Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Ваксгольмское дело»: как Европейский суд разрешил тяжбу между латвийскими строителями и шведскими подрядчиками


Ирина Лагунина: Недавно Европейский судебный двор в Люксембурге принял решение, которое произвело настоящий фурор в Европе. Судебный иск, получивший сокращенное название «Ваксгольмское дело», имел отношение к трудовому праву Европейского Союза, и решение суда по нему имеет силу прецедента. Может быть, именно поэтому приговор в духе царя Соломона возмутил как европейские профсоюзы, так и объединения работодателей. Подробней об этом деле – в материале моего редакционного коллеги Ефима Фиштейна.



Ефим Фиштейн: Профсоюзы считают, что решение Европейского судебного двора поощряет так называемый «социальный демпинг» - экспорт заниженной цены труда с Востока на Запад Европы. Работодатели, напротив, полагают, что расширенное толкование права на забастовку – не что иное, как возвращение социализма в Европу через заднюю калитку. Суть Ваксгольмского дела вкратце такова: латвийская компания Лаваль получила в 2004 году интересный подряд на ремонт здания местной школы и спортзала в шведском городке Ваксгольм. Ее расходная смета показалась ратуше наиболее рачительной, ибо работы фирма намеревалась произвести собственными силами. Заключать коллективный договор со шведскими строительными профсоюзами она категорически отказалась, сославшись на то, что уже имеет такой договор с латвийскими строительными рабочими. Оно и понятно: строительная контора не хотела платить латвийским рабочим шведских зарплат. Но не тут-то было: шведы наглухо блокировали пикетами стройплощадки, не пропуская туда ни механизмов, ни мастеров. Как эта тяжба видится из Риги – в сообщении нашего тамошнего корреспондента Михаила Бомбина.



Михаил Бомбин: Как пояснили мне в офисе строительной фирмы «Лаваль и партнеры», сам по себе скандал и последовавшие судебные тяжбы сказались на предприятии самым негативным образом. Около ста вернувших без денег из Швеции рабочие тут же поувольнялись и в настоящий момент фирма строительством не занимается и существует в виде пары кафе и нескольких торговых точек. Рассказывает заместитель председателя Союза свободных профсоюзов Латвии Ливия Манцинкевич.



Ливия Марцинкевич: Проблема была в том, что шведские профсоюзы запросили нашего работодателя, ту фирму «Лаваль», которая отправляла туда и заключала договор со шведами, заключать коллективный договор местный, шведский. И самое главное условие было то, что минимальная заработная плата этих рабочих была не меньше, чем шведских рабочих. Это было начало. Но так как фирма «Лаваль» заключала до этого коллективный договор у нас здесь, в Латвии, то они отказались. Профсоюз строителей начал организовывать акции протеста и блокады и так далее.



Михаил Бомбин: Затем работодатель, то есть фирма «Лаваль» обратилась в шведский трудовой суд и проиграла процесс. Однако дело пошло в Европейский суд, а там рассудили иначе.



Ливия Марцинкевич: Последнее было уже решение Европейского суда о том, что нормы надо соблюдать и свои права профсоюз может защищать, но не ущемляя и не приостанавливая бизнесные интересы. То есть рабочий процесс или, вернее, процесс строительства там был приостановлен и там были потери. Опять дело отправлено обратно в трудовой суд Швеции, который окончательно будет решен по поводу издержек и по поводу каких-то нюансов.



Михаил Бомбин: И что это значит впредь? То есть теперь наши фирмы могут безбоязненно ездить и работать?



Ливия Марцинкевич: Наши фирмы могут безбоязненно. Если здесь заключен трудовой договор и если определены нормы заработной платы и всего прочего, то они должны соблюдаться и в том государстве.



Михаил Бомбин: Однако, безукоснительное соблюдение подобных норм может оказаться палкой о двух концах. И как опасается Ливия Марцинкевич, головной болью для профсоюзов Латвии.



Ливия Марцинкевич: На открытом трудовом рынке европейских стран нет никаких проблем. Там мы должны эти свободы соблюдать. Имеется в виду, как мы будем действовать и какая будет наша позиция, если нам надо будет приглашать рабочих третьих стран. И если условия нам надо соблюдать, то это будет явная дискриминация наших рабочих, которые не получат, которым будет очень невыгодно. Если такие условия наши фирмы будут использовать, то, конечно, наши профсоюзы и мы будем протестовать, будем думать, какие условия. Конечно, пока может быть молдаванам или кому-то еще выгодно приезжать сюда работать, но для нас это явно невыгодно.



Михаил Бомбин: Уже сегодня в Латвии наблюдается дефицит рабочей силы. По мнению экспертов, в будущем эту проблему все равно придется решать и вряд ли сюда поедут работать граждане Швеции, Германии или Австрии. Скорее всего это будут гастарбайтеры из России, Украины и Белоруссии.



Ефим Фиштейн: Решение Европейского судебного двора в Люксембурге я назвал «соломоновым» по той причине, что он фактически признает правоту обеих сторон: за профсоюзами признано право на забастовку, включая такие экстраординарные действия, как блокада. Право на свободное передвижение людей, труда и товаров внутри ЕС является, по мнению суда, основополагающим, но не неограниченным. Единый рынок предполагает «взаимное признание» коллективных договоров во всех странах ЕС. В репортаже из латвийской столицы прозвучало мнение представителя профсоюзов, поэтому дадим слово и другой стороне – работодателям. Президента Хозяйственной палаты Чехии Яромира Драбека я спросил, как его орган воспринял решение Европейского суда.



Яромир Драбек: Сразу же хочу подчеркнуть, что Хозяйственная палата Чешской Республики считает это прецедентное решение Европейского судебного двора скорее положительным, чем отрицательным. Прежде всего, потому, что оно не ставит под сомнение основополагающие принципы, на которых зиждется Европейский Союз. В решении ясно сказано, что местнические оговорки не должны ограничивать свободу передвижения людей, труда и товаров – это для вас особенно важно. С другой стороны, очевидно, что как отдельные люди, так и предпринимательские субъекты обязаны соблюдать законы страны, в которой они находятся и ведут дела. Вполне естественно, что фирма, желающая проникнуть на рынок другой европейской страны, обязана соблюдать местные правила игры – так же, как и любая страна должна соблюдать законные рамки, данные правилами Европейского Союза.



Ефим Фиштейн: А как вы оцениваете реакцию шведских профсоюзов на попытку латвийской фирмы проникнуть на шведский строительный рынок?



Яромир Драбек: Эта проблема остро стоит и у нас, и мы давно пытаемся привлечь к ней внимание общественности. Профессиональные союзы имеют строго ограниченную сферу деятельности – ею они и должны заниматься, не пытаясь играть несвойственную им роль. В данном случае мы видим, что не только у нас, но и в Швеции профсоюзы пытаются играть роль групп давления, посягая на чужие права. Задача профсоюзов – участвовать в выработке коллективных договоров с работодателями, отстаивать интересы работников предприятия. В Швеции разные категории трудящихся на одном предприятии являются членами разных профсоюзов, у нас они состоят в одном профсоюзе, но суть дела не меняется – эти организации не должны вмешиваться в производственно-торговую политику предприятий, пытаясь подстроить ее под себя. В тех случаях, когда они пытаются это делать, они превышают свои компетенции.



Ефим Фиштейн: Латвийская строительная компания Лаваль, как известно, практически разорилась на этом нереализованном заказе из-за противодействия шведских профсоюзов. Не является ли этот пример устрашающим и для чешских компаний, пытающихся вести дела за рубежом? Доктор Яромир Драбек.



Яромир Драбек: Речь идет о довольно типичной ситуации с которой постоянно сталкиваются наши строительные фирмы, пытающиеся получить заказы в соседних странах – Германии или Австрии. Они испытывают сильнейшее давление со стороны местных конкурентов. С другой стороны, Чехия является членом ЕС вот уже почти четыре года, и мы знаем, что кроме свода законов и правил, действующих в Евросоюзе, есть еще чисто человеческая психология – есть еще немало тех, кто мыслит по-старому и не руководствуется тем, что можно в Европе, а чего нельзя. К счастью, в ЕС выработаны определенные механизмы борьбы с нарушениями, есть институты, к которым можно аппелировать. Нужно только не бояться и пробовать, раз уж мы создали европейский общий рынок. Непростительно было бы после первых же трудностей сдаться и отступить на исходные позиции.



Ефим Фиштейн: А не боитесь ли вы того, что на чешский рынок, как в весеннее половодье, хлынет дешевая рабочая сила из более бедных стран-новых членов ЕС, к примеру из Болгарии и Румынии?



Яромир Драбек: К счастью, Чешская Республика приняла всерьез все те принципы и свободы, которые нам гарантирует членство в ЕС, и считает, что на них имеют полное право и новые члены. Мне это представляется правильным. Было бы крайне глупо и не этично требовать от старых членов отказаться от любых переходных периодов и в то же время самим вводить их по отношению к Болгарии и Румынии. Мы не ставим никаких рогаток и препон на пути болгарских или румынских работников, желающих попробовать свои силы на чешском трудовом рынке. При этом следует помнить, что аналогия между нами и шведами несколько хромает. Макроэкономические параметры, скажем, Болгарии значительно напоминают наши, обе страны сталкиваются с подобными проблемами – например, с нехваткой квалифицированных кадров. По этим и по другим причинам – например, по причине географической удаленности – в наших отношениях нельзя ожидать таких трудностей, как в отношениях с Австрией или Германией.



Ефим Фиштейн: Таково мнение президента чешской Хозяйственной палаты доктора Яромира Драбека. Чехия, судя по его словам, не болеет синдромом «польского водопроводчика». Старые члены Евросоюза однако же страдают сильным обострением этого синдрома, о чем свидетельствует и тот факт, что в «Ваксгольмском деле», которое рассматривалось Европейским судебным двором в Люксембурге, приняли живейшее участие 17 из 27 государств-членов ЕС.


XS
SM
MD
LG