Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первичные выборы в штате Нью-Гемпшир: как готовились кандидаты и что они получили


Ирина Лагунина: Президентская кампания в США миновала важный рубеж – во вторник в штате Нью-Гэмпшир прошли первичные выборы. У демократов их выиграла Хиллари Клинтон, у республиканцев – сенатор Джон Маккейн. О том, в чем состоит значение нью-гэмпширских праймериз, и о том, в какой атмосфере они проходили, рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: В Нью-Гэмпшире первичные выборы и у демократов, и у республиканцев проводятся в форме обычного тайного голосования. Избирательные участки открываются в семь утра, а маленьким населенным пунктам, где живут меньше ста человек, разрешено открывать участки в полночь и закрывать сразу же после того, как проголосуют все зарегистрированные избиратели. Так что явка во многих местах была стопроцентная. Отличительная особенность Нью-Гэмпшира – большое число избирателей, не считающих себя членами той или иной партии. Таких независимых избирателей в штате более 40 процентов. В этом и состоит значение нью-гэмпширских выборов: они дают возможность оценить реальные шансы кандидатов.


На кампанию в Нью-Гэмпшире у кандидатов было всего пять дней. Физические нагрузки были такими, что однажды, встречаясь с избирателями в кафе, Хиллари Клинтон почти расплакалась. Ее спросили, как ей удается поддерживать форму.



Хиллари Клинтон: Это нелегко. Это нелегко. И я не смогла бы, если бы не верила страстно, что так надо. Знаете, эта страна дала мне столько возможностей. Я просто не хочу, чтобы нас отбросило назад, в прошлое. Я воспринимаю это близко к сердцу. Это не просто политика, не просто публичная деятельность. Я вижу, чтó происходит. Мы должны развернуть страну. Некоторые думают: выборы – это такая игра, один проиграл, другой выиграл – подумаешь... Речь идет о нашей стране, о будущем наших детей. Речь идет обо всех нас вместе взятых. Некоторые из нас участвуют в кампании, несмотря на то, что шансы победить сомнительны. Мы делаем это, каждый из нас, потому что нам небезразлична судьба страны. Некоторые из нас правы, другие ошибаются, некоторые готовы руководить страной, другие нет... У нас множество проблем, есть опасность, что мы потеряем контроль. Эти выборы – одни из самых важных в истории Америки. И потому, как бы я ни устала (а я устала), как бы ни было мне трудно поддерживать форму, будучи все время на колесах, но я стараюсь найти возможность позаниматься на тренажерах, я даже пытаюсь питаться правильно, хотя в дороге самая легкая еда, какую можно раздобыть – это пицца... Я просто твердо верю в нас как в нацию, поэтому я сделаю все, что смогу, чтобы доказать свою правоту, а там – пусть решают избиратели.



Владимир Абаринов: Соперник Хиллари Джон Эдвардс не удержался от комментария.



Джон Эдвардс: Я считаю, нам нужен сильный, решительный главнокомандующий. Президентская кампания – трудное занятие, но работать президентом – еще труднее. Президент Соединенных Штатов сталкивается с очень серьезными вызовами каждый день, и должен ежедневно принимать сложные решения.



Владимир Абаринов: Сенатор Клинтон взяла себя в руки и ответила в своей обычной манере.



Хиллари Клинтон: Не думаю, что кто-либо сомневается в моей жесткости. В чем, в чем, а в ее отсутствии меня никогда не обвиняли.



Владимир Абаринов: И обернула свою минутную слабость себе на пользу.



Хиллари Клинтон: Мужчины делают это постоянно, как минимум со времен Рональда Рейгана. Будучи женщиной, я знаю, что должна быть постоянно готова к отражению таких ударов. Но я еще и человек, как бы это кое-кого ни удивляло.



Владимир Абаринов: Ставки были настолько высоки, что дочь Клинтонов Челси лично обзванивала избирателей.



Челси Клинтон: Привет, Билл и Джерри, это Челси Клинтон. Я рассчитываю на вас и надеюсь, что вы решили поддержать мою маму завтра на праймериз.



Владимир Абаринов: Главный конкурент Хиллари Клинтон в борьбе за партийную номинацию сенатор Барак Обама позиционировал себя как кандидат для всех ради лучшего будущего Америки.



Барак Обама: Что привело сюда людей? Это не просто оппозиция Джорджу Бушу. Это легко – быть против чего-нибудь. Люди идут голосовать потому, что выступают за что-то. Они хотят убедиться в том, что мы по-прежнему можем сообща, как единая нация, решать наши проблемы, что страна не обязательно разделена на демократов и республиканцев, что мы не просто собрание частных лиц, что мы не сами по себе, что вместе мы можем осуществить самые смелые мечты и своротить горы.



Владимир Абаринов: Этот призыв к единству находит горячий отклик у избирателей. Вот мнение жительницы Нью-Гэмпшира Бетси Аллен.



Бетси Аллен: Я была за него с самого начала, с тех пор, как он впервые выступил на национальном съезде. Он говорил вещи, которые до него не говорил никто: «Мы хотим быть единой страной, мы не демократы и республиканцы, мы все американцы». Мы давно уже ничего не можем изменить в нашей стране из-за этого раскола: «Если ты не республиканец, ты нам не нужен», «Если ты не демократ, иди отсюда». Нам требуется не это.



Владимир Абаринов: Республиканец Джон Маккейн четыре года назад выиграл первичные выборы в Нью-Гэмпшире и построил свою кампанию на мотиве возвращения.



Джон Маккейн: Друзья мои, спасибо за то, что вы пришли сегодня утром. Спасибо за поддержку. Хочу сказать вам: у многих с этим утром связано чувство ностальгии. Отличное было время! Давайте повторим тот день еще раз!



Владимир Абаринов: Вот мнение сторонницы Макекейна Роберты Барретт.



Роберт Баррет: Я голосовала за него в прошлый раз и проголосую в этот, потому что у него есть опыт. Потому что он твердо стоит на своих позициях. И потому, что он говорит то, во что верит, а не то, что популярно.



Владимир Абаринов: Бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни сделал акцент на своих успехах в частном бизнесе.



Митт Ромни: Вы же знаете, как оно бывает в частном секторе: если ты не меняешься, не совершенствуешься, ты теряешь бизнес.



Владимир Абаринов: Ему симпатизирует 79-летняя До Шеньон.



До Шеньон: Это президент во всех отношениях. Он держится как президент, он выглядит как президент, он говорит как президент. Соединенные Штаты будут гордиться таким президентом, как Джордж Ромни.



Журналистка: Митт Ромни. Вы знали его отца, Джорджа Ромни?



До Шеньон: Да, как же! Мы устроили кофейный стол для его отца, когда он избирался в президенты. И моя дочь, которой тогда было два года, сидела у него на коленях и пила горячий шоколад.



Владимир Абаринов: Мнение еще одного сторонника Митта Ромни. Уолли Аммон.



Уолли Аммон: Он хороший малый, компетентный. Думаю, он хороший менеджер. Он не лучший оратор, его речи не сказать, чтоб очень уж воодушевляют, знаете, нельзя сказать, что от его слов кровь в жилах течет быстрее. Но так ли уж это важно для того, чтобы быть хорошим президентом?



Владимир Абаринов: Республиканец Майк Хаккаби привез в Нью-Гэмпшир своего сторонника – актера, продюсера и сценариста Чака Норриса.



Чак Норрис: Посмотрите, чего он добился в этой кампании. В Айове его соперник потратил в 20 раз больше денег, чем он, а победил все-таки Майк. Это говорит о том, что людям неважно, сколько ты потратил денег. Людей волнует, что ты собираешься делать, чтобы вести страну в будущее процветающей и мирной. Именно это и делает Майк Хаккаби.



Из зала: Чака Норриса в президенты!



Чак Норрис: Нет! Поверьте, я недостаточно крепкий для этой работы.



Владимир Абаринов: Майк Хаккаби нашел Чаку Норрису другую работу.



Майк Хаккаби: Это хорошо, что Чак не собирается в президенты – иначе он, боюсь, выиграл бы у меня. Но у меня есть идея: вы выбираете меня президентом, а я назначаю Чака Норриса министром обороны!



Владимир Абаринов: Среди предвыборных агитаторов был и человек, одетый в костюм белого медведя. Том Китинг агитировал не за кандидатов.



Том Китинг: Мы напоминаем о белом медведе, о том, что численность его популяции сокращается, мы пытаемся сказать людям о глобальном потеплении, заставить каждого политика держать ответ на эту тему, что-нибудь делать для решения проблемы, признать ее серьезность. Я считаю, пришло время перемен, и перемены наступят. Я верю в это.



Владимир Абаринов: В итоге победили сенатор Джон Маккеейн у республиканцев и сенатор Хиллари Клинтон у демократов. Послушаем победителей. Джон Маккейн.



Джон Маккейн: Когда разные умники объявили, что нам финиш, я сказал им: «Я отправляюсь в Нью-Гэмпшир, где избиратели не дадут вам решать за них». А когда они спрашивали: «Как вы собираетесь бороться? У вас низкий рейтинг в опросах, у вас нет денег», я отвечал: «Я отправляюсь в Нью-Гэмпшир и буду говорить им правду».


Мы вернулись в этот замечательный штат, в который мы верим и который любим, с одной-единственной стратегией: говорить вам то, во что верю я сам. Я не говорил вам то, что, судя по опросам, вы хотели услышать от меня. Я не лгал вам, не морочил голову. Я просто говорил с народом Нью-Гэмпшира. Я говорил о стране, которую мы любим, о многих вызовах, с которыми мы все сталкиваемся, и о великом уповании, достигнуть которого в наших силах, и о работе, которая ждет нас прямо сейчас – защищать нашу страну от врагов, распространять идеалы, в которых заключена наша сила, обеспечить процветание и предоставить возможности всем американцам, сделать то, что делало каждое предыдущее поколение – оставить детям этот мир в лучшем положении, чем то, в котором унаследовали его мы.



Хиллари Клинтон: Спасибо, огромное спасибо. Я шла сюда сегодня с переполненным сердцем. Я хочу особенно поблагодарить Нью-Гэмпшир за то, что последнюю неделю я слушала вас и в результате обрела свой собственный голос. Я чувствовала, что мы говорим от всей своей души, и я благодарна вам за ваш ответ. Теперь все вместе давайте дадим Америке такой же шанс, какой вы только что дали мне. Посреди всех взлетов и падений этой кампании вы напомнили, что политика – не игра. Это борьба во имя людей, во имя изменений в вашей жизни, во имя того, чтобы каждый гражданин этой страны смог реализовать данный ему свыше потенциал. Это дело всей моей жизни.



Владимир Абаринов: Шансы Барака Обамы и Хиллари Клинтон снова сравнялись. Все начинается сначала.


XS
SM
MD
LG