Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Словесность на краю. Игорю Померанцеву исполнилось 60 лет


Программы Игоря Померанцева — энциклопедии голосов, хрипов, стонов, стуков, всего, из чего состоит звуковая вселенная

Программы Игоря Померанцева — энциклопедии голосов, хрипов, стонов, стуков, всего, из чего состоит звуковая вселенная

11 января прозаику, поэту и эссеисту Игорю Померанцеву, одному из ветеранов Радио Свобода, исполнилось 60 лет. Игорь Померанцев родился в 1948 году в Саратове, закончил романо-германский факультет Черновицкого университета. В радиожурналистике — с 1980 года. Автор радиопьес «Любовь на коротких волнах», «Любимцы господина Фабра», «Вы меня слышите?». Автор нескольких книг прозы, поэзии и эссе, в том числе книги «Радио "С"».


В эпоху, когда Игорь Померанцев начинал свою литературную жизнь, было модно заниматься так называемой «философией на краю». Речь шла о пограничных ситуациях человеческого существования, сознания, устоявшихся общественных и культурных норм. Эта философия, представленная разными именами от Сартра до Дерриды, постепенно превратилась в мэйнстрим и — тем самым — потихоньку исчерпала свою радикальность, свою, так сказать, «крайность». В отличие от философии, в литературе те, кто находится на краю устоявшихся литературных жанров, никогда не окажется в главном потоке литпроцесса — они всегда немного в стороне. Но именно такие писатели и поэты становятся законодателями моды — не читательской, а писательской, они, как отчаянные путешественники-одиночки, осваивают неизвестные территории словесности, чтобы потом, много лет спустя, за ними пришли многотомные романисты и устроили в этих райских уединенных уголках массовый читательский туризм со скидкой. Таким был князь Петр Андреевич Вяземский, Томас де Куинси, Жерар де Нерваль, Константин Вагинов. Померанцев-писатель — из этой компании.


Державин в своем «Памятнике» писал:


<…> первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину царям с улыбкой говорить.


В наше более демократичное время Игорь Померанцев дерзнул ввести в преимущественно водочно-пивную русскую словесность винную тему. Он много способствовал тому, что жанр «эссе», беспризорничавший в отечественной литературе, получил прописку, паспорт и повышение в литературной «табели о рангах». Он вывел свободный стих из поэтической лаборатории на простор читательского мнения, и даже — в эфир. Он сочинил, кажется, первый производственный роман в стихах, после «Пушторга» Сельвинского. Наконец, он дерзнул напомнить русскому читателю о существовании запахов и — в особенности — вкусов. Все это Померанцев проделал сбоку, находясь на обочине, на краю.


То же место у него и в радиоэфире. Его программы — энциклопедии голосов, хрипов, стонов, стуков, всего, из чего состоит звуковая вселенная. Слушателю остается только парить в этом эфире — как ангелу.


XS
SM
MD
LG