Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

2008 год – завершение реформы электроэнергетики в России


Ирина Лагунина: В 2008 году в России завершится реформа электроэнергетики. К 1 июля прекратит существование государственный холдинг РАО «ЕЭС России». Вскоре половину всей электроэнергии в России будут производить компании, не контролируемые государством. Тем не менее, тарифы на электроэнергию будут меняться постепенно – до полной их либерализации еще далеко. Тему продолжит Сергей Сенинский...



Сергей Сенинский: ... До недавнего времени на долю РАО «ЕЭС России», контролируемого государством, приходилось 65-70% всей производимой в стране электроэнергии. На сегодня – за полгода до упразднения холдинга – насколько она уже сократилась? Наш первый собеседник – в Москве – аналитик инвестиционной компании Unicredit-ATON Дмитрий Скрябин:



Дмитрий Скрябин: Я думаю, что сейчас на долю РАО приходит меньше, чем 65% в связи с приватизацией генерирующих активов. Я бы сказал, что порядка 40% мощностей РАО на сегодняшний день уже было приватизировано и поменяло контролирующего акционера. Поэтому мы можем говорить, наверное, не о 65%, а где-то о 40% электроэнергии, вырабатываемой в России, контролируется РАО «ЕЭС России».



Сергей Сенинский: С полной ликвидацией холдинга РАО «ЕЭС России» – какая в целом доля всей производимой в стране электроэнергии будет по-прежнему (прямо или косвенно) контролироваться государством? В его владении остаются все атомные и большинство гидростанций, а часть тепловых станций, хотя и приватизируются, будут принадлежать компаниям, в которых государство является главным акционером – например, «Газпрому», планирующему объединить свои активы в электроэнергетике с такими же активами «СУЭК», крупнейшей угольной компании России...



Дмитрий Скрябин: После разделения РАО в моем понимании госструктуры – это «Газпром», возможно «СУЭК», которая вполне возможно войдет в сделку с «Газпромом» по объединению активов, это «Росэнергоатом», это гидро-ОГК, я думаю, они будут вырабатывать порядка 40-50% электроэнергии в стране.



Сергей Сенинский: В России часть электроэнергии уже продается по нерегулируемым государством ценам, то есть на свободном рынке. Как менялась его доля этого рынка в течение 2007 года и какой она может быть к концу 2008-го? И попадает ли на него энергия, произведенная на контролируемых государством атомных и гидростанциях? Аналитик по электроэнергетике из инвестиционного банка «КИТфинанс» Дмитрий Царегородцев:



Дмитрий Царегородцев: Достаточно просто изложить картину происходящего. Весь рынок одновременно либерализуется одними и теми же порциями. Различий для генерирующих компаний с разной формой собственности, с разным типом используемого топлива законодательство не делает. С 1 января 2007 года до 1 июля в свободной зоне торговалось 5% плановой выработки электричества, потом эта доля была увеличена до 10%. С 1 января мы откроем для свободного обращения еще 5% рынка. И наконец, с 1 июля 2008 года четверть всей планово вырабатываемой электроэнергии в России будет продаваться по нерегулируемым ценам. Более того, есть важный нюанс, связанный с тем, что вся электроэнергия на вновь вводимых мощностях может реализовываться по свободным ценам, а также вся сверхплановая выработка тоже может реализовываться по свободным ценам. Поэтому де-факто к концу 2008 года, по моей оценке, от 30 до 32% всей потребляемой в России электроэнергии будет приобретаться потребителями на свободном оптовом рынке.



Сергей Сенинский: Какое влияние на формирование «свободной» части рынка электроэнергии в России оказывает тот факт, что энергосистемы некоторых регионов России – например, Республики Коми, Архангельской и Калининградской областей - оказываются почти изолированными от общих сетей?



Дмитрий Царегородцев: Вообще проблема изоляции отдельных регионов стоит достаточно остро. И речь даже не идет об островных территориях, то есть территориях, которые вообще не подключены к единой национальной энергетической сети, либо подключены слабыми линиями. Достаточно серьезную проблему представляют собой так называемые «бутылочные горлышки», то есть узкие места между регионами, достаточно хорошо покрытых сетями в частях страны. Скажем, избыточная энергия с атомных станций в Поволжье вполне могла бы насыщать и Москву, и южный регион, который сейчас так остро в этом нуждается, но не могут этого сделать по той причине, что высоковольтные линии не справляются с потребной нагрузкой, а быстрое введение расшивочных мест невозможно. И скорее всего, действительно полностью единой и соответствующей текущей карте потребления ЕНЭС, национальная энергетическая сеть станет, вероятно, году к 2011-2012-му.



Сергей Сенинский: Коль скоро в стране существуют два рынка электроэнергии – регулируемый и свободный, сколь различаются текущие цены на них? Дмитрий Скрябин, компания Unicredit-Aton :



Дмитрий Скрябин: Тариф электроэнергии на свободном рынке, я бы сказал так, несколько несопоставим с регулируемым тарифом. Потому что в регулируемой части производители получают полностью плату за мощности и плату за электроэнергию. В свободном секторе продают только электроэнергию.



Сергей Сенинский: Что такое «плата за мощности»?



Дмитрий Скрябин: Плата за мощность практически включает в себя покрытие затрат, то есть на поддержание мощностей, на ремонты, на персонал, которые не зависят от выработки электроэнергии и плюс некая инвестиционная составляющая. А цена на электроэнергию – это фактически цена топлива, это покрытие переменных издержек. И в регулируемом секторе генераторы полностью получают свои постоянные издержки за счет платы за мощность и получают часть платы за электроэнергию за счет тарифа на электроэнергию регулируемого. В свободном секторе генераторы получают только плату за электроэнергию, потому что плату за мощность они получили в регулируемом секторе. Из-за этого средний тариф свободного сектора ниже, чем средний тариф регулируемого сектора.



Сергей Сенинский: Выглядит почти невероятным – электроэнергия на регулируемом рынке дороже, чем на рынке свободном?!.



Дмитрий Скрябин: Это некая искусственная величина, которая совершенно не говорит о том, что введение свободного сектора привело к снижению тарифа. Это абсолютно не так. Я думаю, что через год. Через два, когда структура рынка будет более правильной, когда у нас будет введен рынок мощностей, мы увидим, что цены на свободном рынке существенно выше, процентов на 20-30 выше, чем цены на регулируемом рынке.



Сергей Сенинский: Сколь вероятно, что общий рост спроса на электроэнергию в России в 2008 году может превысить рост её предложения за счет расширения мощностей электростанций?



Дмитрий Скрябин: В принципе, для 2008 года, я думаю, такая ситуация будет характерна. Потому что фактически предложение в 2008 году мало увеличится, потому что очень мало мощностей будет введено в 2008 году. Тем не менее, экономика продолжает расти. Как видится, зима будет не такая теплая, как в прошлом году, поэтому темп роста спроса на электроэнергию по 2008 году, я думаю, будет порядка 2-3%. А введение мощностей и строительство мощностей, я думаю, придется на 2009-2010 год. Потому что только сейчас генкомпании привлекли деньги, они начинают строить. Строительство занимает два, три, четыре года. Поэтому рост предложения догонит рост спроса, я думаю, только в перспективе двух-трех лет.



Сергей Сенинский: В 2007 году правительство России одобрило программу ликвидации в российской электроэнергетике так называемого «перекрестного субсидирования», когда завышенные тарифы для промышленности позволяют компенсировать заниженные тарифы для населения. В рамках этой программы что будет предпринято уже в 2008 году и какое это будет иметь значение для конечных потребителей? Главным образом – для населения... Дмитрий Царегородцев, инвестиционный банк «КИТфинанс»:



Дмитрий Царегородцев: Потребление электричества для населения будет всегда в той или иной степени регулируемо. То есть 12% потребления, а это небольшая на самом деле доля, та доля, которая приходится именно на население, будет в той или иной степени регулируема. Население не почувствует, мне кажется, в полной мере всей либерализации рынка. Хотя, глядя в лицо реальности, все понимают, что в конце 2009 года рынок уже де-факто станет свободным. Потому что процент формально либерализованного обращения превысит 50, плюс сверхплановая выработка. Но представьте себе рынок, который либерализован на 55-60% - это уже по факту полностью либерализованный рынок.



Сергей Сенинский: Но это, само по себе, еще не означает ликвидации перекрестного субсидирования...



Дмитрий Царегородцев: Что касается перекрестного субсидирования, я думаю, что в обозримом будущем, по крайней мере, на горизонте два-три года мы уйдем от дотаций общих, общерыночных и перейдем к дотациям адресным, когда дотации будут получать именно потребители в зависимости от их социального положения, по определенным критериям. Реально, я думаю, эта система прямого точечного субсидирования может быть реализована году к 2009-му.



Сергей Сенинский: Нынешние розничные тарифы на электроэнергию для населения составляют в Европейской части России от 1,5 до 2,5 рублей за один киловатт/час. На каком уровне, по вашим оценкам, эти тарифы могут оказаться к концу 2008 года?



Дмитрий Царегородцев: Итоговые цены для населения будут сформированы сочетанием двух факторов. Первое – это динамика регулируемых цен, прирост погодовой должен составить от 14 до 17%, то есть, соответственно, мы выходим на цены в районе 1,8 до, возможно, трех рублей. Наверняка они будут неодинаковы по регионам. Второе – это динамика свободного рынка. Мне кажется, если она и уйдет в сторону от регулируемых тарифов, то незначительно. Сомнительно, чтобы цены по итогам года увеличились больше, чем на 20-25%. То есть никакого супер-взрыва потребитель не увидит.



Сергей Сенинский: К концу 2008 года по свободным ценам будет продаваться 25% всей потребляемой в России электроэнергии. К 2011 году этот рынок либерализуют полностью, но – только для промышленных потребителей. Тарифы для населения и после этого какое-то еще время будут регулироваться государством...


XS
SM
MD
LG