Безопасности, а именно - приостановит обогащение и переработку урана, тогда я буду готова встретиться со своим иранским коллегой где угодно, в любое время, чтобы обсудить любые темы. Так что давайте не будем обгонять самих себя. Давайте посмотрим, готовы ли страны идти этим путем. У Соединенных Штатов нет постоянных врагов. Для этого мы слишком великая страна.



Владимир Абаринов: В следующем вопросе журналист цитирует одного из кандидатов-республиканцев на пост президента Майка Хаккаби и бывшего посла США в ООН Джона Болтона.



- Майк Хаккаби недавно сказал, что эта администрация проводит внешнюю политику страны-одиночки, что она страдает высокомерием, что у нее менталитет бункера, который повредил репутации Америки во всем мире. Кроме того, недавно Джон Болтон заявил, что внешняя политика администрации Буша находится в свободном падении, и это происходит потому, что президент слишком много слушал вас. Что бы вы ответили на это?



Кондолизза Райс: Слушайте, я не комментирую комментарии других людей. У меня на это нет времени, понятно? Мне действительно некогда волноваться по этому поводу. Позвольте мне только рассказать вам, каковы, на мой взгляд, политические позиции Америки.


Сегодня у нас, вероятно, самые прочные трансатлантические отношения за все время пребывания этой администрации у власти и, я сказала бы, за очень длительный период. Посмотрите на наши отношения с Францией, которые нашли позитивное применение в Ливане, на то, как президент взаимодействовал с президентом Саркози, когда он приезжал сюда, посмотрите на отношения с правительством Ангелы Меркель. И это не только отношения с канцлером, это и мои отношения с Франком-Вальтером Штайнмайером, с Бернаром Кушнером. Вы знаете, что с британцами наши отношения всегда были прочными. Мы решаем проблемы вместе с НАТО, сообща сражаемся в Афганистане.


Утверждения, что мы действуем в одиночку, просто смехотворны. Тот, кто заявляет это, не придерживается фактов. Мы работаем вместе с союзниками в Азии над проблемой Северной Кореи. Мы работаем с союзниками в Европе, России и Китае по иранской проблеме. Наш альянс мобилизован на совместные действия в Афганистане. В Аннаполисе работали более 50 стран над тем, чтобы начать мирный процесс между израильтянами и палестинцами. Мы сотрудничаем с союзниками в Ливане. Я могу продолжать перечисление. Так что я бы просто сказала: смотрите на факты.



Владимир Абаринов: Таким был прошедший год с точки зрения правительства США.
XS
SM
MD
LG