Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия присоединяется к конвенции ВОЗ по борьбе с курением


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Михаил Саленков: Россия присоединяется к конвенции Всемирной организации здравоохранения по борьбе против табака - решение об этом принято на заседании правительства. Конвенция предусматривает полный запрет на рекламу табачных изделий, стимулирование продажи и спонсорство. Норма о полном запрете рекламы табака должна быть выполнена в течение пяти лет. О том, как оцениваются эти меры в российском обществе, рассказывает Вероника Боде.



Вероника Боде: Любой запрет в обществе, как правило, воспринимает неоднозначно. Легко предположить, что врачи, которые с негативными последствиями курения сталкиваются каждый день, будут поддерживать запрет на рекламу табака. Например, врач-нарколог Владимир Трифонов уверен, что эта мера в России на данный момент просто необходима.



Владимир Трифонов: Россия - одна из самых курящих стран в мире, до 70% населения курит. Поэтому у нас и страна-то на первом месте по сердечно-сосудистым заболеваниям. Эта проблема очень важная. У нас курение как бы даже приветствуется: маленькая запись только "Минздрав предупреждает" и все. А у молодежи стереотип какой? Если курит - значит, взрослый. Вот молодежь и начинает приучаться к курению с малых лет. Это же нужно создавать определенную психологическую среду, нетерпимость к курению, особенно подросткам.



Вероника Боде: И какова в этом роль рекламы?



Владимир Трифонов: Огромная. Потому что, если бы не реклама, не курили бы и не пили так. Везде, в кино показывают, в театрах, а это действует на психику подрастающего поколения.



Вероника Боде: По мнению нарколога Владимира Трифонова, запрета на рекламу табака недостаточно. Особое значение тут имеет реклама здорового образа жизни.



Владимир Трифонов: Государство должно заботиться о здоровье населения, а это значит - антиреклама, то есть с утра до вечера, как, извините, о прокладках с крылышками, все знают, в детском саду, вот так они должны знать, что курить - это вредно, хочешь курить, хочешь сажать свою сердечно-сосудистую систему - пожалуйста, кури, но это вредно. Мне, например, очень нравится, как поступили американцы. Никотиновая реклама была, так они столько же оплачивали антиникотиновую рекламу, а потом запретили никотиновую - осталась антиникотиновая только. Единственная страна в мире, которая в два раза снизила количество людей, сидящих на психоактивных веществах, потому что с утра до вечера пропагандируют здоровый образ жизни. И это как раз молодому поколению очень качественно помогает. Они понимают, что курить, пить, употреблять наркотики - это плохо, а хорошо - заниматься спортом, физической культурой. И это с утра до вечера. Вот тогда молодое поколение не будет курить, и на курящих будут смотреть, как на изгоев. Вот тогда и здоровье нации повысится.



Вероника Боде: Однако у проблемы есть и другая сторона. Эксперты опасаются, что российский рекламный рынок довольно сильно пострадает от запрета на рекламу табака. Слово Игорю Буренкову, генеральному продюсеру холдинга "Росбалт-медиа"...



Игорь Буренков: Безусловно, здесь существует два аспекта. С точки зрения вообще развития общества, которое стремится, чтобы граждане, живущие в нем, развивались гармонично, были здоровы и счастливы, конечно, подобная инициатива - это прекрасно, потому что всем известно, какое количество жизней в год уносит табакокурение. Другой вопрос, что нужно просто очень четко просчитать, чтобы вместе с этими благими намерениями не произошло в большей степени негативной реакции. Ни для кого не секрет, что на развивающихся рынках табачные компании выступают очень крупными рекламодателями и, соответственно, позволяют развиваться медиа и, таким образом, стимулируют рынок и печатных изданий, и электронных СМИ. Поэтому однозначного ответа на этот вопрос... в этом плане сейчас сложно себе представить, как среагирует вся ситуация. Понятно, что бюджеты многих средств массовой информации у нас в стране пострадают, а соответственно, может получиться вместо благих идей, которые очень хорошо работают на развитых рынках... а у нас, поскольку еще и рынка как такового нет, и мы только развиваемся, могут быть и негативные последствия. Чего здесь будет больше, покажет время.


Единственное, мне кажется, будет не очень удачным то, что спонсорские мероприятия, которые ведут большие табачные компании, связанные со спортивными соревнованиями и разными другими массовыми видами развлечений, тоже окажутся под вопросом. В промышленном развитии наших отечественных производителей пока нет таких гигантов, которые смогли бы, на мой взгляд, компенсировать эту ситуацию, которая может возникнуть в связи с тем, что табачные компании просто будут вынуждены практически прекратить свою рекламную деятельность.



Вероника Боде: О каких примерно деньгах идет речь? Какие деньги будут исключены из оборота на рекламном рынке в этом случае?



Игорь Буренков: С моей точки зрения, здесь речь может идти о многомиллионных убытках, о сотнях миллионов, я думаю.



Вероника Боде: Как вы полагаете, а вообще пройдет ли введение этого запрета, ведь очень много заинтересованных сторон?



Игорь Буренков: Понимаете, красивые декларации, особенно когда все это связано с большими некими политическими событиями, всегда производят впечатление на общественное сознание, на общественное мнение. А другое дело, когда это все должно до реализации дойти. Присоединение к конвенции еще ни к чему, собственно, не приводит, если дальше законодательство не приводится в соответствующее также состояние, чтобы это было действительно на уровне законов. Но даже крепкая законодательная база, которая может очень строго регламентировать тот или иной процесс, это еще совсем не является фактом того, что это будет исполняться. Никакой закон не сделает вас честнее, умнее и добрее. Как раз наоборот, многие законы могут сделать вас наглее, хитрее и жаднее. Поэтому здесь вопрос, скорее, перемещается в плоскость морально-этическую, с моей точки зрения. Здесь ответственность коллективная должна быть, как у рекламораспространителя, так и у рекламодателя. Мы же живем в рыночной ситуации, по крайней мере, пытаемся в ней жить. Соответственно, надо тогда думать о тех компенсациях, какие могут быть для тех средств массовой информации, которые, может быть, от этого тоже откажутся, что они получат взамен, так же как и те же рекламные агентства, которые работают на этом рынке. Наверное, должны будут прийти клиенты, чтобы залатать эти дыры, которые будут у них образованы. Потому что, естественно, это огромные площади выкупаются агентствами под размещение рекламы табака и так далее. То есть это целая цепь определенных очень серьезных моментов.



Вероника Боде: Как вы думаете, производители табака могут, наверное, искать какие-то другие лазейки, обходные пути в случае запрета на рекламу?



Игорь Буренков: Наверняка будут искать обходы и лазейки. Любой жесткий закон, самый жесткий всегда ведет к тому, что ему находится обязательно противодействие, потому что все прописать в законе невозможно, и это просто даже и не нужно. Посмотрите, что произошло с рекламой пива. Мы же видим, что после того, как было запрещено использовать изображение животных, людей в рекламе, реклама пива же не исчезла, она просто стала другой, такой странной, просто главными действующими персонажами стали сами бутылки. Стало ли ее меньше? На мой взгляд, ее меньше не стало. Поэтому здесь надо думать перед тем, как что-либо делать. И в первую очередь надо делать и думать не законодателю, а тем, кто это производит, кто это размещает и кто, в конце концов, создает креатив для рекламы. Вот этих инициатив, конечно, на мой взгляд, просто катастрофически не хватает, нет даже специального общего органа, который мог бы воедино попытаться свести эти интересы.


XS
SM
MD
LG