Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прокуратура Назрани начала дело о признании экстремистским заявления "Голос Беслана"


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец.



Александр Гостев: Общественная организация «Голос Беслана» получила вызов в федеральный суд Назрановского района Ингушетии. По представлению прокуратуры города Назрань начато дело о признании экстремистским заявления, которое «Голос Беслана» опубликовал еще в 2005 году. Активисты организации считают это очередным фактом целенаправленного преследования со стороны властей.



Евгения Назарец: Согласно представлению прокуратуры экстремистскими можно считать, например, следующие слова обращения: «Мы виноваты в том, что выбрали президента, который решает свои проблемы с помощью танков, огнеметов и газа… Но мы не виноваты в том, что мировая политическая элита поддерживает нашего президента, который стал гарантом для преступников». Такие строки были в обращении, опубликованном в 2005 году на сайте организации «Голос Беслана». Оно было адресовано руководителям крупнейших мировых держав и средствам массовой информации, освещавшим захват заложников в школе североосетинского города Беслан. Но спустя два года после публикации в текст заявления внимательно вчитался Аушев, исполняющий обязанности прокурора города Назрань, что в Ингушетии. Сопредседатель общественной организации Элла Кесаева считает это признаком того, что очередной процесс против «Голоса Беслана» - заказной.



Элла Кесаева: Под Новый год получили телеграмму с приглашением нас в Назрановский суд, и там было написано, что прокурор подал исковое заявление об экстремистской деятельности нашей организации. Мы подумали, что это провокация. 9-го числа по нашему запросу прокуратура Назрани выслала нам по факсу вот это исковое заявление, и прочитав его, мы поняли, что это действительно реальность, что Назрановский суд и прокуратура додумались до такого абсурда, что это заявление, абсолютно к Назрани и Назрановское прокуратуре не имеющее отношения, они решили его рассмотреть. Какие у них доводы - мне очень трудно за них отвечать. Мы приходим к выводу, что это процесс заказной. Мы занимаемся расследованием и требуем привлечения к уголовной ответственности должностных лиц - виновников трагедии. В последнее время то, что творится вокруг общественной организации «Голос Беслана», мы знаем, что была попытка возбуждения уголовного дела в отношении меня, и вот сейчас - очередная попытка давления на общественную организацию, занимающуюся расследованием.



Евгения Назарец: Кроме самого текста представления прокуратуры, «Голос Беслана» не получил больше никаких документов. Исполняющий обязанности прокурора Аушев ограничился лишь цитированием заявления. По мнению Эллы Кесаевой он полагался на свои представления о признаках экстремизма в тексте.



Элла Кесаева: В заявлении исковом есть приложение в виде федерального закона "Об экстремизме", и это приложение сделал прокурор, и сама статья. Что касается, как вы верно заметили, заключения эксперта, такого приложения нет.



Евгения Назарец: Руководители организации, зарегистрированной в Северной Осетии, еще не решили, стоит ли им вообще присутствовать на судебном заседании, которое назначено в соседней республике Ингушетия. Главный редактор сайта «Правда Беслана» Марина Литвинович рассматривает возможные причины такой политико-географической странности.



Марина Литвинович: Конечно, первое объяснение, которое здесь просится, оно касается вот этого сложного и затяжного осетино-ингушского конфликта, который до сих пор не прекращается. Но в данном случае это основание, мне кажется, не работает. Потому что я внимательно слежу за деятельностью комитета «Голос Беслана», и его представители никогда не позволяли себе никакие высказывания, направленные против ингушского народа, направленные против ингушей. И он никогда не поднимали тему, скажем так, ответственности ингушей за теракт в Беслане. Поэтому вот этот мотив, который вроде бы с первого взгляда кажется очевидным, мне кажется, рассматривать мы не должны. И, в общем, вчера я тоже задалась вопросом, почему именно прокуратура Назрани это сделала. Одно из объяснений, которое у меня есть, касается того, что подписано это представление исполняющим обязанности прокурора Назрани Аушевым, и, возможно, в его ситуации, когда решается вопрос о его назначении и превращении его из исполняющего обязанности в уже непосредственно прокурора Назрани, возможно, он решил как-то политически выслужиться. Потому что он, собственно, вступился ведь за президента Путина, которого, по его мнению, оклеветали в своем заявлении члены комитета «Голос Беслана». Действительно, очень странно выглядит ситуация, при которой именно прокуратура Назрани находит заявление, датированное ноябрем 2005 года, то есть спустя почти три года, 2,5 года после этого заявления прошло - и вдруг достает это заявление, находит его и внутри этого текста находит какие-то признаки экстремизма. Мне тоже это кажется очень странным.



Евгения Назарец: Активисты «Голоса Беслана» уверены, что разбирательство по поводу их яко бы экстремистских высказываний «заказано» теми же людьми, имена и должности которых они неоднократно упоминают, среди них и президент России Путин. Главный редактор сайта «Правда Беслана» Марина Литвинович в связи с этим замечает, что даже запретить организацию - это не уничтожить ее.



Марина Литвинович: Пытаясь понять логику преследователей, особенно если эти преследовали находятся внутри силовых структур или внутри прокуратуры, или даже в органах власти, не надо нашу человеческую логику приписывать им. Им кажется, что надо любыми средствами уничтожить организацию, и это будет, дескать, гарантировать то, что не будет никаких проблем от этой организации. Мы-то с вами, конечно, понимаем, что чем сильнее преследование, тем у людей больше появляется даже такого ожесточения что ли, желания активнее действовать. Будет показательным решение суда, если он состоится. И если текст этого заявления будет признан экстремистским, возможно, следующим шагом прокуратуры Назрани станет, скажем, возбуждение уголовного уже дела о признании самой организации и ее членов экстремистами. И в таком случае, конечно, это достаточно уже серьезный шаг. Потому что мы с вами имеем уже примеры запрещенных организаций, например, Национал-большевистская партия испытывает на себя огромное давление со стороны силовых органов, преследование. И конечно, опыт их позволяет сказать, что если так же поступят с «Голосом Беслана», то, к сожалению, это будет иметь достаточно серьезные и негативные последствия.



Евгения Назарец: Попытка «закрыть» «Голос Беслана» была сделана в конце декабря 2007 года. Тогда суд в Северной Осетии вынес такое определение, но после подачи жалобы в Верховный суд республики исполнение этого решения было приостановлено. Теперь за дело взялась прокуратура Ингушетии. Суд о признании экстремистскими информационных материалов общественной организации «Голос Беслана» назначен на 14 января в Назрани.


XS
SM
MD
LG