Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неуставные отношения в Санкт-Петербургском Нахимовском училище


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Андрей Шароградский: С приходом нового начальника в Нахимовское училище, которое недавно сотрясло несколько скандалов, связанных с дедовщиной, высказывали надежду на улучшение обстановки в этом учебном заведении. Однако за прошедшие месяцы жалоб по поводу неуставных отношений меньше не стало.



Татьяна Вольтская: В конце прошлого года в правозащитную организацию «Солдатские матери Петербурга» пришли родители 15-летнего воспитанника Нахимовского училища и рассказали, что их сын Игорь лежит в госпитале с черепно-мозговой травмой, избитый старшими соучениками. Они просили помощи у правозащитников и говорили, что не намерены после каникул возвращать сына в училище, если начальство не примет меры по устранению дедовщины, которая в Нахимовском процветает, по мнению отца мальчика Юрия Коваленко.



Юрий Коваленко: Мой сын, Литвиненко Игорь Константинович, учится на втором курсе Ленинградского нахимовского училища. Он находится в Первом военно-морском госпитале с сотрясением мозга и множественными ушибами. Две недели назад он и еще двое его одноклассников были подвергнуты жесточайшему избиению ночью в кубрике. Проведя свое внутреннее расследование в подразделении я выступил перед всеми ребятами, где-то целый час им все рассказывал, и в конце на доске написал свой номер телефона и сказал: «Ребята, считайте, что это ваша служба доверия. Мы можете звонить анонимно, не представляясь, и давать мне информацию. За полторы недели я понял, что в подразделении создана настоящая преступная группировка, которая покрывается командирами, начальниками и родителями этих негодяев, которые занимают определенное положение, занимают определенные должности. Эта группировка превратила подразделение в зону. Настоящая тюрьма, где есть пахан, где есть боевики, где есть исполнители, которые заставляют пацанов им служить, избивают их, забирают у них деньги, вымогают вещи. Заставляют, чтобы родители клали на телефоны своих детей деньги, они забирают эти телефоны, пользуются интернетом, звонят, куда хотят. То есть полнейший беспредел, и никто об этом не знает. То есть в свое время лучшее училище для детей превратилось в самое худшее. Начальник училищ других, высших учебных заведений боятся брать к себе нахимовцев. И есть в интернете в поисковой страничке – «ЧП. Нахимовское училище». Я только что прочитал – и просто ужаснулся. Начиная от Министерства обороны, все заминается, что дедовщины нет, сексуальных домогательств нет. Родители пишут заявления, все это есть. Родители говорят: «Мой сын мне все рассказал, что с ним происходило». А другие факты, которые в подразделении происходят… Мне вот звонили ребята и рассказывали.



Татьяна Вольтская: ничего принципиально нового в рассказе Юрия Коваленко не было для председателя «Солдатских матерей Петербурга» Эллы Поляковой.



Элла Полякова: К великому сожалению, в Нахимовском училище сложилась очень неблагоприятная обстановка для детей и подростков. Там и коррупция, там и издевательства, там и вымогательство денег, то есть обычная система, которая коверкает судьбы молодых ребят. Это училище когда-то было создано для сирот и должно было быть закрытым, но, к сожалению, в современной жизни это уже не для обучения, а для каких-то странных дел. Очень интересная история – история Федора Рыжков, мальчика-сироты, которого должны были обучать в этом училище. Его выкидывают, лишают права на образование, и в результате парень, по сути, выкинут на улицу. И, к сожалению, таких исковерканных судеб за эти годы последние мы знаем несколько. Это трагедия нашего общества. Училище, в которое искренне ребята идут учиться, чтобы стать достойными офицерами, отвращает их от службы в Вооруженных силах.



Татьяна Вольтская: Прежде чем дать свой комментарий, Элла Полякова несколько недель просила подождать – дать ей время связаться с новым начальником Нахимовского училища Андреем Юрченко, но потом решила больше не откладывать, поскольку, по ее словам, начальство уходит от встреч и разговоров. Мне же удалось дозвониться до Юрченко, но обнародовать запись разговора он не позволил, объяснив это так.



Андрей Юрченко: Нужен официальный запрос, и официально главнокомандующий, мой начальник, должен дать ответ. В ином случае я буду очень жестко наказан. Вот мы пришли к демократии жесткой, то есть к порядку. Порядок определяется законами и приказами. Приказом министра обороны определено, что я могу давать интервью прессе только с разрешения главнокомандующего.



Татьяна Вольтская: И все же без микрофона Андрей Юрченко сказал, что никаких неуставных отношений в училище нет, то есть примерно то же, что отвечал на подобные вопросы и прежний начальник Нахимовского училища.


XS
SM
MD
LG