Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Жириновский: "Медведев не сможет управлять!"


Михаил Соколов: В Московской студии Радио Свобода – кандидат в президенты России, лидер ЛДПР, вице-спикер Государственной Думы России Владимир Жириновский.


Начать придется, конечно, с президентской кампании. Вот я посмотрел, Владимир Вольфович, такая тут цитата. «РБК daily» пишет: «Лидер ЛДПР Владимир Жириновский пока неактивно проводит предвыборную кампанию».




Владимир Жириновский

Владимир Жириновский: Ну, вот в самые первые новогодние дни, конечно, общее затишье, и мы ничего особенно не предпринимали. Но мы в декабре делали (не все это отражается) и сейчас будем делать. Мы делаем больше, чем любая другая политическая структура.



Михаил Соколов: Ну как же?.. Вот смотрите, первый вице-премьер Дмитрий Медведев начал в четверг рабочую поездку в Калининградскую область. Визит будет посвящен вопросам реализации национальных проектов. Завтра будет в Мурманске. Смотрите, как он рвется...



Владимир Жириновский: Ну, он это делает уже три года. Это все специально, все искусственно. Эти национальные проекты, они специально и сделаны, чтобы его именно «раскручивать», именно под него.



Михаил Соколов: Ну и что скажете, получились национальные проекты?



Владимир Жириновский: Нет. Я же объехал всю страну вот сейчас, в ноябре. И никто квартиры не получил по национальному проекту «Жилье», никто не улучшил учебу детей по национальному проекту, никто здоровье свое не улучшил. В сельском хозяйстве не наступили улучшения. Это площадка для его «раскрутки». И это как раз и есть административный ресурс. И что бы он ни сделал, его показывают. Я то же самое делал, и мы сообщаем, но нас не показывают.



Михаил Соколов: Владимир Вольфович, а я вот, кстати, про национальные проекты и сельское хозяйство. Вы вот вошли в Комитет по аграрным вопросам...



Владимир Жириновский: Да.



Михаил Соколов: ...а Медведев тут как раз учит, как соединять животноводство с переработкой. А вы чему будете учить аграриев?



Владимир Жириновский: Вот сегодня был Совет Государственной Думы, и там делегация в Германию... Какая-то «Зеленая неделя», «Зеленый форум». Вот что там делать депутатам? Направьте туда специалистов. А что депутаты будут делать? Обойдут павильоны, где будут выставлены какие-то образцы продукции. И это как раз наша беда, что деньги идут нецелевым способом. Я за то, чтобы помогать любым сельхозпроизводителям. Мы должны сокращать... постепенно, но сокращать ввоз продовольствия и больше закупать у своих. Вот даже сейчас оно уже есть. Давайте закупим. Мы же не закупаем. Мы обманываем.



Михаил Соколов: Вы имеете в виду госзакупки?



Владимир Жириновский: Заготконторы восстановить. Объезжаете все поселки дальние, село, деревни. У людей поросята, куры – все есть. Но они не могут довезти до города, до рынка, сохранить, забить. То есть надо скотобойни приближать к большим городам, чтобы было свежее, парное мясо. Нужно делать непрерывный цикл.


Вот вы говорите, что не показывают. Вот я в Мурманске был как раз. У них поле свое, корма свои, свои большое стадо коров дойных, свой молокозавод и свой сбыт. Великолепные молочные продукты. Я весь этот цикл прошел. И там дешевле у них. Но что толку?! Никто же и нигде не показывает. Я это прохожу, встречаюсь, разговариваем мы. Вот это же остатки бывших советских колхозов. Кто мешает это показать?


У меня была фермерша из Хакассии. Вот они вырастили бычков, у них есть участок земли. Их выгоняют. Хозяин земли – местная администрация – хочет продать. «За 300 тысяч, - говорят, - мы купим, за 500». Уже у них нет денег таких. Пытаются выдавить.



Михаил Соколов: Вы помогли?



Владимир Жириновский: Я направил письмо руководителю республики Лебедю (Лебедь – это брат бывшего генерала Лебедя) и другим, прокурору. Вот я буду смотреть, что произошло.


В Ярославской области пытаются выдавить вообще всех и сделать большие охотничьи угодья.


То есть я постоянно связан с этими вопросами. Если Медведеву какие-то «потемкинские» предприятия показывают, то я реально, живьем (и Кошелев это может подтвердить) уже, наверное, целый год спасаю колхоз, типа «Передовик» называется. То есть захватывает мафия местная. И просто пытаются там московские предприниматели забрать все эти земли, чтобы устроить для себя большую охотничью зону. То есть по всей стране. Видите, Хакассия, Орел, Мурманск. И допустим, я осматривал предприятия Батурина в Белгороде. Мне очень понравилось – все современное, там все красиво.



Михаил Соколов: Ну, он вас на выборах поддерживал тоже. У вас давний альянс.



Владимир Жириновский: Нет, там, скорее, на выборах нам это навредило. Мы получили бы трех депутатов, не меньше, и без всяких хлопот. А вот его достижения в сельском хозяйстве – у него предприятия разбросаны и в Белгородской области, и в Ставрополье, и в Пензенской – достижения есть. Почему бы это не пропагандировать?



Михаил Соколов: В общем, Владимир Вольфович, вы доказали свое право работать в Комитете по аграрным вопросам.



Владимир Жириновский: У меня у самого свое хозяйство небольшое.



Михаил Соколов: Да, про хозяйство мы обязательно поговорим.


Вот еще один сюжет интересный. На данный момент зарегистрированы вы и Геннадий Зюганов.



Владимир Жириновский: Только. Вот что тянут с Медведевым? Это вызывает подозрения.



Михаил Соколов: А вот я как раз и хотел бы вас спросить. Что происходит? Объясните, пожалуйста.



Владимир Жириновский: Я думаю, что идет проверка. Сейчас они изучают общественное мнение внутри России и за рубежом. Я думаю, здесь может быть тупиковый вариант. Они боятся: вдруг, допустим, Запад не захочет признать легитимность выборов 2 марта. Сейчас, 2 декабря, они признали. Но это как наживка была, может быть: «Думайте, что у вас все прошло хорошо. А вот 2 марта мы не признаем». Потому что на открытых, честных выборах он же не победит. Все это туфта! Дают рейтинги – 70 процентов, 60, 40 процентов. Ну, с какой стати?!



Михаил Соколов: Так он же не один. Он фактически в тандеме. Он идет, а его снизу Владимир Путин выталкивает.



Владимир Жириновский: Да кому этот тандем нужен?! Ну причем тут тандем?



Михаил Соколов: Ну как? Премьер, президент...



Владимир Жириновский: Но глава-то государства один, центр власти один у нас, Конституция у нас одна.



Михаил Соколов: Ну, один – глава государства, а другой – глава исполнительной власти.



Владимир Жириновский: Но пока, я вас уверяю, к нему нет особых симпатий ни у одного слоя нашего общества. Возьмите армию. Он в армии не служил ни одного дня. Возьмите практическую деятельность. Он нигде и ничем не руководил.



Михаил Соколов: Как? Подождите! Он же в «IlimPulp» работал юристом, вице-президентом...



Владимир Жириновский: Вот и все. Он обычный клерк, мелкий чиновник.



Михаил Соколов: Не мелкий. Администрация президента – это же не мелкий чиновник.



Владимир Жириновский: Это сейчас, да, последние восемь лет.



Михаил Соколов: Это как ЦК КПСС.



Владимир Жириновский: Это восемь лет только, с 2000 года. Все.



Михаил Соколов: Да много.



Владимир Жириновский: И на какой роли? Опять помощник. Самостоятельно он ничего и никогда не делал. Национальные проекты ему дали, деньги дали, телевидение дали. А что он сам сделал? Ничего.



Михаил Соколов: Сам он в вуз поступил, между прочим.



Владимир Жириновский: Вот и все.



Михаил Соколов: Диссертацию защитил.



Владимир Жириновский: Кандидат наук. А я и Зюганов – доктора наук. Он просто юрист, а я Заслуженный юрист России.



Михаил Соколов: А он по-латыни говорит, он латинское право преподавал.



Владимир Жириновский: Он рядовой, а я полковник запаса.



Михаил Соколов: Нет, он уж, наверное, лейтенант, раз он окончил университет.



Владимир Жириновский: Нет-нет. Если не было военной кафедры, он рядовым остается.



Михаил Соколов: Ну, не может быть, чтобы в Ленинградском университете не было военной кафедры. Не верю.



Владимир Жириновский: Он мог не проходить военные сборы.



Михаил Соколов: Владимир Вольфович, я все-таки хочу продолжить тему. А представляете такую ситуацию. Вот 16 января. Касьянов, Богданов приносят документы, а Медведев не приносит. Потом Касьянова и Богданова не регистрируют. И остаетесь вы с Зюгановым.



Владимир Жириновский: Великолепный был бы расклад сил! Потому что ни Касьянов, ни Богданов честно 2 миллиона подписей не соберут. Заранее говорю, что это будет туфта. Даже деньги они могут найти, особенно Касьянов. Но реально, даже за деньги, они не соберут. Поэтому отпадают они.



Михаил Соколов: Хорошо, остаетесь вы вдвоем.



Владимир Жириновский: А Медведев тоже... Возможен вот такой вариант.



Михаил Соколов: Так, остались вдвоем.



Владимир Жириновский: Великолепно будет!



Михаил Соколов: Почему?



Владимир Жириновский: Старшее поколение, миллионов 10, проголосует за Зюганова, а остальные 30 – за меня, и я побеждаю в первом же туре.



Михаил Соколов: А приходят на выборы 48 процентов – и все.



Владимир Жириновский: А уже нет у нас ничего этого.



Михаил Соколов: Порога явки нет?



Владимир Жириновский: Все сняли.



Михаил Соколов: И на президентские сняли?



Владимир Жириновский: Все сняли – и порог явки, и 50 процентов. Но придет очень много, очень много. И особенно, если я и Зюганов – огромное количество, вся страна придет, миллионов 80 придет.



Михаил Соколов: Нет, тогда Медведев точно будет баллотироваться. И вот я вижу такую ситуацию. Есть данные о его декларации. Хотя на сайте Центризбиркома нет.


И вот я читаю: «Дмитрий Медведев владеет двумя квартирами – 174 и 364 метра . Одна – на Минской улице, в комплексе «Золотые ключи». Четыре спальни, три туалета, кабинет, столовая, гостиная с колоннами из горного хрусталя, мраморные полы. Пропускной режим, круглосуточная охрана. Стоимость – минимум 4 миллиона долларов». В общем, солидный человек.


А вы, Владимир Вольфович? Опять на вас ничего нет. «Двушка» в Сокольниках.



Владимир Жириновский: И ту уже перевел – сестра попросила. Она уже пожилая у меня, и хочет наследство внучке своей оставить. У меня полно имущества.



Михаил Соколов: Вот у вас на жену-то записано 8 квартир – 300 метров , 400...



Владимир Жириновский: И это все тоже в основном партийное имущество.



Михаил Соколов: А пять дач? Тоже партийные дачи? Вот 547 метров дача. Признавайтесь.



Владимир Жириновский: Ну, у нас есть хозяйство в Дарьино. Вот там у меня есть хозяйство.



Михаил Соколов: А вы кого выращиваете?



Владимир Жириновский: Там у меня есть скотный двор. И там у меня есть мини-свиньи, есть две козы, есть кролики, есть лиса, есть хорек. Я хочу, чтобы там был страус, ослик.



Михаил Соколов: В общем, Аграрный комитет опять.



Владимир Жириновский: В общем-то, разного вида... Гусь будет. Петух, куры есть.



Михаил Соколов: И жена доит коров?



Владимир Жириновский: Нет. Я нанял людей. А она там почти не появляется.



Михаил Соколов: В общем, вы своего богатства не стесняетесь.



Владимир Жириновский: У меня полно имущества. Я фабрикант. У меня фабрика стоит в Костополе. Я был летом, в августе...



Михаил Соколов: Это Украина?



Владимир Жириновский: Да. Дед построил в 1905 году – уже 102 года фурычит.



Михаил Соколов: Так вы выкупили?



Владимир Жириновский: Не дают пока. Я писал Януковичу, а теперь буду писать Тимошенко. То есть с 1991 года Украина владеет...



Михаил Соколов: А что делает фабрика-то?



Владимир Жириновский: С 1941 по 1991 год советская власть незаконно национализировала, а с 1905 по 1941 годы дедушка извлекал доходы. Делает фанеру, которая на мебель идет. Во Францию экспортируется, в Британию, в Россию.


То есть я внук фабриканта. А Зюганов, Медведев – кто они? Дети холопов, батраков?



Михаил Соколов: Нет, там профессорские... Почему же? Вот Медведева я должен защитить – из культурной семьи в Петербурге.



Владимир Жириновский: Ну и что дальше? Что он сделал (из этой культурной семьи), он сам? Ничего не сделал.



Михаил Соколов: Ученый человек. Диссертацию написал.



Владимир Жириновский: Это все ерунда – диссертация.



Михаил Соколов: Мы все на личности переходим. Главное – программа, что делать...



Владимир Жириновский: А что толку от его программы?!



Михаил Соколов: Вот есть же «План Путина»...



Владимир Жириновский: Ну и что – план? План борьбы с коррупцией. Борются они? Нет. Есть план, допустим, по решению социальных проблем. Пенсии. До сих пор ничего по пенсиям не сделали. Ведь можно было создать профессиональные пенсионные кассы. Закон лежит в Думе. Завтра будем обсуждать план работы на ближайшие полгода. Только обсуждаем. Только проект. Ничего же не делается. И то же самое со здравоохранением. Ну, новые «скорые помощи», новое оборудование. Что, резко улучшилось состояние здоровья людей? А преступность... На полмиллиона преступлений больше совершено в 2007 году. Ведь все показатели-то отрицательные. Все!



Михаил Соколов: Почему? Рост экономический, ВВП поднимается...



Владимир Жириновский: В чем конкретно?



Михаил Соколов: Заводы строят автомобильные. Один построили...



Владимир Жириновский: Чужие, иностранцы строят.



Михаил Соколов: И что, плохие машины? Вы на «Форде» не ездите?



Владимир Жириновский: У меня все машины были, и сейчас есть, и «Волга» есть, и джип «Тигр» Нижегородского завода...



Михаил Соколов: Ну и BMW , наверное, тоже думский.



Владимир Жириновский: ...и «Мерседес». Разные машины.



Михаил Соколов: Ну, вот видите.



Владимир Жириновский: На всех ездил. Я сам все в жизни... Я при советской власти две квартиры «сделал» и две машины купил.



Михаил Соколов: Ох, Владимир Вольфович, все вам удается!



Владимир Жириновский: Тогда, когда было нельзя!



Михаил Соколов: А вот вам пишут: «Зачем идти на выборы, если в Чечне и в Мордовии опять будет 95 процентов за кандидата Кремля, а в остальных регионах Медведеву под 60 нарисуют?». Зачем?



Владимир Жириновский: А вот от избирателей зависит. Если из 108 миллионов избирателей придут 60-70 миллионов и проголосуют за меня, а не за Медведева, значит, я буду победителем. Зависит от них. А если будут пассивными... Вот на выборы в Госдуму 40 миллионов не пришли. Это же огромная сила.



Михаил Соколов: Значит, им хорошо?



Владимир Жириновский: Они просто не хотят. Они устали, надоело. Но здесь все-таки глава государства, здесь самые максимальные полномочия. Поэтому не надо думать, что все решено. Ничего не решено вообще. Вообще ничего не решено. У нас в России пока ничего не решено. И мы вполне можем избрать другого президента. Я в одном уверен абсолютно, на сто процентов – граждане России не хотят, чтобы Медведев стал президентом. Никто – ни губернаторы, ни министры...



Михаил Соколов: А они и вас не хотят.



Владимир Жириновский: Хотят меня 30 процентов, я гарантирую, в России...



Михаил Соколов: Так, это уже агитация.



Владимир Жириновский: А я имею полное право – я зарегистрированный кандидат. Радио и телевидение - начнется с 3 февраля. А сейчас я имею полное право в любом месте требовать голосования за меня и выступать против любого кандидата.



Михаил Соколов: Вот пишет вам человек, который подписался «Владимирович»: «Жириновскому. Западная пресса, Белковский (видимо, это его интервью) утверждает, что личное состояние Путина составляет 40 миллиардов долларов. Прошу ваш комментарий по этому сообщению, но без воплей и криков, аргументировано». А действительно, интересно. Кремль-то не опровергает.



Владимир Жириновский: Я читал. Вбрасываются вот такие данные. Иногда нас обвиняют... Как мы можем знать, точно или неточно? Мы тоже оперируем этими же данными. Я читал эти статьи, где расписано его имущество и так далее. Но я же не видел этого имущества.



Михаил Соколов: А интересно то, что не опровергают.



Владимир Жириновский: Вот именно.



Михаил Соколов: И в суд не подают на Белковского.



Владимир Жириновский: Да-да. И я боюсь, что как раз Запад готовит вот такую провокацию.



Михаил Соколов: А почему Запад? А может быть, Восток? Может быть, он китайцам не нравится.



Владимир Жириновский: Нет-нет, именно на Западе.



Михаил Соколов: Вот опять Запад, «враги»...



Владимир Жириновский: В хорошем смысле Запад. Я же не говорю, что плохой Запад. Но китайцам наплевать на все на это. Это именно западноевропейские центры, они как бы вбрасывают вот это сейчас, стараются как-то очернить, опорочить... Ну, нормальная политическая борьба.



Михаил Соколов: Хорошо. Владимир Вольфович, вы видели рождественскую сцену в Храме Христа Спасителя, где патриарх сказал Дмитрию Медведеву, что «пусть свет Вифлеемской звезды освещает ваш жизненный путь»? Почему иерархи, которые раньше неактивно, в общем, участвовали в кампаниях, сейчас так мощно привлечены? Вот и митрополит Кирилл сказал, что мы поддерживаем Медведева, «потому что он опытный политик».



Владимир Жириновский: Это же ложь! Они подрывают авторитет Русской православной церкви. Во-первых, они вмешиваются в светскую жизнь. Во-вторых, на них давят чиновники определенные, которые курируют церковь, как это было при советской власти. Была какая-то Комиссия по религиозным организациям. То есть наш патриарх не хочет, но его принуждают выступать в защиту Медведева, и это плохо. Он сам не хочет. И все иерархи Русской православной церкви против Медведева. И какой опыт у него? Ну, какой опыт? Никакого же опыта нет абсолютно.



Михаил Соколов: Давайте слушателей подключим. У нас звонок из Армавира. Сергей, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Жириновскому. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Владимир Вольфович, вы только не перебивайте. Можно вам задать вопросы? Вы не будете перебивать?



Владимир Жириновский: Нет-нет. Пожалуйста.



Слушатель: Вот ЛДПР – это все-таки кремлевский проект, и это не либеральная и не демократическая партия, ну ни в коем разе. Вот послушайте меня внимательно. Это мое мнение. И вот вы говорите: «Я за бедных, я за русских». Вы, как говорится, заранее русских унижаете в бедности. Вот потому мы так и живем в России. Вот мое мнение, вы человек еврейской национальности. Вот только не перебивайте меня. Вот почему вы считаете и никогда не признаетесь...



Михаил Соколов: Сергей, мы, по-моему, не на эту тему...



Владимир Жириновский: Сережа, сразу тебе скажу, что у меня мать русская женщина на сто процентов. И я имею полное основание себя считать... и так уже считаю 60 лет, что я русский. Почему вы русских не уважаете? Почему вы мою русскую мать откидываете в сторону и делаете упор только на национальность отца? Вот вы как раз проявляете полное неуважение к русскому народу.


А то, что вы говорите «за бедных», то я вовсе не хочу, чтобы русские были бедными. И русские, и евреи, и татары, и чеченцы – все пускай будут богатыми. И в эту кампанию президентскую я вовсе этот лозунг не выдвигаю. У меня лозунг другой – «За все ответите!», все те, кто нам мешал нормально и спокойно жить. Поэтому не надо брать лозунг 2003 года, когда мы его выдвигали.



Михаил Соколов: Все стали богаче теперь?



Владимир Жириновский: Мы за то, чтобы все жили богато. Как раз мы – либеральная партия, мы – правая партия. И мы этого не скрываем, мы это прямо говорим. Я внук фабриканта...



Михаил Соколов: Но не демократическая.



Владимир Жириновский: Демократическая. За полную свободу прессы, за независимость судов. Я являюсь автором работы «Права человека в современном мире». Этой работе уже 30 лет. Где подобные работы у Медведева, у Зюганова, у Явлинского, у Немцова? То есть я могу всем доказать. Я имею государственную награду. Какие награды имеет Медведев? Ни одной.



Михаил Соколов: Ох, я не помню, Владимир Вольфович, но мне кажется, что есть у него всякие...



Владимир Жириновский: Ничего у него нет, абсолютно ничего. Не за что было награждать.



Михаил Соколов: Значит, он скромный человек, и не просил наград у своего начальника...



Владимир Жириновский: Скромный, тихий, и никуда он не годится, даже для должности министра юстиции, а тем более – президента. Народ его ненавидит уже сейчас. Поэтому никто за него голосовать не будет.



Михаил Соколов: Климент из Пскова, пожалуйста, ваш вопрос.



Слушатель: Здравствуйте. Вот я хочу вас спросить. Вы помните, было такое «письмо 500» в прокуратуру по проверке деятельности религиозных организаций еврейских в России?



Владимир Жириновский: Да.



Слушатель: И были указаны черным по белому в книге «Шулхан Арух», что... ну, ненависть к русским и, вообще. к неевреям. И это дело замяли. А каково ваше отношение к этому делу?



Владимир Жириновский: Мы не участвовали в этом вопросе. Но я считаю, что никогда мы не должны кого-либо обвинять по национальному признаку. Есть очень много известных ученых, писателей, исследователей – евреев, и может быть, в их книгах что-то есть, но такое же количество книг есть и у русских авторов, и у чеченских...



Михаил Соколов: По-моему, это древние какие-то книги.



Владимир Жириновский: Это страшно древние книги, когда народ еврейский был как бы изгоем, его отовсюду вытесняли, и это был инстинкт самосохранения, самообороны. Давайте в древность не будем залезать. Потому что мы сами живем с вами на финно-угорских землях, на землях тюркоязычных народов. Если копаться в древности, то тут такое получится!.. Давайте сегодня исходить из того...



Михаил Соколов: Лучше сегодняшним днем заниматься.



Владимир Жириновский: ...что мы сегодня с вами все должны жить лучше, чем мы живем, имея вот такие огромные богатства. И мы должны сделать этот рывок в нашей экономике, в нашем духовном развитии. И ни в коем случае нельзя насаждать религиозный фанатизм и пытаться столкнуть людей на национальной основе.


Но я, например, горжусь тем, что я внук фабриканта. А Зюганову и Медведеву гордиться нечем. Мелкие, жалкие клерки, ничего в своей жизни не добившиеся.



Михаил Соколов: Вопрос с пейджера: «Владимир Вольфович, что вы думаете об объединении с Белоруссией?».



Владимир Жириновский: Не получится. Потому что Лукашенко простой, сельский человек с замашками Бонапарта. Он никогда не отдаст пост президента Белоруссии, он умрет на нем – вот это беда. Честолюбие разбуженное... Уже 13 лет он, с 1994 года, на этом посту. Вот в этом проблема. То есть он боится потерять пост первого лица в Белоруссии. Поэтому так все и будет, как сегодня, никаких реальных...



Михаил Соколов: Сергей спрашивает: «Что будет с ценами после 30 января?».



Владимир Жириновский: Цены постоянно будут расти все. И объясню почему. Раз растут цены на энергоносители – газ и нефть, а используя энергетику, энергию, электричество и продукты нефтяной переработки, производится продовольствие. Мы все его потребляем. И цены будут расти. А это ведет к росту цен на транспорт, на строительство, на жилье и все остальное. Поэтому надо вовремя повышать зарплату нашим гражданам. А самое главное – производить все свое и в изобилии – и тогда никакой рост цен нам не будет помехой и угрозой.



Михаил Соколов: Света интересуется: «Что Луговой будет делать в депутатах?».



Владимир Жириновский: Он, наверное, войдет в Комитет по безопасности. Он занимается сейчас предпринимательством. Он опытный, грамотный человек. И пострадал в результате обострения отношений между Британией и Россией.



Михаил Соколов: Со здоровьем у него все в порядке?



Владимир Жириновский: Все в порядке у него со здоровьем.



Михаил Соколов: Не светится?



Владимир Жириновский: Ничего и никаких нет моментов...



Михаил Соколов: Не боитесь вы с ним чай пить?



Владимир Жириновский: Не боимся. И нормальные, рабочие отношения у нас с ним.



Михаил Соколов: Хорошо. Владимир Вольфович, вот вы поздравили Михаила Саакашвили с блестящей победой на внеочередных выборах. Это как-то расходится с генеральной линией Кремля, потому что телевидение внушает, что он не победил, по крайней мере, в первом туре.



Владимир Жириновский: Вот пускай они доказывают. Пока объявили. Исходим из факта. Мы не можем знать. И долг вежливости в данном случае. Если где-то побеждает президент, и официальная Центральная избирательная комиссия объявляет его президентом, то мы все имеем полное право поздравить.



Михаил Соколов: То есть вы первый политик российский, который поздравил.



Владимир Жириновский: Да. При этом я проявил солидарность с грузинской оппозицией, говоря им о том, что практически в Грузии установлен авторитарный режим.



Михаил Соколов: А почему авторитарный? У них оппозиция на телевидении может выступать, а в России не очень-то выступает.



Владимир Жириновский: Да-да. Ну, видите, и там тоже закрывают оппозиционные каналы, и мешают им, и где-то оппозицию вытесняют, и в эмиграцию... Есть и свои минусы там огромные. Но есть и плюсы – все-таки они Шеварднадзе убрали и заставили Саакашвили провести досрочные выборы. И сейчас протестуют, возможно, даже и добьются или пересчета голосов, или же второго тура. В любом случае, в апреле получат огромную поддержку на выборах в грузинский парламент.



Михаил Соколов: Ну и как вы думаете, сколько они получат, оппозиционеры?



Владимир Жириновский: Они могут дойти до половины парламента.



Михаил Соколов: Могут, да?



Владимир Жириновский: Конечно. У них уже сейчас все кандидаты, а там их было 6-7... практически 48 процентов у них. Они уже пришли к европейскому стандарту: 48 на 52.



Михаил Соколов: А почему они пришли к европейскому стандарту, а Россия уходит от европейского стандарта?



Владимир Жириновский: Согласен с вами. Вот я и хочу, чтобы 2 марта мы бы тоже приблизились к европейским стандартам. Я за европейские стандарты. Украина – молодцы! Там разница всего 1-2 голоса. У них 225-226 депутатов в Верховной Раде. Мы должны... Нас обгоняет и Украина, и Грузия. И даже Бишкек в Киргизии скоро будет.



Михаил Соколов: А было же время, когда Россия обгоняла.



Владимир Жириновский: Да.



Михаил Соколов: А почему потеряла? Кто виноват?



Владимир Жириновский: Потеряла, потому что не смогли демократы правильную основу найти, увлеклись обогащением. И это все увидели граждане, и разочаровались в наших демократах.



Михаил Соколов: И что теперь? Отдали все одному человеку?



Владимир Жириновский: Плохо это. Я в данном случае считаю, что будущее все-таки за парламентской республикой. И в Грузии этого хотят. Я думаю, что и в Белоруссии этого хотят. И Украина к этому движется. Идеальный вариант – все-таки парламентская республика. 450 человек все-таки примут более разумное решение, чем один.



Михаил Соколов: Давайте еще один вопрос от слушателя. Геннадий из Ленинградской области, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Владимир Вольфович, я хочу спросить следующее. Почему Россия не желает подписывать и ратифицировать Конвенцию о правах инвалидов? Говорят, что на ее реализацию нет денег. Но из 104 государств мира, которые сочли возможным присоединиться к этому документу, у большинства с деньгами значительно хуже, чем в России. Как не стыдно российским властям делать такие заявления?! Это кощунство, бездушие и черствость.



Михаил Соколов: Спасибо, Геннадий.



Владимир Жириновский: Полностью с вами согласен. Издеваются и над инвалидами, и над здоровыми. Конечно, можно ратифицировать. Они просто боятся, что, действительно, наши чиновники не смогут обеспечить права инвалидов в соответствии с этой конвенцией, и это будет еще одним поводом нас критиковать и в Страсбурге, и в Брюсселе, и в Лондоне, и в Вашингтоне. То есть боятся не суметь выполнить те обязательства, которые они обязаны будут принять по этой конвенции. А деньги есть. И они обязаны о вас заботиться.



Михаил Соколов: Два похожих вопроса. «Считаете ли вы необходимым вернуть сбережения, которые страна конфисковала?», - спрашивает Владимир. «Что вы думаете о предложении Тимошенко вернуть вклады Сбербанка в Украине?».



Владимир Жириновский: Вот на Украине они стали давать, но это 200 долларов – ну, смешно. Разве мы с вами по 5 тысяч...



Михаил Соколов: Ничего же не давали.



Владимир Жириновский: Правильно. Лучше хоть понемножку...



Михаил Соколов: А в России тоже, в общем, дают копейки.



Владимир Жириновский: Мы даем уже 10 лет.



Михаил Соколов: Но мало.



Владимир Жириновский: Но мало. Поэтому хотя бы восстановить надо, чтобы у каждого была снова сберкнижка, на ней будет написано...


Вот у меня было теми, брежневскими деньгами до 1992 года 100 тысяч – 10 машин «Жигули». 100 тысяч рублей. Вот мне восстановите сегодня. Это сколько будет? 100 на 100 умножаем - 10 миллионов. Пожалуйста.



Михаил Соколов: Это как-то вы загнули.



Владимир Жириновский: Почему?



Михаил Соколов: А почему по такому курсу?



Владимир Жириновский: Ну, 1 к 100, так получается.


И я согласен, чтобы не было инфляции, разрешите мне пользоваться этими деньгами по безналу – оплатить жилье, образование, здравоохранение, допустим, начать строительство какого-то объекта. Потому что если дать наличными, то люди побегут в магазины – и опять рост цен. Поэтому можно и вклады восстановить, и дать возможность ими пользоваться. И это нужно делать обязательно.



Михаил Соколов: «Жириновскому. Если вы станете президентом, то какие антиконституционные законы вы отмените в первую очередь?», - Владимир из Люберец спрашивает. Наверное, те, за которые вы сами и голосовали, типа по борьбе с экстремизмом?



Владимир Жириновский: Конечно, его надо смягчить, потому что любая фраза, любые действия могут быть квалифицированы как экстремизм. И люди практически боятся что-либо делать.


Второе. Я бы хотел, чтобы была закончена борьба с левой идеологией. Ну, не с самой идеологией... допустим, КПРФ запретить, чтобы этой партии не было. Пускай создают новую, какую-то левую – социалистическая, социал-демократическая.



Михаил Соколов: То есть коммунистической быть не должно?



Владимир Жириновский: Не должно быть.



Михаил Соколов: Что ж вы к ним пристали-то?



Владимир Жириновский: Убрать все статуи Ленина везде и из Мавзолея его вынести. Вернуть все исторические названия – Царицын, Симбирск, Вятка, Богородск (вот Ногинск в Московской области) и так далее. Улицы... Вот метро «Войковская» - это же позор! Убивал царя, а его именем названа станция метро. То есть убрать все названия революционеров отовсюду, написать более объективные и правильные учебники истории, землю дать...


Земли свободной еще полно. И самым нашим обделенным можно дать и 6 соток, и 10 соток, и полгектара. И жилье строить самое дешевое, чтобы люди могли его приобретать. Пускай опять будут «хрущевки» какие-то, но чтобы люди получили жилье, те, кто совсем без жилья у нас находится. Рабочие места – увеличивать их постоянно, а особенно в малых городах. И главный упор на сельское хозяйство – это у нас главная ахиллесова пята, потому что пока не будет изобилия собственного продовольствия, мы постоянно будем зависеть... и люди будут тратить огромные деньги на чужое, не всегда качественное продовольствие. То есть очень многое можно делать.


И самое главное, если я буду избран президентом, то у всех людей в России резко улучшится настроение. Люди не хотят видеть Медведева или Зюганова в Кремле, а только меня хотят.



Михаил Соколов: Ну что ж, вы, может быть, их и повеселите, конечно, это правда.



Владимир Жириновский: Не в веселье дело, а в том, что честный, смелый, решительный, мужественный, и знает все, как надо делать.



Михаил Соколов: Сам себя не похвалишь, никто не похвалит.



Владимир Жириновский: А я сейчас выступаю в личном качестве. Что ж я буду ждать?



Михаил Соколов: Хорошо. Владимир Вольфович, как вы прокомментируете назначение в НАТО Дмитрия Рогозина? Расстался человек с политической карьерой ради должности...



Владимир Жириновский: Не уверен. Это, может быть, вариант и Фрадкова. Фрадков тоже уехал в Брюссель по связям с Евросоюзом.



Михаил Соколов: И что ж, Рогозин вернется премьер-министром?



Владимир Жириновский: И такое может быть. Лет 5-10 посидит... Вы знаете, он на примете у Запада. Запад к нему присматривается. К Рыжкову, к нему, к Каспарову, к Касьянову. Поэтому здесь могут быть варианты: ссылка – избавиться от него, чтобы его здесь не было, и в какой-то степени отблагодарить – все-таки он помогал Кремлю. И Конгресс русских общин – это кремлевский проект, и Блок «Родина»...



Михаил Соколов: И «Великая Россия»?



Владимир Жириновский: ...и «Великая Россия» - тоже он какую-то свою лепту внес. Поэтому здесь три составляющих. Первое – и благодарность за его как бы участие в политической жизни страны. Второе – сослать его, чтобы как-то он не мешался здесь под ногами, не обострял обстановку на ультраправом фланге. И третье – может быть, даже это Западу выгодно, чтобы дальше его обрабатывать. Как Ленина обрабатывали 17 лет, а потом он приехал революцию делать. Хомейни обрабатывали во Франции много лет, а вернулся – совершил Исламскую революцию. Так и люди, типа - Рыжков...



Михаил Соколов: Ну, у Запада-то с Хомейни не очень получилось.



Владимир Жириновский: ...Каспаров, Касьянов и Рогозин – это, возможно, будущие попытки еще раз устроить «оранжевую» революцию.



Михаил Соколов: А Касьянова зарегистрируют?



Владимир Жириновский: Могут зарегистрировать, чтобы Запад не ворчал, что мешают независимым кандидатам зарегистрироваться.



Михаил Соколов: А вы к дебатам готовы?



Владимир Жириновский: С удовольствием и с любыми, а могу со всеми вместе одновременно. Пусть они все вместе встанут к барьеру, а я буду с этой стороны. И с Касьяновым, и с Каспаровым, и с Зюгановым, и с Медведевым.



Михаил Соколов: Владимир Вольфович, скажите, а что ж вы не протестуете? Я вот смотрю, коммунисты протестуют по поводу того, что в эфире происходит. У Медведева чуть ли не две трети эфира, а у вас – 15 процентов, у Зюганова – 16, у Касьянова – Бог знает сколь мало...



Владимир Жириновский: Да, меньше всего у ЛДПР.



Михаил Соколов: Нет, меньше всего у Богданова.



Владимир Жириновский: Ну, это смешно! И вообще нет такой партии и такого Богданова. Это в чистом виде...



Михаил Соколов: Есть такой кудрявый парень.



Владимир Жириновский: Ну и что? Это специальная выдумка. Опять очередной маневр...



Михаил Соколов: Слушайте, а зачем он нужен?



Владимир Жириновский: На всякий случай.



Михаил Соколов: А какой может быть всякий случай?



Владимир Жириновский: Касьянов не примет участия в выборах, Зюганов снимет свою кандидатуру...



Михаил Соколов: А вы можете представить себе, что Зюганов снимает свою кандидатуру?



Владимир Жириновский: Да-да. «Береза» даст ему 100 миллионов долларов – и он снимает.



Михаил Соколов: А вы можете снять свою кандидатуру?



Владимир Жириновский: Я не сниму.



Михаил Соколов: Даже за 100...



Владимир Жириновский: Даже за миллиард долларов не сниму.



Михаил Соколов: А за 2 миллиарда?



Владимир Жириновский: И за 2 миллиарда не сниму.



Михаил Соколов: Так вам из Кремля скажут, что не снимать?



Владимир Жириновский: Нет. Потому что я сам хочу бороться. У меня есть шанс. И страна хочет другого президента. Страна не хочет Медведева. Зюганова – ясно...



Михаил Соколов: А может быть, она Путина хочет оставить?



Владимир Жириновский: И Путина не хочет.



Михаил Соколов: Как не хочет?



Владимир Жириновский: Да потому что я знаю, что...



Михаил Соколов: За «Единую Россию» сколько проголосовало?



Владимир Жириновский: 30-40 процентов, не больше.



Михаил Соколов: Да, вот в Ингушетии тоже, я смотрю...



Владимир Жириновский: Позор!



Михаил Соколов: ...50 процентов избирателей подписали, что они не голосовали на выборах.



Владимир Жириновский: Вот-вот! А что в Мордовии творит Меркушкин?.. Весь Северный Кавказ.



Михаил Соколов: А что делать? Почему ЛДПР не требовала, например, когда законы принимали, прозрачные урны, пометки ультрафиолетом на руках, чернилами?



Владимир Жириновский: Требовали и требуем, но все отвергают. Каждый день требуем. Сегодня Совет Думы требовал, завтра буду при обсуждении повестки дня требовать. Отвергают все. Контрольный пакет голосования у «Единой России» восемь лет. До этого – у левых, до этого – у демократов. У ЛДПР никогда не было. Поэтому любые наши предложения не голосуют наши противники. А требования заявляем ежедневно и ежечасно. Всех разоблачаем, стараемся дать...



Михаил Соколов: Всех не разоблачаете.



Владимир Жириновский: Ну, я имею в виду наших конкурентов – левые, прокремлевские партии, как «Единая Россия», «Яблоко», СПС, а раньше был «Наш дом – Россия» и так далее.



Михаил Соколов: Прокремлевские, они же «за счастье народное». Как же вы можете против них...



Владимир Жириновский: За какое счастье народное?! Слушайте, не надо.



Михаил Соколов: Ну, все растет, все развивается. Посмотрите телевидение.



Владимир Жириновский: Все это чушь! И при Хрущеве так говорили, и при Брежневе так говорили. Я же знаю подлинную ситуацию в стране. Бани позакрывали во многих районах страны. Бань нет.



Михаил Соколов: А зачем бани, если у человека ванна есть? Зачем ему баня?



Владимир Жириновский: Да какая ванна?! В тазике моются и из бутылки себя поливают. Ванные – в крупных городах, да и то не во всех домах.


Поэтому я знаю ситуацию. И доходы маленькие, и безработица есть, и ветхое жилье есть, и преступность растет. Поэтому показатели в основном все отрицательные. Положительные – это чисто математика, статистика.



Михаил Соколов: Виктор из Подмосковья, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Жириновскому. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Вопрос очень короткий. Вот наши корпоративные институты, всякие банки и организации набрали за рубежом большое количество кредитов. Там большое исчисление сейчас, в больших нулях. Если вдруг что-то, то может ли страна за них рассчитаться территорией? Вот такой крайний вариант. Как вы к этому относитесь? Есть такие толкования. Спасибо.



Владимир Жириновский: Ни за что, ни за кого рассчитываться не будем. В этом как раз и разница. Частные лица сами отвечают за себя, и юридические, и физические. За свои долги отвечает только государство. Мы практически рассчитались с государственными долгами. И даже если бы мы не рассчитались...



Михаил Соколов: А компании-то сколько набрали – «Газпром», «Роснефть» - столько же, сколько и было, Владимир Вольфович.



Владимир Жириновский: Согласен, столько же почти.



Михаил Соколов: И кто будет отвечать по этим долгам? Сейчас уже им трудно...



Владимир Жириновский: А почему отвечать-то? Пускай работают. Они же взяли деньги на инвестиции.



Михаил Соколов: Вы знаете, «Газпром», по-моему, занимается не добычей газа в последнее время, а средствами массовой информации больше. Непрофильный бизнес.



Владимир Жириновский: Ну, в любом случае, государство не будет нести никакой ответственности за займы частных структур. Они сами будут отвечать. И они рассчитаются. И когда они занимали... ведь там просто так не дают, там тоже было обоснование. И наверняка, они должны быть в прибыли, чтобы рассчитаться с западным кредитором, да чтобы и себе что-то осталось.



Михаил Соколов: А вот обещают, что будет уже дефицит газа. Чем они будут рассчитываться? «Газпром» уже 10 лет новых месторождений не открывает.



Владимир Жириновский: Никакого дефицита нет. Газа полно, нефти полно. Лес, уголь, металлы – всего хватит вперед на 100 лет.



Михаил Соколов: А что ж Россия такая бедная, столько людей бедных – 20-30 процентов?



Владимир Жириновский: 90 лет советской власти. Что вы хотите?!..



Михаил Соколов: И все?



Владимир Жириновский: Отучили работать, отучили быть собственником, отучили планировать, отучили прогнозировать, отучили заниматься собственным делом. Вот льготы – справка, справка, справка... Вот этим и занимаются.



Михаил Соколов: Раиса Николаевна пишет: «Когда Гитлер пришел к власти, он запретил Компартию». Раиса Николаевна, а Аденауэр после Гитлера, когда коммунисты заговоры устраивали, тоже запретил Компартию в Германии лет так на 20. Это правда.



Владимир Жириновский: Да. Запретить на вечные времена. Коммунизм, социализм – это для бездельников, для тех, кто не хочет работать, не умеют работать, чтобы спрятаться за чужого дядю и ждать, чтобы кто-то накормил, напоил и, так сказать, повеселил. Это самое отвратительное – левые идеи.



Михаил Соколов: Николай из Брянской области, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Господин Жириновский, вот один из выступавших упрекал Россию в том, что она не подписала Конвенцию о правах инвалидов. Вы тоже возмутились, что это так. А как же вы голосовали за 122-ой закон? Я лично, господин Жириновский, голосовать за вас не буду.



Михаил Соколов: Понятно.



Владимир Жириновский: Объясняю. 122-ой закон мы не голосовали. Вот почему я против коммунистов. Это они вам вдалбливают в голову. Абсолютное большинство фракции и я, мы не голосовали. Но при этом нам выгодно, чтобы вы получали деньги. Ну, хватит стоять в очереди со справками, хватит над вами издеваться. Дать вам наличными – и вы все купите сами и быстро. Вот это и есть социализм. Справка – это же социализм. И вы умираете раньше времени.



Михаил Соколов: В России нет эффективной немецкой бюрократии, чтобы социализм иметь.



Владимир Жириновский: Что вы уперлись в эти льготы, по которым вы ничего получить не могли? Ведь мертвая страна из-за этого стоит, убогая, так сказать, и не способная ни к чему. А вы опять – дайте вам льготы, льготы... Деньги вам нужны и здоровье. Вам эта советская власть и нынешняя ничего не дала. Поэтому именно голосовать нужно только за меня.



Михаил Соколов: «В предложениях ЛДПР по борьбе с терроризмом есть пункт: научить население быть бдительным, не сдавать квартиры и не давать машины для проезда, не сажать в такси приезжих с Кавказа». Это что такое за ксенофобия, Владимир Вольфович?



Владимир Жириновский: Ну, это в момент обострения, когда была Дубровка у нас, «Норд-Ост»...



Михаил Соколов: А вы от этого отказались?



Владимир Жириновский: Естественно. Вот как не сажать в такси? Ведь не будешь же в лупу рассматривать: Кавказ или не Кавказ.



Михаил Соколов: Понятно. А вот сейчас, знаете, на Кавказе обсуждают еще одну идею ЛДПР...



Владимир Жириновский: Но, например, что имелось в виду. Имелось в виду, что машину дают в аренду. Ты же видишь, что люди приезжие, с Юга. И чего ты им даешь машину в аренду? Чего ты им квартиру сдаешь?



Михаил Соколов: Бизнес.



Владимир Жириновский: Сдай квартиру через специальное бюро, чтобы там были паспорта, данные. То есть мы сами проявляем, так сказать, инфантильность.



Михаил Соколов: Проявляете вы в своих текстах иногда опасные такие тенденции.



Владимир Жириновский: Что?



Михаил Соколов: Вот, пожалуйста, еще. В Карачаево-Черкесии очень взволнованы тем, что у вас есть «Ппредвыборная энциклопедия программных установок ЛДПР».


И вот вы предлагаете отправить на постоянное жительство в Абхазию адыгов, кабардинцев, жителей Северной Осетии в Южную и создать губернии с моноэтническим населением у Кавказского хребта. Это что за депортация?



Владимир Жириновский: Никогда такого не было. Чушь! Откуда-то взяли. Какая-то провокация. Никогда подобного не говорил.


Когда речь шла о возможном обострении обстановки, я говорил, что если вдруг Грузия захочет силой захватить Абхазию, то родственные абхазам народы – это шапсуги, это черкесы, адыги, они могут встать на защиту абхазов, проявить солидарность. В этом только смысле.


Никого и никто переселять никогда больше не будет. Никто и нигде никакого мононационального государства создавать не будет. А всякую грязь... от моего имени какие-то программы выдавать провокационные – это могут делать, чтобы меня опорочить.



Михаил Соколов: К выборам?



Владимир Жириновский: Да, к выборам.



Михаил Соколов: Понятно.



Владимир Жириновский: И между выборами.



Михаил Соколов: Анатолий Сергеевич, Ростовская область, пожалуйста. Вопросы с Юга. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Владимир Вольфович, у меня простой вопрос. Вот все депутаты, политики, СМИ заботятся на словах о правах и интересах простого народа, обещая золотые горы, а особенно – перед выборами. Но когда конкретный человек обращается к конкретному чиновнику, то, в лучшем случае, он отписки получает, посылают... Вот, например, от президента я жду ответа уже пять лет.



Владимир Жириновский: И не дождетесь.



Слушатель: Кстати, вам 20 декабря по электронной почте отправил. И предупредил, что если не хотите помочь, то скажите «нет» или «да». Опять ответа нет. Скажите, как вообще...



Владимир Жириновский: Мы поможем. Просто в предновогодние дни... все-таки с 29 декабря практически прекратили мы работать. За время выборов в Госдуму к нам в месяц поступало 900 писем. У меня сидят 20 юристов, они захлебываются, не успеваем. Сейчас у нас задолженность по ответам 3,5 тысячи. Поэтому обязательно вам ответим, обещаю, и примем все необходимые меры.



Михаил Соколов: Владимир Вольфович, вот вы за централизацию России, за то, чтобы не было сильно федерализованной страны России.



Владимир Жириновский: Да.



Михаил Соколов: И вот смотрите, что происходит с этой вертикалью. В Кремль пишут, вам пишут, вверх, вниз – толка никакого. Внизу, значит, ничего не работает, получается. Правильно?



Владимир Жириновский: А почему происходит, я объясняю. Вот сейчас жаловались на 122-ой закон, а есть 131-ый. По нему мы дали права органам самоуправления и деньги дали. То есть саботируют губернаторы.



Михаил Соколов: Да мало дали.



Владимир Жириновский: Губернатор держат все деньги...



Михаил Соколов: Так они же назначенные.



Владимир Жириновский: И держат деньги. Они должны отдать деньги органам самоуправления – тогда они заработают.



Михаил Соколов: Значит, закон неправильно составлен, что они могут держать эти деньги. Надо напрямую, значит, давать. Правильно?



Владимир Жириновский: Но деньги же идут по цепочке.



Михаил Соколов: А вот не по цепочке, а напрямую.



Владимир Жириновский: Нельзя же из Москвы направить 10 тысячам получателей по стране.



Михаил Соколов: Можно.



Владимир Жириновский: Направляют в субъект Федерации, а они отправляют по городам области, города направляют по районам, а районы – местному самоуправлению. Можно и так делать, можно напрямую, согласен. Иногда и это делаем. Но учет осложняется. То есть, в принципе, ведь это же закон по бюджету. Мы даем деньги субъекту Российской Федерации.



Михаил Соколов: Понятно. В общем, муниципальная система не работает.



Владимир Жириновский: Не работает пока. Надо заставить ее работать. Надо заставить бояться губернаторов. Их же не трогают сейчас из-за выборов. Подождите до 2 марта. 20 губернаторов потеряют свои посты моментально в апреле-мае этого года. То есть обязательно начнется смена элит.



Михаил Соколов: Ну, ладно, это такой прогноз, который не сбудется, скорее всего.



Владимир Жириновский: Будет обязательно. Все, ждите 3 марта – уже начнется.



Михаил Соколов: Давайте ваши прогностические способности проверим, Владимир Вольфович.



Владимир Жириновский: Пожалуйста.



Михаил Соколов: В стиле блиц только, коротко. Как решится вопрос о статусе Косово?



Владимир Жириновский: Признают независимость. И это будет очень плохо, поскольку это будет прецедент, и в будущем им будут пугать и нас.



Михаил Соколов: А Сербия что получит?



Владимир Жириновский: Ничего не получит. Более ускоренный прием в Евросоюз и в НАТО.



Михаил Соколов: Ну, это уже прилично.



Владимир Жириновский: Деньгами подкормят. Ну а территорию потеряли.



Михаил Соколов: Так. А какой результат будет на выборах в Пакистане после гибели Бхутто?



Владимир Жириновский: Генерал все в свои руки возьмет. И там я не исключаю гражданскую войну и оккупацию со стороны НАТО, как и Афганистан.



Михаил Соколов: А состоится ли до конца года ратификация Конституции Евросоюза?



Владимир Жириновский: Нет.



Михаил Соколов: Что, кто-то из 27 стран откажется?



Владимир Жириновский: Опять кто-то откажется, опять у них проблемы... Потому что это большой колхоз. Они слишком расширились. Нужно было сохраняться в рамках элиты Западной Европы. А они опять пролетариев понабрали – Румыния, Болгария, Польша, Словакия, - и это все будет тормозить развитие Евросоюза.



Михаил Соколов: А кто победит на Чемпионате Европы по футболу?



Владимир Жириновский: Немцы.



Михаил Соколов: А Хорватия так хорошо играла...



Владимир Жириновский: Ну и что? Сыграла хорошо, а больше не сможет ничего сделать.



Михаил Соколов: Олимпиада в Пекине, первое место в командном зачете.



Владимир Жириновский: Россия.



Михаил Соколов: Китай.



Владимир Жириновский: А зачем Китай?



Михаил Соколов: И США. А потом Россия.



Владимир Жириновский: А давайте биться за Россию.



Михаил Соколов: Это вы будете биться?



Владимир Жириновский: Я думаю, что мы можем сейчас. У нас уже много спортсменов, и китайцев побить легко. И США уже устарели.



Михаил Соколов: За выборами в США следите?



Владимир Жириновский: Слежу.



Михаил Соколов: Кто победит на выборах?



Владимир Жириновский: Хиллари.



Михаил Соколов: То есть она будет выставлена от демократов?



Владимир Жириновский: Как женщина. Никогда в Америке не было президента-женщины. И они уверены... Они знают, как хорошо управлял Билл. Билл Клинтон был лучшим президентом США за последние 30-40 лет. Поэтому им выгодно. И они понимают прекрасно... Это не тот вариант «Медведев – Путин», когда они занимают два поста. А здесь именно муж, как бывший президент, поможет жене. И она сенатор, она тоже не просто домохозяйка. То есть это было бы хорошо для американцев. И я думаю, что они на это пойдут. Потому что вот этот Обама... все-таки цвет кожи немножко может пугать.



Михаил Соколов: А может быть, он вице-президентом пойдет.



Владимир Жириновский: Ну, могут договориться. Они же из одной партии, так что могут договориться. И тогда у них стопроцентная победа будет в ноябре.



Михаил Соколов: А над кем победа?



Владимир Жириновский: Над Маккейном.



Михаил Соколов: Все-таки Маккейн?



Владимир Жириновский: Конечно, да. Он наиболее жесткий, он ближе к Бушу, так сказать. И он победит на праймериз окончательно. И Хиллари сможет с Обамой победить его на выборах в ноябре этого года уже.



Михаил Соколов: И трудный вопрос. Кто будет президентом России, а кто премьером через год, 10 января 2009 года?



Владимир Жириновский: Через год, я думаю, Путин вернется в Кремль. У нас в марте 2009 года пройдут выборы досрочные президента России.



Михаил Соколов: А как же так получится-то?



Владимир Жириновский: А не сможет Медведев. Если даже его провозгласят президентом 3 марта, через 40 дней, он не сможет управлять. И силовики будут ему мешать, и губернаторы будут заниматься саботажем, и министры некоторые. То есть элита его не воспринимает. И они захотят, скорее, вернуть Путина, чем...



Михаил Соколов: Ну, она и вас не будет воспринимать, если вдруг вас избрали бы.



Владимир Жириновский: Меня они быстренько воспримут. Со мной, не волнуйтесь, все воспримут. Сразу будет зачистка всего губернаторского корпуса, министерского, депутатского, Совет Федерации отменим. То есть это будут жесткие меры. С коррупцией начнется борьба по-настоящему. Меры будут решительные приниматься. Заработают заводы, больше внимания сельскому хозяйству. И никакого саботажа не потерплю. Будут другие органы государственной безопасности, другая, новая русская полиция, добровольческая армия. То есть будет праздник в России - действительно, цивилизованное, европейское государство, огромное количество свобод, гарантий. Вся эмиграция вернется. Если я стану президентом, то вся эмиграция... а это десятки миллионов людей, они вернутся сюда к нам, в Россию. Они опытные, с деньгами, и мечтают вернуться в Россию. А если Медведев – будут уезжать.



Михаил Соколов: Давайте мы слушателя подключим. Петр из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте. Петр, а нравится ли вам программа Владимира Вольфовича, которую он только что изложил?



Слушатель: Здравствуйте. Я понял, что Владимир Вольфович, безусловно, будет нашим следующим президентом, и Путин уже через год никак не вернется.



Владимир Жириновский: Никогда не вернется. Если я – он никогда не вернется. А Медведев – это чисто...



Слушатель: Владимир Вольфович, разрешите задать вопрос.



Владимир Жириновский: Пожалуйста.



Слушатель: Года три назад была передача - у Сергея Корзуна был Иваненко из «Яблока» и вы. И обсуждался вопрос: нужна ли России демократия? Я выступал за демократию. Вы говорили, что Россия к демократии не готова, и вот меня, Петра из Москвы, убьют с вашей демократией. Это были ваши слова. Что с вами случилось? Вы выступаете за парламентскую республику. Вот как она у нас должна родиться – при вас или в будущих поколениях?



Михаил Соколов: Что изменилось?



Владимир Жириновский: Петр, объясняю. Я за свободы, за демократию. Но в России они невозможны.



Михаил Соколов: Пока или вообще?



Владимир Жириновский: Пока. Вы же видите ситуацию...



Михаил Соколов: Это сколько – пока?



Владимир Жириновский: Ближайшие два-три года. Если Медведев станет президентом, то демократии никакой не будет, а будет вновь авторитарный режим. Я и это вам говорил. И разве мало людей убивали у нас за эти три года?



Михаил Соколов: Видите, человек жив все-таки.



Владимир Жириновский: И разве получились у нас свободные выборы? И разве у нас есть по-настоящему свободная пресса? Вы же это все видите. Разве я неправ? Вы должны были бы сказать: «Владимир Вольфович, я полностью с вами согласен, что мы хотим свободы и демократии, но прошло три года – и вы оказались правы, у нас самый настоящий авторитарный режим и по-настоящему свободных выборов нет». Так вот, я же прав был. Но я хочу их. Как в личной жизни, мы хотим брака по любви, но не получается он у всех. Выходит, по расчету. Но желание у всех одно – все-таки полюбить. Но не получается. Так и в стране у нас сейчас.


Вот я смогу гарантировать свободы всем гражданам России, и они подчинятся мне. Медведев слабый, он ничего не сможет гарантировать. Он будет молчать, вообще ничего не будет делать.



Михаил Соколов: Спасибо. Всего вам доброго.


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG