Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кризис системы международных организаций и договоренностей


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Андрей Шароградский : Сегодня мы завершаем серию интервью, посвященных итогам 2007 года в разных сферах. Речь в них идет даже не столько о, собственно, «итогах», сколько об «основных сюжетах 2007». Последняя беседа серии - это беседа моего коллеги Кирилла Кобрина с главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым. Речь пойдет об одном из главных политических сюжетов ушедшего года - о кризисе системы международных организаций и договоренностей, возникших еще в годы «холодной войны». Итак, в эфире рубрика «мировая политика».



Кирилл Кобрин : Кажется никогда в последние годы международные организации - от ООН до ОБСЕ - не подвергались столь резкой критике по разным поводам и с разных сторон. В декабре Россия из-за своего конфликта с Организацией по Безопасности и сотрудничеству в Европе пригрозила значительно сократить финансовую помощь ей. Вчера на пресс-конференции президент Франции Николя Саркози вновь поднял вопрос о необходимости расширения числа постоянных членов Совета Безопасности ООН. Столь же серьезная проблема и со многими договорами, заключенными в годы «холодной войны» или сразу после нее. В прошлом году Москва приостановила свое участие в Договоре об обычных вооружениях, ссылаясь разом и на то, что он устарел, и на то, что многие страны так его и не подписали. Несколько изменилось и отношение к так называемым странам-изгоям. Пример тому - торжественный прием, устроенный ливийскому диктатору Каддафи в Париже. Конечно, Каддафи давно уже пошел на мировую с западным сообществом. Однако вот так его на Западе никто еще не принимал, по крайней мере, так утверждала французская оппозиция. Президент Франции Николя Саркози считает, что отношение к тем диктаторам и авторитарным правителям, которые готовы идти на сотрудничество с Западом, должно измениться. Вот, что он сказал на той же пресс-конференции:



Николя Саркози : Это просто смешно - весь этот шум, поднятый вокруг приезда Каддафи. Вы что не видели, как его принимали в Испании? И потом, если мы не будем принимать лидеров, которые отказались от терроризма, возместили потери, освободили заложников - с кем тогда мы можем общаться? Разумеется, надо говорить и с Бутефликой, и с Мубараком, и с Каддафи, если не с ними, то нам придется иметь дело с исламистами. И никаких особых почестей, о которых вы говорите, Каддафи оказано не было. Вместе с тем, я полностью признаю, что Франция его пригласила и приняла. И своих приглашенных наша страна принимает достойно!



Кирилл Кобрин : Соответственно первый мой вопрос главному редактору журнала «Россия в глобальной политике» Федору Лукьянову касается этого кризиса устоявшейся системы международных отношений.



Федор Лукьянов : Вопрос современных международных отношений заключается не в том, кто хороший, а кто плохой, а в том - работают ли подходы, предлагаемые хорошими или плохими парнями, или не работают. Вот, на мой взгляд, сейчас они работают очень неэффективно. Та система, которая была раньше, она, естественно, уже отстала от жизни, то есть ситуация совсем другая, и опираться на институты "холодной войны" или их модифицированные варианты не получается. Самый яркий пример это Договор о нераспространении ядерного оружия, который вроде все поддерживают, все хорошие парни и даже большинство плохих, а вот он не работает.



Кирилл Кобрин : Каковы же причины этого кризиса? Заключаются ли они только в том, что со времен окончания «холодной войны» просто изменился мир? Или политики тоже должны взять вину на себя?



Федор Лукьянов : Такое впечатление, что по разным причинам разные ведущие силы мировой политики погрузились в некое самолюбование. Решив, что их подходы единственно правильные, и дальше думать и что-то делать в направлении изменений не нужно. Причины разные. Соединенные Штаты просто несколько переоценили значение своей победы в "холодной войне". Европейский Союз оказался под обаянием своего замечательного успеха интеграции в 50-е - 80-е годы. А Россия... Тут все совсем просто. Все просто испытывают тяжелейшую эйфорию от собственного новообретенного нефтегазового могущества. Проблема не в том, кто прав, кто не прав, а в том, что все считают свои подходы верными, при этом на практике они не особенно работают, а слышать аргументы другой стороны или других сторон никто не хочет, потому что это чувство глубокого самоудовлетворения мешает политическому слуху. Через какое-то время, я думаю, что мы все придем к осознанию, что эта ситуация достаточно тупиковая.



Кирилл Кобрин : Ну и классический вопрос - что делать? Как выстроить новую, более эффективную мировую политику?



Федор Лукьянов : Просто нужны принципиально новые подходы - хотя бы договоренности по каким-то базовым вещам, заменяющим ту систему договоренностей, которая существовала в годы "холодной войны". Другое дело, что есть парни не то, чтобы плохие, но парни слишком самовлюбленные, это вот великие державы, а есть парни совсем отмороженные, а именно всякие несистемные игроки или державы, которые сейчас считают данный момент очень успешным и подходящим для того, чтобы наверстать упущенное, взять реванш за все обиды, оскорбления предшествующих эпох. Наиболее яркий пример - это Иран. Его ядерная программа - это не только желание нанести по кому-то удар, сколько желание выйти в высшую лигу, то есть обрести некий символ абсолютной великой державы - ядерное оружие. И вот сочетание этих довольных собой больших и очень амбициозных средних и малых получается довольно мрачная картина. И чем быстрее произойдет отрезвление больших, тем, в общем, лучше.



Кирилл Кобрин : Так считает московский журналист, эксперт по международным отношениям, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.




XS
SM
MD
LG