Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петр Вайль: "В торжественной церемонии Года семьи мы видим реальный и явственный отброс в прошлое"


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый .



Александр Гостев : Год семьи - а изменение демографической ситуации объявлено российскими властями одним из национальных приоритетов - официально открылся в Москве торжественным заседанием и концертом, транслировавшимся по телевидению. В церемонии участвовали высшие руководители страны. Обозреватель Радио Свобода, писатель Петр Вайль, а с ним беседует мой коллега Андрей Шарый, обратил внимание на то, что президента России Владимира Путина на этом мероприятии не сопровождали члены его семьи, а вся стилистика церемонии отсылала к советской идеологической традиции.



Петр Вайль : Установка на социальные проекты, вообще-то, дело очень хорошее. И вот это провозглашение Года семьи - тоже дело благое. Действительно, демографическая ситуация в России катастрофическая. И то, что правительство вплотную этим занялось и, действительно, учредило так называемый материнский капитал и так далее и так далее. То есть сама-то затея хороша. Другое дело, как это оформляется и подается. Тут многое говорит о стиле и характере нынешней власти.


Российское телевидение показало двухчасовую торжественную церемонию открытия Года семьи. Это все было на самом высоком уровне. То есть присутствовал президент, присутствовал будущий президент, нынешний первый вице-премьер Дмитрий Медведев. Открывал все Владимир Путин. Человек с мало-мальски каким-то нажитым западным опытом остается потрясенным. Год семьи провозглашает президент, о котором известно, что у него есть жена и две дочери, но он на этой церемонии один. Понимаете, это совершенно невероятное зрелище, но невероятно для любой страны! Конечно, в любой стране глава государства просто держался бы за ручки и не расставался бы женой и дочками, чтобы камеры были направлены на них. Он же должен являть собой пример вот этой самой семьи, а он сидит один, как перст, как будто он завзятый холостяк.


Вся церемония именно в этом старом советском духе и выдержана. Ведь известно, что советские люди понятия не имели, какие жены у их вождей. Вожди были сами по себе. Очень важная такая перекидка в прошлое. Вот появление президента в одиночестве (без жены и без детей) концентрирует на нем внимание, как на отцовской фигуре. Вспомним Отец народов кто был в России? Именно отец для всех без исключения. У тебя есть своя так называемая малая родина и большая родина - малая семья, большая семья. Вот в большой семье президент и есть отец. Не знаю, в какой степени это было сделано сознательно. Думаю, что может быть подсознательно, что еще тревожнее.



Андрей Шарый : Ну, вы знаете, с другой стороны, если на эту ситуацию смотреть с точки зрения практической, в той ситуации, в которой находится Владимир Путин, известно, что у него непростые отношения с супругой. Об этом, может быть, не пишет пресса...



Петр Вайль : Подождите, Андрей! Что значит известно? Кому известно? Мне вот, например, неизвестно. То, что известно, должно быть на так называемой идеологической поверхности. Об этом должны говорить телевидение, радио, писать газеты.



Андрей Шарый : Путин сакральная фигура, поэтому в нынешней России никто об этом никогда писать не будет.



Петр Вайль : Значит, не должны и знать.



Андрей Шарый : С другой стороны, известно, что и профессиональное прошлое президента не подразумевает, чтобы семья при нем занимала сколько-нибудь заметное место рядом с ним. Что в этой ситуации ему, например, делать? Почему он не имеет права прийти без жены и детей?



Петр Вайль : Потому что он открывает Год семьи, а не ракетно-ядерный комплекс! Он выступает здесь не просто как глава государства, а как гражданин, показывающий пример. Вот я, Владимир Путин, вот у меня жена, Людмила Путина, а вот мои дочки. Вот я создал семью, давайте и вы тоже. Вот как прочитывается это послание, этот месседж. Но почему это не делается? Я думаю, что именно потому, что вся стилистика обращена в прошлое.



Андрей Шарый : Может быть, это национальная российская политическая традиция. В конце концов, попытка Михаила Горбачева внедрить в народное сознание, в обиход общественно-политический фигуру Раисы Горбачевой тоже ведь закончилось фактически провалом.



Петр Вайль : Конечно, это было на новенького. Поэтому и вызвало отторжение. Но уже жена Ельцина, Наина Иосифовна, вызывала теплые чувства вполне. Даже когда и те, кто плохо относился или критически относился к самому президенту, всегда делали исключение для ее материнской фигуры. Это было очень полезно для общество. То, как ведет себя нынешний президент со своей женой на экране телевидения, конечно, вызывает некоторые сомнения. В этом смысле вы правы. Здесь можно только что-то подозревать. Конечно, когда он идет на два шага впереди, а она плетется сзади - это резкий контраст с тем, как ведут себя западные лидеры со своими женами.



Андрей Шарый : В российской политике и советской политике никогда женщины не играли в ней сколько-нибудь заметные роли. Просто не подразумевает ситуация.



Петр Вайль : Совершенно верно, но проходят годы. Риторика другая. Риторика-то демократическая. Риторика открытого общества, современного общества, а современное общество так не развивается. А на экране в той же самой торжественной церемонии Года семьи мы видим вполне такой реальный и явственный отброс в прошлое.



XS
SM
MD
LG