Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Восхождение на Эверест: интервью с вице-президентом Московской федерации альпинизма Юрием Хохловым


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: Скончался сэр Эдмунд Хиллари, первый покоритель Эвереста. С 1953 года, когда он совершил восхождение по пути, Хиллари прошли уже сотни альпинистов. С одним из них, вице-президентом Московской федерации альпинизма Юрием Хохловым, который в 2000 году совершал восхождение на Эверест, беседовал мой коллега Андрей Шарый. Разговор он начал с вопроса о том, остается ли Эдмунд Хиллари кумиром для нынешних альпинистов.



Юрий Хохлов: Я все-таки старшего поколения альпинист, поэтому для меня он по-прежнему остается фигурой культовой. Для молодежи более интересны современные альпинисты.



Андрей Шарый: Хиллари поднимался по какому-то относительно легкому маршруту, по вашим альпинистским меркам?



Юрий Хохлов: Тогда он был нелегкий, потому что первым всегда было сложно. Хотя реально сейчас это считается классическим маршрутом - с юга. По нему ходят, скажем так, коммерческие даже альпинисты.



Андрей Шарый: До сих пор Эверест остается главным испытанием для альпинистов или, несмотря на то, что это самая высокая гора, есть еще вершины и более сложные по восхождению?



Юрий Хохлов: Несомненно, более сложные есть.



Андрей Шарый: То есть у Эвереста сейчас значение только такое символическое?



Юрий Хохлов: Это тоже присутствует. На Эверест есть много маршрутов очень сложных, пройденных единожды и даже без попыток повторения. Традиционно ходят по двум маршрутам: классика с севера, это то, что в свое время пытались пройти англичане, и классика с юга. Технически есть, конечно, отличия. С юга если, то нужно проходить ледопад Кхумбу, очень сложный технически для прохождения ледопад. То есть там много очень разрывов и приходится городить... и лесенки ставить, провешивать его веревками. Он технически сложен для прохождения. Дальше технических сложностей особенно нет, по крайней мере, для серьезных альпинистов. С севера - передовой базовый лагерь на высоте 6400, приходят караваны яков. Технически там есть два участка. Первый - это подъем на лагерь 1 на 7000-7050. И уже заключительная стадия в районе 8500, так называемая "вторая ступень", примерно 15-20-метровая скала. В свое время китайцы установили железную лестницу, народ пользуется ей.



Андрей Шарый: Тяга людей подняться на Эверест меньше или по-прежнему идут и идут туда?



Юрий Хохлов: Думаю, что не уменьшается. На Эверест по-прежнему аншлаг, несмотря на очень вздутые цены на пермит.



Андрей Шарый: Какая национальная школа альпинизма сейчас считается самой лучшей?



Юрий Хохлов: Это трудно сказать. Вопрос полемизируется испокон веку. Считается, что российская школа альпинизма, высотного, по крайней мере, это тяжелая школа, когда применяется перестановка лагерей высотных, большая команда и обработка маршрута чуть ли не до последнего штурмового лагеря. Более спортивным считается прохождение в альпийском стиле, то есть подошли и начали работать на горе. Для восьмитысячников это очень сложно применимо.



Андрей Шарый: Расскажите, пожалуйста, как вы поднимались на Эверест и что вам помешало дойти уж до самой вершины?



Юрий Хохлов: У нас была команда человек восемь. Шли в таком тяжелом стиле, обрабатывали маршрут, ставили лагеря высотные. Последнее уже, когда мы получили достаточную акклиматизацию, установили все лагеря, тактика использования как бы набегающих волн... На Эвересте главная проблема - это угадать погоду, погода меняется, а выходить на вершину в хорошую погоду – это… пока четыре-пять лагерей пройдешь, четыре-пять дней, погода наверняка изменится. Поэтому мы выходили с разрывом в пару дней группами по три человека, по два, надеялись, что какой-то из групп наших удастся поймать погоду. Ну, так нам и удалось. У нас один человек сумел угадать погоду и взойти. Считается командной победой. Это был 2000-й.


XS
SM
MD
LG