Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Детский труд и социальная ответственность транснациональных корпораций


Ирина Лагунина: Несколько недель назад британская газета Observer поведала ужасающую историю о рабском труде детей на швейной фабрике в Индии. Не менее шокирующим стал тот факт, что продукт детского труда предназначался для сбыта одною из крупнейших американских торговых марок - Gap. Подобная информация для любой международной компании – серьезный удар по престижу. Более того, неправительственные организации и потребители могут в любой момент объявить бойкот продукции фирмы, как уже случалось в истории той же Gap. Например, в сентябре 2002 года Gap обвинялась в уничтожении ценных лесных массивом. Демонстрации в Вашингтоне перед магазинами фирмы закончились символическим раздеванием. О том, как мир бизнеса и американское общество реагируют на подобную практику, рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: В конце ноября британская газета “Обсервер” опубликовала разоблачение, бросающее тень на транснациональную корпорацию Gap со штаб-квартирой в Калифорнии. Газета сообщала об использовании детского труда при пошиве одежды на субподрядном предприятии этой компании в Индии. Журналист Дэн Макдугалл записал рассказы детей-работников о том, как они буквально за 20 долларов были проданы родителями хозяевам фабрики, которые заставляли их бесплатно работать по 16 часов в день и избивали. Детей возрастом не старше 10 лет содержали в ужасных рабских условиях.


Специалисты, следящие за взаимоотношениями между работниками и работодателями в разных странах мира, говорят, что произошедшее в Индии их не удивляет. Принудительный детский труд в этой стране, несмотря на официальный запрет, используется повсеместно. По данным Министерства труда США, в Индии приблизительно 80 миллионов мальчиков и девочек в возрасте от 5 до 14 лет вынуждены работать. Большинство работают в сельском хозяйстве, но детский труд применяется и во многих других, зачастую опасных отраслях.


Сама компания Gap несколько лет назад уже признала факты применения на предприятиях своих поставщиков детского труда и объявила эту практику вне закона. В этот раз президент североамериканского отделения "Гэп" Марка Хансен не скрывала озабоченности. Она назвала ситуацию неприемлемой и пообещала сделать все, чтобы восстановить корпоративный трудовой кодекс.



Марка Хансен: Договорные отношения с этим субподрядчиком прекращены. Мы воспользуемся этим случаем, чтобы еще раз провести во всем регионе разъяснительную работу о необходимости соблюдать наши нормативные требования в сфере труда... Произошедшее глубоко возмутило всех нас. Я расстроена и потрясена. Я просто в ярости от того, что наши поставщики и субподрядчики в Индии повели себя так неблагоразумно.



Аллан Давыдов: По словам Хансен, корпорация Gap остается приверженной борьбе за права работников - совместно с правительствами, неправительственными организациями, профсоюзами и другими заинтересованными сторонами. Упущения, выявленные несколько лет назад, побудили Gap приложить серьезные усилия для мониторинга и предотвращения потогонного и детского труда в странах, где производится ее продукция. В частности, были наняты 90 инспекторов, для того, чтобы проводить неожиданные рейды на разбросанные по миру предприятия компании. В свете недавно открытых фактов компания выделила 200 тысяч долларов на улучшение условий труда в Индии. Поразительно, но куртки с брэндом Gap, которые шили в Нью-Дели малолетние индийские рабочие, должны были быть доставлены к рождественской распродаже в американские магазины этой компании, специализирующиеся на товарах для детей. По распоряжению руководства компании вся партия товара была уничтожена на месте изготовления. Эксперты, высоко оценивая действия Gap, все же считают, что вместо отмены заказа она и другие компании должны добиваться того, чтобы везде, где организовано их производство, не применялся детский труд, а также регулярно контролировать своих подрядчиков и субподрядчиков. А Индия, со своей стороны, должна подписать Конвенцию № 182 Международной организации труда о наиболее тяжких формах детского труда от 1999 года, которую уже ратифицировали 165 государств мира.


Тем временем Министерство труда США совместно с правительством Индии осуществляет проект ИНДУС, цель которого - освободить к сентябрю 2008 года от опасной работы 80 000 детей. По признанию американских экспертов, индийские правоохранительные органы пока не располагают достаточными ресурсами для борьбы с проблемой такого масштаба и часто коррумпированы.


Дэн Уидерман, исполнительный директор независимой наблюдательной организации Verite со штаб-квартирой в Амхерсте, штат Массачусетс. Компании-производители нанимают ее для инспекции производств своих поставщиков. Так неужели в штаб-квартире Gap и других компаний, ничего не подозревали о злоупотреблениях субподрядчиков детским трудом в других странах?



Дэн Уидерман: Думаю, что в любом из подобных случаев, когда в одном направлении стягиваются огромные материальные и человеческие ресурсы – руководство компании, все же, вероятно, старается заполучить как можно больше информации о том, насколько велик риск столкнуться с возможными нарушениями. Такие компании всегда вынуждены балансировать между своими обязательствами в сфере социальной ответственности и стремлением обеспечить низкую себестоимость выпускаемой продукции. Существует целый ряд условий, которые сопутствуют решению компании размещать свои производственные мощности в той или иной стране. Делая это в Индии, компания рискует оказаться в ситуации, когда в том или ином звене сети ее поставщиков будет использоваться детский труд. В данном случае реакция компании Gap оказалась эффективной уже потому, что компания не стала отрицать факты издевательства над детьми, устроила открытое разбирательство и взяла на себя обязательства хорошо позаботиться об этих детях. Именно в этом заключается все более заметная разница между теми компаниями, которые с должным вниманием подходят к проблемам рабского труда, и теми, которые этого избегают. Весь вопрос в том, как они реагируют, когда вскрываются злоупотребления. В какой степени они берут на себя ответственность? Какие обязательства по решению подобных проблем они принимают перед общественностью, потребителями, акционерами, общественными организациями и прессой? В этом смысле Gap довольно эффективно реабилитировала себя после того, как информация о злоупотреблениях индийского субподрядчика была поставлена ей на вид.



Аллан Давыдов: Следом за скандалом с компанией Gap, в декабре прогремело разоблачение другого ведущего американского законодателя мод – производителя дамского белья Victoria’s Secret. Компанию обвиняют в получении прибыли от использования рабского труда в Иордании, в издевательствах над рабочими и их обмане. В американскую неправительственную организацию Национальный комитет по труду поступила коллективная жалоба от работников расположенной в Иордании фабрики DK Garment, которая является субподрядчиком Victoria’s Secret. Рабочие сообщили, что их заставляют работать по 96 часов в неделю за 75 центов в час без выплаты сверхурочных, избивают за малейшую ошибку. После того, как руководство фабрики ограничило нормативное время пошива одного изделия тремя минутами, шестеро рабочих-гастарбайтеров из Шри-Ланки и Бангладеш выступили с протестом, но были посажены в тюрьму. После чего остальные 150 рабочих устроили забастовку.


Посол Джон Миллер, главный эксперт Государственного департамента США по борьбе с торговлей людьми, говорит, что в рамках предприятия в Иордании процветает настоящая система рабства.



Джон Миллер: Речь идет о том, что у людей отбирают паспорта, соблазняют их лживыми предложениями о найме, держат взаперти, лишают свободы и наносят им побои. Эта практика подпадает под определение рабства. Ей должен быть положен конец, а те, кто ее применяют, должны быть наказаны.



Аллан Давыдов: После того, как в 2001 году Иордания подписала с Соединенными Штатами соглашение о свободной торговле, в этой стране появилось много швейных производств, выполняющих работу для американских компаний. Но производства эти принадлежат гражданам не Иордании, а таких стран как Китай, Южная Корея, Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт. И трудятся на них не граждане Иордании, а гастарбайтеры из стран Азии.


По словам Исполнительного директора Национального комитета по труду Чарльза Кернэгэна, сегодня Иордания, Индия и Китай возглавляют список стран, откуда поступают тревожные сигналы о применении потогонной системы на производстве.



Чарльз Кернэгэн: Мы сейчас в Иордании ведем расследование на большой фабрике под названием Colt Classic. На ней шьют одежду для той же фирмы Gap и для сети универмагов Wal-Mart. Три тысячи рабочих работают семь дней в неделю, от 12,5 до 14 часов в день. Им недодают, по меньшей мере, половину того, что они зарабатывают. Если они не выполняют план – их бьют. Это – гастарбайтеры, приехавшие из Шри-Ланки, Бангладеш, Индии, Непала. Двух молодых ланкийских женщин там изнасиловали, после чего они были принудительно депортированы на родину. В Иордании такое происходит потому, что там слабо соблюдается трудовое законодательство, люди не защищены профсоюзом. То же самое происходит в Китае, где людям платят 50-60 центов в час при 72-часовой рабочей неделе, а правительственный контроль за соблюдением трудового законодательства также слаб, если вообще существует.



Аллан Давыдов: Чарльз Кернэгэн говорит, что конкуренция, стремление любыми путями снизить себестоимость выпускаемой продукции делают для современных компаний поиск таких слабо контролируемых территорий весьма выгодным предприятием. Поэтому в целом он скептически относится к перспективе эффективного общественного мониторинга потогонной системы и рабского труда в глобальной экономике.



Чарльз Кернэгэн: Большинство американцев не осознают, что корпорации для защиты своих торговых знаков оградили себя всевозможными законами, применяемыми в принудительном порядке. Защищены такие брэнды как Микки Маус, кукла Барби. Если вы их копируете, вас сажают за решетку, вы платите штраф до конца жизни и вылетаете из бизнеса. Но когда общественные организации просят такие компании «пожалуйста, позаботьтесь о правах малолетней работницы из Бангладеш, которая шьет эти изделия», то компании, как правило, отвечают «нет, это препятствует свободной торговле». Мы, к сожалению, живем в обществе, экономическая система которого защищает продукт и фирменный брэнд – но не человека, который изготовляет этот продукт. В этих условиях покончить с потогонной системой невозможно.



Аллан Давыдов: Чарльз Кернэгэн считает, что, эффективнее всего обеспечивать надлежащие условия труда на зарубежных предприятиях американских компаний сможет только специальный закон.



Чарльз Кернэгэн: Этот документ называется Законом о достойных рабочих условиях и честной конкуренции. Его проект в июне 2006 года был внесен сенатором-демократом из Северной Дакоты Байроном Дорганом. Проект поступил и в Палату представителей. Он во многом схож с принятым в 2000-м году законом о запрете экспортно-импортных операций США с мехом собак и кошек, который фактически защищал животных в Китае. Законопроект Доргана, в частности, предусматривает ответственность любой американской компании за соблюдение трудового законодательства зарубежной страны, в которой эта компания оперирует, а также основных международно-признанных трудовых стандартов, включая отсутствие детского и принудительного труда, свободу объединяться в профсоюзы, право создавать свои организации. Этим законом работники будут защищены в той же степени, как защищены бренды компаний.



Аллан Давыдов: Авторы проекта З акона о достойных рабочих условиях и честной конкуренции говорят, что документ был составлен специально для наиболее полного соответствия Соединенных Штатов стандартам Всемирной торговой организации о недопущении дискриминации на рабочем месте. Несмотря на внесение в обе палаты Конгресса полтора года назад, законопроект до сих пор не поставлен на обсуждение, хотя в его поддержку выступили самые видные законодатели.


По данным Международной организации труда, сегодня в мире работает свыше 200 миллионов детей в возрасте от 5 до 14 лет.


XS
SM
MD
LG